Чиновники в Ивацевичах ищут опекуна для ребенка Анны Бахур

Похоже, вариант оставить ребенка с родителями в семье без опекуна даже не рассматривается...

19 августа министр труда и соцзащиты Марианна Щеткина приехала в Ивацевичи, чтобы встретиться с Анной Бахур, которая вместе с новорожденным ребенком несколько недель находится в больнице. И мама, и малыш здоровы, но чиновники все еще не приняли решения, могут ли супруги Бахур воспитывать ребенка, так как оба родителя имеют первую группу инвалидности.

 В Ивацевичах у матери могут забрать новорожденного ребенка,
потому что его родители — инвалиды
 

Еще недавно местные врачи и чиновники заявляли, что родители должны найти опекуна, иначе ребенка заберут в дом малютки. Министр Щеткина взяла вопрос на личный контроль, заявив, что разлучать маму и ребенка нельзя. Однако юристы, которые консультируют семью Бахур, говорят, что в этой истории пока рано ставить точку.


Анна Бахур и маленький Костя. Фото БЕЛТА

Либо опекун, либо дом малютки

По словам координатора Офиса по правам людей с инвалидностью Сергея Дроздовского, чиновники по-прежнему пытаются найти опекуна для сына Анны. Вопрос обещают решить в начале сентября.

«Приезд Марианны Щеткиной в Ивацевичи — знаковый и неожиданный, но решение пока не принято», — говорит он.

По словам специалиста, проблема в том, в Беларуси по-прежнему считается нормой забрать ребенка из семьи из-за того, что его родители имеют инвалидность. Так как история Анны Бахур сейчас широко обсуждается в обществе, органы опеки не решаются забрать ребенка из семьи.

«Они настойчиво уговаривают Анну согласиться на назначение опекуна, — говорит Сергей Дроздовский. — И уже нашли кандидатуру».

Речь идет о социальном работнике, которая, как пишет БЕЛТА, «готова оформить опеку над ребенком для того, чтобы не разлучать его с родителями».

«Надо посмотреть, чтобы у нее с родителями был контакт», — заявила вчера в Ивацевичах Марианна  Щеткина. 

Naviny.by связались с потенциальным опекуном, свое имя женщина просит пока не указывать.

«Я не знала раньше Аню лично, но у нас в городе все слышали про ее ситуацию, — говорит она. — В исполкоме сказали, что срочно нужен опекун, чтобы не разлучать маму с ребенком. Я думаю, это сейчас самое важное. У нас есть комната, где Аня может быть с ребенком, чтобы она не просто приходила к нему, а жила там. Важно, чтобы она продолжала кормить его. Мы общаемся с ней, у нас хорошие отношения, мы уже гуляли с Костиком».

Похоже, вариант просто позволить родителям воспитывать родного ребенка даже не рассматривается: либо опекун, либо дом малютки. И это, по мнению специалистов Офиса, результат неправильной трактовки закона.

Напомним, медики и чиновники в Ивацевичах ссылались на постановление Минздрава. Юристы, однако, отмечают, что данный документ был принято не для того, чтобы забирать детей из семьи, а в раскрытие норм Кодекса о браке и семье.

В статье 93 кодекса отмечено, что родители, которые не могут выполнять родительские обязанности по состоянию здоровья на основании заключения ВКК, могут не возмещать государству расходы, затраченные на содержание детей, которые находятся в интернате.

Неправильное трактование закона, считает Дроздовский, приведет к тому, что истории, подобной той, что происходит в Ивацевичах, будут повторяться в других регионах.

«Многим женщинам с инвалидностью врачи предлагают прервать беременность»

После того, как Naviny.by опубликовали статью про семью Бахур, в редакцию обратилось несколько семей, где оба супруга также имеют инвалидность. Они рассказали, как воспитывают своих детей и как общество воспринимает таких родителей.

«У меня первая группа инвалидности по зрению, у жены тоже, — говорит Виталий из Гомеля. — Ребенка мы планировали, поэтому очень радовались, когда узнали, что жена беременна. Я ходил с ней на все обследования. Помню, как гинеколог спросила: «Зачем вам нужен ребенок?» И посоветовала прервать беременность. Мы, конечно, отказались. Это, кстати, распространенная ситуация — все наши знакомые инвалиды, у кого есть дети, сталкиваются точно с таким же подходом врачей. Потом доктор потребовала, чтобы на следующий осмотр мы пришли с родителями. Мы, конечно, удивились, потому что оба взрослые дееспособные люди, причем здесь родители? На следующий прием все-таки взяли с собой маму, но ее даже не позвали в кабинет.

После родов к нам не было никаких вопросов. Ребенок родился здоровый, мы регулярно ходили на все осмотры. Потом неожиданно участковый врач сказала, что нам надо явиться в поликлинику. Там от нас потребовали пройти комиссию, причем никто толком не объяснял, с какой целью. Мы прошли несколько врачей, но когда поняли, что проверяют нас, чтобы в последующем забрать ребенка, мол, два инвалида не могут его воспитать, просто не пошли дальше по врачам. На этом все и закончилось. Видимо, про нас просто забыли.

Но я знаю, что наши знакомые, тоже инвалиды, сталкиваются с проблемами при рождении второго ребенка — родителей тогда начинают проверять, тягать по комиссиям. Мы планируем второго ребенка, поэтому опасаемся, что и у нас могут быть проблемы. Тем более на фоне ситуации в Ивацевичах».

Жительница Минска Елена — инвалид первой группы, у нее проксимальная спинальная амиотрофия. Муж также инвалид первой группы.

«Мне предлагали прервать беременность, говорили, что я могу умереть на операционном столе. Но я наотрез отказалась. Заявила, что поеду в Минздрав и скажу, что доктор против рождения детей. Больше мне этот вопрос не задавали. Врачи понимают по настроению родителей, с кем можно воевать, а кого лучше не трогать. Думаю, мама из Ивацевичей растерялась, не знала, как себя вести, поэтому ее и начали пугать, что заберут ребенка, — считает Елена. — Я ничего не могу сделать физически — ни положить, ни посадить ребенка. Муж мой, как и я, не ходит, он также инвалид первой группы. Нам помогает няня, мы нанимали ее сами, от государства такая помощь нам неположена. К нам иногда приходит медсестра, смотрит, какие условия для ребенка. Мы очень стараемся, никаких вопросов со стороны медиков, органов опеки к нам не было».

Жительница Гродно Наталья — инвалид второй группы по зрению, ее супруг — инвалид первой группы.

«Когда я еще была беременная, врач-генетик уговаривала меня сделать аборт, говорила, мол, зачем мне проблемы, здоровый ребенок у меня не родится и так далее. Но я отказалась. Потом, когда мне сделали УЗИ, которое показало, что малыш развивается нормально, я встретила этого врача, она даже смотреть в мою сторону не хотела, — рассказывает Наталья. — В роддоме мне очень помогали медсестры, врачи. С пониманием относились к ситуации. Через пару дней нас выписали домой. Никаких вопросов, чтобы забирать у нас ребенка или искать опекуна не было. Это же дикость какая-то. Мы живем отдельно от родителей. Они нам иногда помогают, но это не значит, что мы не можем быть родителями».