Дом купца Муравьева в Гродно. Разрушение вместо восстановления

В центре Гродно более 20 лет разрушается памятник архитектуры — бывший дом купца Муравьева. Здание снова выставят на продажу…

Дом купца Муравьева стоит в самом центре Гродно. Местные жители и туристы уже более 20 лет наблюдают за его постепенным разрушением. В 2005 году здание купил «Белорусский народный пенсионный фонд». Инвесторы планировали переделать здание под гостиницу, однако за 10 лет свои обещания так и не выполнили. Сейчас дом Муравьева снова готовят к продаже.

История этого объекта наглядно показывает, как в Беларуси зачастую складывается судьба исторических объектов. 

 
Центральная площадь Гродно, 1910-е гг.

Дом купца Муравьева в стиле модерн был построен в средине1890-х. В книге «Біяграфія гарадзенскіх вуліц» отмечено, что здесь находилось Гродненское отделение Белостоцкого коммерческого банка и магазин мануфактурных товаров. Здание было богато отделано как снаружи, так и внутри: лепнина, кованые детали, несколько кафельных печек, изображения которых печатались в альбомах, посвященных Гродно.

Жители города помнят дом Муравьева как бывшую библиотеку имени Карского. С 1921 по 1932 год библиотека занимала здание по улице Ожешко, но в 1932 году собственник потребовал освободить помещение, и библиотеку перенесли в бывший дом купца Муравьева.

Немцы заняли здание сразу же после взятия города, и библиотека вернулась сюда только в 1944-м. Здание требовало ремонта: осколками снарядов была повреждена крыша, выбиты окна, также была уничтожена электропроводка, а библиотечное оборудование — сожжено. Многое удалось восстановить. Библиотека работала здесь до 1990 года. А в январе 1991-го переехала в здание Нового замка, которое до этого занимал обком партии.

«Мы переехали, потому что в доме Муравьева не вмещался весь наш фонд, было тесно. Кроме того, там были проблемы с перекрытиями. Тот объем книг, который там был, мне кажется, мог нарушить конструкцию, — рассказывает сотрудница библиотеки, которая застала переезд. — Помню, там был роскошный камин, но мы им, конечно, не пользовались, он был как предмет интерьера. Здание потом долго не могли продать. В средине 90-х оно начало разрушаться, там даже бомжи, говорят, жили. Конечно, больно было на всё это смотреть».

Из бюджета шли деньги на реставрацию, но здание продолжало разрушаться

В 1997 году гродненский журналист Дмитрий Кисель писал, что дом Муравьева выглядит так, будто бы перенес нашествие варваров: «Не осталось ни одного целого камина, лестничные поручни вырваны. Лепнина с потолка и стен отбита».

Как только библиотека переехала в Новый замок, дом Муравьева уже никто не охранял — закрепили двери, окна забили досками и на этом всё.

В 1991-1992 годах из областного и республиканского бюджетов были выделены деньги на проектные работы по реконструкции здания, но по факту ничего не сделали. Несколько лет памятник архитектуры в центре города находился без присмотра. Хулиганы выбили окна, попасть внутрь мог каждый желающий, чем охотно пользовались неформалы и бомжи.

В 1994 году «Гроднооблимущество» выставило на продажу два здания в городе — бывший филиал историко-археологического музея по улице Космонавтов и здание библиотеки по улице Замковой. Полученные деньги (около 37 тысяч долларов) должны были пойти на реконструкцию и капитальный ремонт дома Муравьева. На конкурс поступило две заявки — от иностранного предприятия «Концепт-93» и ООО «Пульс». Договор в итоге заключили с «Пульсом». Управление культуры облисполкома брало на себя оплату строительных работ, генподрядчик — проектную документацию.


Внутренний дворик возле дом купца Муравьева в начале 2015 года

В марте 1995 года компания «Пульс» получила почти 26 тысяч долларов из областного бюджета, а на следующий день после перечисления денег на счету «Пульса» было уже меньше доллара. Бюджетные миллионы рублей руководство компании потратило на югославскую плитку для другого объекта, а на оплату работ по дому Муравьева взяло кредит в «Приорбанке» (около 17 тысяч долларов).

Через несколько месяцев в качестве субподрядчика к работе подключился второй участник торгов — «Концепт-93», гендиректором которого был экс-управляющий делами облисполкома Георгий Хвесько.

Однако сроки сдачи объекта были провалены, брак и приписки профинансированы из бюджета. В итоге генподрядчик не только не выполнил условия договора, но и оставил без охраны историческое здание. 

 
Так выглядят исторические здания в Гродно с обратной стороны от центральной площади

Областная прокуратура провела проверку, в ходе которой было установлено, что в здании на Советской площади уничтожены перекрытия с первого по второй этаж, конструкции пола, деревянные лестницы, декоративный художественный кафель, пять кафельных печей, внутренние оконные рамы с фурнитурой.

Также были повреждены витражи, художественная резьба интерьеров, настенная живопись, лепные карнизы, фонари над лестницами. Кроме того, были украдены мраморные подоконники, деревянные поручни и декоративные элементы парадной лестницы, латунная фурнитура и декоративные элементы дверей.

Игорь Мартыненко, который в те годы был начальником отдела областной прокуратуры, говорит, что в 1997 году по результатам проверки было возбуждено уголовное дело. Но до суда оно так и не дошло:

«Сначала дело было приостановлено в связи с тем, что не было установлено лицо, которое совершило преступление. А потом прекращено по истечению срока давности».

В 1999 году газета «Звязда» сообщала, что президент ООО «Пульс» Абрам Рудашевский уехал в США, а начальник управления культуры Вячеслав Брыкач, который подписывал с ним договор, — ушел на пенсию.

Таким образом, дело о разрушении и разграблении дома Муравьева, замяли. 10 лет спустя исторический объект ждало новое испытание.

За 10 лет инвестор сделал только фасад и кровлю

В 2005 году по итогам аукциона историческое здание на Советской площади получил «Белорусский народный страховой пенсионный фонд» (БНСПФ). Сумму сделки руководство компании не разглашает, ссылаясь на коммерческую тайну. Однако известно, что за аренду земельных участков, на которых размещен объект, фонд платит государству около 2 тысяч долларов в год.


Многие жители Гродно помнят дом Муравьева еще с красным фасадом.
Фото
vandrauniczy 

Инвесторы обещали сделать реконструкцию и открыть в центре Гродно гостиницу. Но всё, что могли за прошедшие десять лет увидеть местные жители и туристы — это ширма с названием «Муравьефф-отель» и перекрашенный фасад здания.

«Белорусский народный страховой пенсионный фонд» довольно успешно работал на рынке страховых услуг с 1992 года. В состав учредителей входили «Беларуськалий», «Милавица», Белорусский союз предпринимателей и другие известные организации.

Но в 2013 году разгорелся скандал. Председатель Комитета госконтроля доложил президенту, что крупные госпредприятия («Беларуськалий», «Брестэнерго», «Гродноэнерго») направляли в частный фонд огромные средства на добровольное страхование дополнительной пенсии. БНСПФ, в свою очередь, размещал деньги на депозитах в банках. Полученные доходы владельцы компании использовали в личных интересах.

По данным КГК, средняя зарплата директора фонда в 2012-м была почти 3,5 тысячи долларов. Дивиденды за год составили около 340 тысяч долларов.

Руководство фонда отмечало, что компания исполняла все обязательства перед госпредприятиями. Но Лукашенко настоял, чтобы в течение месяца «дивиденды, вложенные в особняки и прочее, были возвращены».

В СМИ была обнародована информация, что в 2008 году директор фонда Ирина Гузовская и ее супруг Игорь Ковалев, который был председателем наблюдательного совета, приобрели две квартиры в престижном районе Минска, а также участок земли под Заславлем, на котором построили четырехъярусный коттедж. По крайней мере, до 2008 года семейной паре и подконтрольной им компании «Спецпродмаш» принадлежали 70,1% акций фонда.

После громких заявлений Лукашенко «Беларуськалий», «Брестэнерго» и «Гродноэнерго» ушли из «Белорусского народного страхового пенсионного фонда». Страхование дополнительных пенсий они перевели в государственную компанию «Стравита». Поскольку три этих предприятия обеспечивали до 85% всех страховых взносов, которые собирал БНСПФ, прибыль компании уменьшилась почти в семь раз.

В 2013-м по указу Лукашенко «Белорусский народный страховой пенсионный фонд» был переименован в «Мега полис». И уже в следующем году фонд лишили лицензии на осуществление страховой деятельности. Минфин, в частности, обнаружил, что в уставном фонде организации не хватает минимально необходимой суммы средств. Все договоры «Мега полиса» перешли опять-таки к «Стравите».

Дом купца Муравьева — не единственный объект недвижимости, в который инвестировал фонд. В прессе сообщалось, что компания собиралась за свой счет реконструировать Летний амфитеатр в Витебске, приобрела офисы в Минске и Могилеве, а также участок в центре Бреста для строительства многоквартирного дома с магазинами и офисами на первом этаже. 

 
Так выглядел дом купца Муравьева внутри в начале 2015 года

Что касается дома купца Муравьева, то заказчиком реконструкции стала компания «Спецпродмаш». Та самая, которая принадлежит супругам из руководства БНСПФ. Подрядчиком реконструкции дома Муравьева выступила гродненская строительная фирма «Кардена». Но после прокурорской проверки в 2011 году фонду было вынесено предупреждение, а к строительным работам привлечена другая местная компания — ООО «Тория». Известно, что в 2012 году «Спецпродмаш» судился с фирмой «Кардена». 

 

Как сообщил сотрудник ООО «Тория», последний год строительные работы по реконструкции дома Муравьева не ведутся вообще: «У инвестора нет денег, поэтому сейчас нам платят только за то, что мы присматриваем за объектом».

За первый квартал 2015 года «Мега полис» ушел в минус на 918 млн рублей.

Дом Муравьева снова выставят на продажу

За 10 лет, которые прошли с момента продажи дома Муравьева на аукционе, в порядок привели только фасад и кровлю исторического здания. Внутри стены подготовлены к отделке, но за оформление интерьеров никто не брался.

В прошлом году с объекта украли 120 кг медных пластин для крыши. Оказалось, что здание, как и 20 лет назад, никто толком не охранял. На новых дверях и фасаде уже «красуются» несуразные граффити. 

 

Старший помощник прокурора области Светлана Зайцева отмечает, что применить санкции к инвестору сложно: в договоре купли-продажи, который заключили с пенсионным фондом, не была прописана ответственность за нарушение сроков и условий ввода объекта.

«Мы можем поставить вопрос об изъятии в доход государства, если здание будет разрушаться. Но пока этот вопрос не рассматривается», — отметила специалист.

Начальник главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома Павел Скробко говорит, что ситуация с реконструкцией дома Муравьева местные власти не устраивает:

«Но что мы можем поделать? Конечно, нужно было по-другому заключать договор, но я тогда еще не работал. Сегодня мы беседуем с собственником, пытаемся сдвинуть дело с мертвой точки, но денег у инвестора нет».

Дела о разрушении памятников архитектуры до суда не доходят

В белорусском законодательстве предусмотрена ответственность за умышленное уничтожение либо повреждение историко-культурных ценностей. Однако, как показывает практика, если уголовное дело по данному факту и возбуждают, до суда оно обычно не доходит.

Председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович вспоминает, что в 2013 году во время строительства моста был поврежден равелин на территории Брестской крепости:

«Уголовное дело тогда было закрыто, так как главный фигурант — УКС Брестского облисполкома — компенсировал в бюджет стоимость нанесенного ущерба».

Что касается реконструкции дома Муравьева, Астапович считает, что если в договоре не прописаны сроки реконструкции и санкции за невыполнение данного обязательства, то сегодня инвестору предъявить нечего.

«Объект стоит законсервированный. С точки зрения закона «Об охране историко-культурного наследия» тоже нет претензий», — говорит он. 

 

Гродно — один из самых популярных туристических городов в Беларуси. Однако здесь по-прежнему не хватает доступных гостиниц, кафе и ресторанов. Поэтому то, что в самом центре города более 20 лет стоит здание, которое никак не используется, конечно, возмущает и приезжих, и горожан.

Гродненский историк Андрей Вашкевич отмечает, что сегодня дом купца Муравьева больше исполняет роль декорации.

«Всё, что плохое могло случиться с этим домом, уже произошло в 1996-1997 годах, — говорит он. — Там был шикарный интерьер: витражи, цветные фонари, кафельные печи с позолоченными картушами, кованые решетки. Всё это было уничтожено и разграблено буквально за год. То, что происходит в последние годы — бесконечное продолжение той самой истории. Хорошо, что в 2013 году сделали крышу и фасад. Но дом купца Муравьева — не самый проблемный объект в Гродно. Несколько десятков зданий стоят без отопления, нуждаются в восстановлении»

 

В компании «Мега полис» отказываются комментировать ситуацию с реконструкцией дома Муравьева. В отделе коммунального имущества и приватизации горисполкома тем временем сообщают, что собственник ищет новых покупателей для этого здания.




Оставьте комментарий (0)
  • Безответственное отношение к историко-культурным ценностям страны!это наша истоия, наше прошлое и мы должны это беречь!