Люди живут в интернатах, потому что им деться некуда

Практика сопровождаемого проживания для людей с инвалидностью постепенно получает в Беларуси большее распространение, однако…

В Беларуси на государственном уровне необходимо разработать дорожную карту деинституализации — перехода от практики пребывания людей с инвалидностью в интернатах к их сопровождаемому проживанию. Четкий и подробный план действий по этому вопросу нужен для того, чтобы избежать патовой ситуации, когда интернаты начнут закрываться, а услуг на дому для инвалидов больше не станет.


Фото Дениса Шереметьева

Практика сопровождаемого проживания для людей с инвалидностью постепенно получает большее распространение, однако применяется, в основном, в интернатах — для адаптации к условиям быта и трудовой деятельности, подготовке к самостоятельной жизни. Цель максимум — чтобы человек смог жить не в интернате, а в своей квартире или общежитии.

По данным на 1 июля 2015 года, услугу сопровождаемого проживания в Беларуси получали 1444 человека в 15 интернатах (на 1 июля 2014 года было 877 человек).

Старший научный сотрудник НИИ труда Министерства труда и социальной защиты Янина Ладышева в качестве примера сопровождаемого проживания привела Богушевский дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития (Витебская область), где в двух частных домах живут по четыре человека.

Подготовка молодых людей к самостоятельной жизни длилась два года. Теперь они ведут практически независимый образ жизни и даже обеспечивают себя некоторыми продуктами (молоком, яйцами, овощами) с приусадебного хозяйства.

Практика сопровождаемого проживания будет в интернатах распространяться и далее, отметила Янина Ладышева, хотя это требует дополнительных средств, так для организации независимого проживания вне интернатов необходимы жилые помещения.

Применяемая сейчас государством практика, когда бюджетные средства тратятся на социализацию и сопровождаемое проживание в интернатах вызывает вопросы у людей, которые выступают за деинстуализацию, то есть за уменьшение числа интерантов и как можно более независимый образ жизни людей с инвалидностью.

Так, с 2009 года принимает жильцов общежитие для молодых людей с инвалидностью «Открытые двери»  — это две квартиры в Минске. Проект реализует Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам.

В течение дня проживающие в общежитии парни и девушки посещают мастерские общественных организаций или отделения дневного пребывания территориальных центров социального обслуживания населения. С понедельника по пятницу, после окончания «работы», жильцы возвращаются в свое учебное общежитие. С ними работают сотрудники общежития, которые развивают и закрепляют навыки самостоятельной жизни. Такие как приготовление пищи, совершение покупок, уборка жилья, уход за одеждой и другие. На субботу и воскресенье молодые люди едут домой к родителям.

Как рассказала председатель ассоциации Елена Титова, они не раз обращались в комитет по труду и занятости Мингорисполкома с предложением использовать их опыт.

«Нам отвечали, что на социальное сопровождение нет средств», — отметила Елена Титова.

При этом бюджетные средства используются на подготовку инвалидов к сопроводительному проживанию в интернатах. Возможно, считает эксперт, было бы эффективней перенаправить эти средства на приемные семьи и общежития для инвалидов, где они быстрее и эффективнее будут вырабатывать навыки самостоятельного проживания.

Старший научный сотрудник НИИ труда Янина Ладышева, в свою очередь, заметила, что далеко не все люди с инвалидностью готовы покинуть интернаты, быть более самостоятельными и вести более независимый образ жизни.

Неготовность покинуть интернат не означает желание инвалида жить там. Люди не выбирают интернаты, жизнь заставляет там селиться, потому что услуг на дому и в центрах социального обслуживания недостаточно, отмечает юрист Офиса по правам людей инвалидностью Сергей Дроздовский.

Подтверждением его слов может служить рассказ мамы 35-летнего мужчины с тяжелым психиатрическим диагнозом:

«У сына шизофрения. Он жил дома до 30 лет. Я работала, он получал пенсию по инвалидности, но с каждым годом у меня появлялось всё больше проблем. Вроде он был компенсирован, но вдруг оказывалось, что лекарства не действуют — уходил из дома, терялся. Случались немотивированные приступы агрессии, руку мне сломал. И что мне делать? Психиатрическую бригаду вызывать? Было, что вызывала, но чаще всего сама справлялась, потом пыталась довезти до врача, на такси, конечно. Работу пришлось бросить, ему становилось хуже, однажды зимой ушел раздетый из дома. В общем, я не выдержала и оформила документы в интернат, теперь привожу домой на выходные. Пенсия практически уходит государству. Я вижу, что ему там лучше. Общение, которого он был лишен очень долго, нормальный медицинский контроль. Я получила ночи со сном, возможность немного подрабатывать. Я никогда не скажу, что интернат — это плохо, потому что сыну там хорошо, я вижу. Однако если бы он мог жить дома, если бы была какая-то возможность наладить нормальную жизнь, конечно, я бы не хотела, чтобы он жил в интернате, но так уж вышло».

Получается, родственники вынуждены отправлять своих близких в интернаты, потому что у них нет возможности получить соответствующие социальные услуги, чтобы наладить быт дома. В интернаты вынуждают селиться также проблемы с доступностью собственного жилья, в частности, его неприспособленность для нуждающихся в безбарьерной среде. А проблема нехватки жилья в целом является преградой для сопровождаемого и самостоятельного проживания инвалидов.

Сейчас в Беларуси работает 80 учреждений социального обслуживания, в том числе 47 психоневрологических, где живет около 19 тысяч человек. Все проживающие в интернатах психоневрологического профиля лишены дееспособности, а опека над ними передается директорам интернатов.

 
Еще одна проблема — в Беларуси нет единого стандарта, по которому можно оценивать качество услуг в интернатах.

«Анализ норм, регулирующих попадание в дома-интернаты и бесплатного проживания там, не дает исчерпывающего однозначного определения отношений между жильцом и собственником (государством). Такое положение ставит, например, под сомнение справедливость изъятия 90% пенсии под гарант полного обеспечения, как это происходит в интернатах. В открытом доступе практически нет информации о деятельности интернатов в части выполнения стандартов качества жизни жильцов, бюджета, обеспечения кадрами (количественно и качественно)», — отметил Сергей Дроздовский.

Всех, кого заселяют в психиатрические интернаты, автоматически лишают дееспособности, что является препятствием для самостоятельного проживания в будущем. Это «в целом порочная практика, так как людей лишают права на труд, образование, участие в общественной и политической жизни, а также неприкосновенность личности», подчеркнул юрист Офиса по правам людей с инвалидностью.

«Данная практика не имеет жесткого законодательного регулирования, тем не менее, распространена повсеместно, — отметил Сергей Дроздовский. — В данном случае превалируют интересы интернатов, и их руководству проще распоряжаться средствами, приходящимися на проживающего, его административным управлением. И это пора менять».