«Беларусь без крайностей». Реформы на горизонте

Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре.

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by

Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

Истерией делу не поможешь

Продолжает набирать обороты медийное «переваривание» темы российской авиационной базы в Беларуси. Пока официальный Минск держит паузу и не делает публичных комментариев, информация, слухи, домыслы и эмоции приходят из других мест.

Так, российская «Независимая газета» сообщила о том, что авиабаза в Бобруйске начнет функционировать уже в январе 2016 года.

Понятно, что в сегодняшних условиях эта тема совершенно некомфортна для белорусских властей, да и общества в целом, если вопрос вынести на более широкое и глубокое публичное обсуждение. Практически со всех точек зрения перспектива появления на нашей территории полноценной военной базы иностранного государства создает множество неудобств для белорусского внутри- и внешнеполитического сознания.

И дело не столько в приближающихся президентских выборах, перед которыми вопрос базы, как считают многие, нежелателен для электоральной кампании Александра Лукашенко. Здесь затрагиваются куда более фундаментальные нервы страны.

Прежде всего, появление российской базы поставит под сомнение саму концепцию активного нейтралитета, которая последние несколько лет созревала в наших дипломатических и экспертных кругах. Поставить под сомнение — не значит поставить крест, однако приятного мало. Тем более что эта концепция начала рождаться не в теоретических дискуссиях, а в контексте самой настоящей войны вблизи белорусских границ.

Также иностранная база — это еще один шаг к осложнению региональной ситуации, негативно сказывающийся на системе безопасности в Восточной Европе. А это, как мы помним из истории, для Беларуси часто заканчивалось не очень хорошо. Наконец, масса неудобств возникает с психологической и даже ментальной точек зрения.

Однако если руководство России твердо намерено довести дело до конца и готово приложить для этого серьезные усилия, то вариантов тут мало.

При этом важно не впадать в истерию, как это сейчас делают некоторые любители конспирологии и не выдерживающих методологической критики «экспертных докладов». Публичные вбрасывания таких докладов не только по-дурацки выставляют их авторов, но и нагнетают и без того сложную ситуацию.

Вместо этого нужно серьезно думать о том, как в потенциально новых реалиях снять наиболее неприятные для национальных интересов страны последствия. Об инициативах в области безопасности и европейско-евразийского сотрудничества, которые будут этому способствовать.

Антон БолточкоАнтон Болточко

В ожидании реформ

Первый зампредседателя Нацбанка Тарас Надольный пообещал обнародовать программу структурных реформ Беларуси уже в середине октября.

Пару важных моментов по реализации такой программы можно вынести из недавнего общения с предпринимателями Могилева в ходе презентации исследования «Либерального клуба» «День свободы от налогов в Беларуси-2015».

Во-первых, за достаточно большой промежуток времени белорусская власть не раз давала обещания народу (предпринимателям, в частности). Обещали заработную плату в $1000, стабильный курс национальной валюты, прекращение постоянных проверок и т.д. Однако львиная доля сказанного не была исполнена.

В результате люди не только перестали доверять словам власти — они перестали ее слушать.

Потеря доверия — серьезный фактор, усложняющий проведение любых изменений в стране. Поэтому государству очень важно приложить все усилия, чтобы граждане поверили в возможность структурных реформ, о которых все чаще говорят на разных уровнях власти.

Второе наблюдение — фактически полное исключение государством из процесса обсуждения и принятия решений тех, кто в этом заинтересован.

Это приводит к тому, что чуть ли не любое новшество со стороны властей практически на 100% воспринимается гражданами негативно. Даже если изменения носят созидательный характер.

Следовательно, государству необходимо подключать к процессу выработки решений тех, кто выражает интересы различных групп населения. В ином случае достигнуть консенсуса при разработке и реализации программы реформ будет чрезвычайно сложно.

Еще один важный фактор — необходимость проводить реформы в Беларуси последовательно. Ведь когда происходит откат назад — это еще больше подрывает доверие граждан.

Также не стоит делать ставку на полумеры, способные только ухудшить текущее состояние экономики Беларуси. Изменения должны быть комплексными и решительными.

Никита БеляевНикита Беляев

Кому проводить реформы в стране?

Сегодня внимание многих приковано к теме выборов. Программы кандидатов, ход избирательной кампании, теледебаты — политическая жизнь в стране традиционно оживает раз в пять лет. Однако все чаще звучит вопрос: что же будет после 11 октября? Ожидать ли девальвации, изменений в экономической и социальной сферах и, в конце концов, стоит ли надеяться на хоть какие-то реформы?

Ситуация в экономике развивается не по оптимистическому сценарию, и поводов для веры в лучшее все меньше.

Возможно, именно эта ситуация вынудит власти пойти на какие-то преобразования. Однако поневоле задаешься вопросом: а есть ли те, кому эти реформы проводить? Способен ли отечественный госаппарат в своем нынешнем состоянии на проведение пусть и гипотетических реформ? Как и любая система, белорусское госуправление имеет свои слабые и сильные стороны.

Сильные стороны — это опыт разработки документов реформаторского характера и новая команда в экономическом блоке правительства. Так, власти разрабатывали директиву № 4, дорожную карту для МВФ, да и экономическая часть предвыборной программы Александра Лукашенко проработана достаточно профессионально (вопрос в том, будут ли ее исполнять). Таким образом, разработать меры по реформированию экономики госаппарат вполне способен. Еще один плюс — новые назначенцы в Нацбанке и Минэкономики, проталкивающие в экономическую политику взвешенные и нужные меры.

Усложнить же процесс преобразований может следующее. Во-первых, существующий процесс согласования законопроектов не приспособлен для проведения реформ. Во-вторых, помимо умелых разработчиков, нужны эффективные исполнители — те, чьими руками преобразования будут проводиться. С этим, если судить по качеству реализации многих документов в белорусском госаппарате, существует большая проблема. Третьим фактором является закрытость системы госуправления и отсутствие стремления к диалогу. Как показывает практика, без этих факторов реформы проводить значительно сложнее.

Картина вырисовывается следующая: дорожная карта у белорусской экономики весьма вероятно будет, но вот комплексные преобразования на практике если и будут реализовываться, то с большим скрипом.

Вадим МожейкоВадим Можейко

Забудьте про «Мы, братья…», наши в Вене!

Череда финансовых и организационных скандалов, срывов сроков и внутриминистерских конфликтов — и вот публика увидела заранее наскучивший всем фильм «Мы, братья…» (в международном прокате — «Код Каина»).

До минской премьеры, вроде бы, был показ в Лос-Анджелесе, о котором известно со слов продюсера проекта Сергея Ждановича, и премьера на фестивале «Киношок» в Анапе. Характерная деталь: кроме официальных пресс-релизов, в сети нет никакой информации об этом кинопоказе. Только критический комментарий российского режиссера Юрия Фетинга:

«Много денег. Много трюков и полный ноль смысла. Ожидали большего, но получился глуповатый боевик в стиле Дэна Брауна».

Впечатления от минской премьеры были такими же, а порой и хуже. Полное единодушие: во всех репортажах с премьеры пишут про смех в зале, уходящих зрителях, отсутствовавшего режиссера или бессмысленность сюжета.

В том же ключе высказался на премьере и министр культуры Борис Светлов, после чего вышел из зала даже до начала показа фильма:

«Я не только посмотрел фильм, можно сказать, я его уже монтировал, только не озвучивал. Если коротко, я принимал участие в производственном процессе. Кто-то должен собрать общие мысли, выложить их в виде технического задания и потом следить, чтобы был снят фильм, отвечающий потребностям самого широкого круга зрителей».

Секрет полишинеля: чиновники от культуры фильмом недовольны, равно как и финансовыми аппетитами Сергея Ждановича. Оно и понятно: государство выделяло «Нонстоп Медиа» $2 млн не для того, чтобы потом министру приходилось лично заниматься работой над фильмом.

В широкий прокат «Мы, братья…» выходит только 1 октября, но, судя по всем отзывам, смотреть там можно только на трюки и полуэротические сцены.

Вместо оценок и выводов по этому непотребству хочется напомнить, что белорусская культура на самом деле совсем другая. Параллельно в эти дни в Музее истории искусств Вены состоялась премьера пьесы Виктора Мартиновича. Давайте лучше будем гордиться этим событием и поскорее забудем про позор «Мы, братья…».

Александр Филиппов Александр Филиппов

Национальная «Бедавиа»?

21 сентября белорусские СМИ опубликовали нетипичную новость: самолет авиакомпании «Белавиа», направлявшийся из Минска в Рим, из-за сообщения о проблемах с герметизацией вернулся в аэропорт вылета. Это событие оживило дискуссии о соотношении цены и качества предоставляемых монополистом услуг.

Масла в огонь подлила и информация Минфина: несмотря на завышенные тарифы и весьма скромный сервис, «Белавиа» по итогам первого полугодия вошла в топ-5 самых убыточных белорусских предприятий. Характерно, что на сайте авиакомпании нет никаких сведений ни об этом инциденте, ни о ряде других происшествий, упомянутых в комментариях к новости.

Можно ли говорить о тенденции к снижению уровня безопасности в «Белавиа»? Для этого обратимся к сайту AirlineRatings.com, специализирующемся на оценке безопасности 99% существующих в мира авиакомпаний. По рейтингу безопасности «Белавиа» имеет 5 баллов из 7, что является средним уровнем для европейской компании. Для сравнения: «Аэрофлот», Ural Airlines, Transavia, Ukraine International, LOT имеют «семерки».

Однако еще два года назад «Белавиа» также получила 7 баллов и даже была отмечена редактором сайта. То есть ухудшение ситуации очевидно.

Исходя из опубликованных критериев, «Белавиа» потеряла баллы на соответствии критериям безопасности, которые предъявляет Международная организация гражданской авиации. Компания выполняет только 2 из 8 (они носят преимущественно узкотехнический характер). Примечательно, что рост издержек и цен у «Белавиа» происходят на фоне относительно благополучного положения у соседних перевозчиков.

Конечно, отмеченная тенденция кажется локальной, но она является тревожной в контексте общей ситуации в Беларуси. Ухудшение экономического положения в стране оборачивается ускоряющейся технологической деградацией всех сфер. Отток специалистов, снижение квалификационных требований, закупка некачественного оборудования, пересмотр стандартов, «проедание» инновационных фондов, имитация модернизации приводят к снижению уровня защищенности и безопасности потребителей. А госмонополизм и повсеместное использование административного ресурса даже не оставляют нам выбора…