«Беларусь без крайностей». Призрак бродит по Беларуси — призрак чего?

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре.

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by

Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

Какой призрак бродит по Беларуси?

Призрак бродит по Беларуси... — так, наверное, справедливо будет переписать первую строку известного сочинения Карла Маркса. Только вот призрак чего?

Реформ? Очень хочется так думать, и, вроде бы, есть на это все основания. Но ведь и призрак все того же коммунизма, о котором даже не подозревал Маркс, но хорошо знают постсоветские народы, тоже продолжает бродить по просторам нашей синеокой. То есть получается, что два призрака бродят по стране.

Достаточно послушать какую-нибудь из немногочисленных публичных дискуссий о том, как же нам дальше быть с белорусской экономикой, чтобы увидеть этих призраков. Одна такая телевизионная дискуссия состоялась на прошедшей неделе. Говорили не только об экономике, но экономическая часть была наиболее примечательной, так как сегодня именно экономика является самым главным оппонентом и властей, и всего общества.

И вот в разгар жаркой дискуссии один известный в узких кругах доктор экономических наук вдруг заявляет на всю страну, что он знает, как решить все проблемы экономики Беларуси! Оказывается, нам всего-то нужно ввести гибкую бонусную схему оплаты труда руководству предприятий, которая простимулирует их быть более эффективными менеджерами.

Услышав этот чудодейственный рецепт, так и захотелось спросить: почему же Нобелевская премия по экономике, которую, кстати, в тот же день присудили британцу Ангусу Дитону, прошла мимо нашего гениального доктора наук? Наверное, потому что его ждет другая премия — Шнобелевская.

А если без шуток, то такой уровень дискуссии со стороны академических экономистов — это трагедия для Беларуси. Ведь ученые в любой стране — это основа экспертного сообщества, которое призвано выполнять роль стержня общественной мысли, заполнять идейный вакуум в сложные для страны периоды (а именно в таком мы сейчас и живем). И какие идеи государству могут предложить такие доктора наук? Ведь достаточно ознакомиться с их публикациями в ведущих экономических журналах Беларуси, чтобы увидеть, что уровень большинства едва ли превосходит уровень работ магистрантов не самых лучших европейских университетов.

Сложно сказать, призрак ли это коммунизма или элементарный показатель дна официальной экономической науки в стране. Но желательно с этим что-то делать. Иначе, все надежды Беларуси скоро тоже превратятся в сплошные призраки.

Антон БолточкоАнтон Болточко

Ох, заживем!

После президентских выборов граждане Беларуси не стали жить в какой-то другой стране. Все осталось прежним: и глава государства, и проблемы, которые накопились за многие годы. Поэтому сейчас, когда политическая повестка дня отходит на второй план, необходимо обратить весь наш взор на белорусскую экономику.

Председатель Совета Республики Михаил Мясникович подтвердил, что в ближайшее время состоится V Всебелорусское народное собрание, на котором обсудят, как жить дальше. Однако если проект социально-экономического развития страны на 2016-2020 годы останется таким же сырым, каким мы его рассматривали в прошлом выпуске «Беларусь без крайностей», тогда белорусы могут с уверенностью готовиться к затяжной рецессии.

Детали структурной перестройки отечественной экономики остаются загадкой. Между различными органами государственного управления нет согласия даже по проекту изменений в директиву № 4, не говоря уже о достижении консенсуса по реформированию других секторов. При этом неодобрение содержания потенциальных реформ со стороны главы государства и вовсе может затянуть процесс выработки антикризисного плана еще на неопределенное время.

Необходимость в получении средств от МВФ и ЕФСР подталкивает власти к ускорению этого процесса. Однако такие решения не должны приниматься ради очередного кредита. Реформы нужны в первую очередь самой Беларуси, а не различным международным организациям.

Иначе Беларусь получит лишь увеличение долгового бремени, которое мы обязаны будем покрывать за счет будущих доходов. Уже в 2016 году нашей стране надо изыскать $3,3 млрд для возврата средств прошлым кредиторам. Если же в стране не будет восстановлен экономический рост за счет структурных реформ, очередной кредитной программы с МВФ в размере $3 млрд не хватит даже для того, чтобы расплатиться с прошлыми долгами.

Таким образом, новое правительство, которое будет в скором времени назначено вновь избранным президентом Беларуси, в наследие получит одну из сложнейших задач в суверенной истории страны — не допустить краха ее экономики.

Никита БеляевНикита Беляев

Особенности национальных реформ

Прошедшую после президентских выборов неделю хорошо характеризует слово «впервые». Например, впервые за последнее десятилетие выборы президента не вызвали внутриполитического напряжения, впервые после них звучат заявления о реформах.

При этом груз проблем остался прежним: работающие на грани коллапса многие госпредприятия, идейный кризис и отсутствие внятного видения будущего страны.

Те, кто заявляют об очередном пятилетии в стиле «дня сурка», являются оптимистами. Ведь в новую пятилетку страна вступила в совершенно непривычных экономических и внешнеполитических условиях. Эти факторы в ближайшее время будут формировать повестку дня для большинства белорусов, привыкших жить в реалиях повышения заработных плат, низкой безработицы и дешевых государственных услуг. Эти социальные привычки, переросшие со временем в общественные ценности и требования, будут значительной преградой на пути возможных преобразований.

Говорить о реформах — тренд сегодняшнего дня. Многие ждут Всебелорусского собрания как события, которое может дать старт преобразованиям. При этом важно понимать: если президент и даст отмашку на реформы, то реализовываться они будут в парадоксальной ситуации. Опыт государств, прошедших через трансформацию, показывает, что реформы осуществлялись в сопровождении следующих факторов: наличие стейкхолдеров изменений (общество/власти), мобилизационные настроения и боязнь возврата к старому политэкономическому строю.

В Беларуси же ничего подобного не наблюдается. Ни для власти, ни для большей части общества реформы не являются целью или ценностью. Наоборот, это угроза комфортному режиму существования. Стейкхолдером же реформ является небольшая, в чем-то маргинализированная часть общества, не способная влиять на процесс преобразований. Нет и боязни погрязнуть в прошлом, налицо обратная ситуация — стремление сохранить статус-кво. Стоит ли здесь говорить о реформаторской мобилизации?

Хочется надеяться, что возможный опыт преобразований нашей страны откроет новые стороны для изучения трансформационных процессов. Ведь пока прецедентов успешных реформ при таких стартовых условиях не было.

Вадим МожейкоВадим Можейко

«Погоня»: общественная, а не политическая

Белорусская милиция задержала тех, кто использовал исторический герб «Погоня», суд оштрафовав их за нецензурную брань в общественном месте. К сожалению, для Беларуси само по себе это совершенно не новость.

Однако последствия такого инцидента 12 октября на футбольном матче Беларусь — Македония кардинально отличаются от привычных схем прошлых лет. В знак солидарности с тремя фанатами, которых задержали за шарфики в перерыве игры, со стадиона ушел целый фан-сектор.

С заявлениями в поддержку задержанных и с критикой действий милиции выступили гродненский футбольный клуб «Неман» и Белорусская федерация футбола, возглавляемая главой Банка развития и бывшим вице-премьером Сергеем Румасом. Широко распространилось открытое письмо блогера Антона Мотолько руководителю МВД.

В результате министр Игорь Шуневич выступил с двойственной позицией. С одной стороны, он защитил своих подопечных, признав задержание обоснованным: за брань в общественном месте (еще министр говорил про алкогольное опьянение фанатов, хотя в судебном решении об этом не сообщается). С другой стороны, Шуневич публично заявил:

«Обращаю ваше внимание, что административной либо иной ответственности по этому символу — гербу „Погоня“ — не существует».

Таким образом, ситуация с национальной символикой сейчас выглядит так: за ее использование все еще можно получить 10 базовых величин штрафа, однако общественная и государственная реакция уже совершенно иные. Бчб-флаг или герб «Погоня» уже не воспринимаются массово как символы сугубо политической оппозиции или наследие фашистских коллаборантов.

Напротив, общество воспринимает эти символы как белорусские, национальные, свои, и даже — удивительная для нашей страны вещь — готово начать их защищать. Пока это, конечно, в большей степени символические акции, такие как публичные заявления БФФ или открытое письмо блогера. Однако это вполне ожидаемо: новое восприятие символов происходит постепенно, и уж тем более наивно было бы ожидать сразу ожесточенных протестов прямого действия. Но наметившйися тренд — огромный прогресс мягкой белорусизации.

Александр Филиппов Александр Филиппов

Ни денег, ни возможностей?

Буквально накануне выборов налоговики подвели промежуточные итоги работы нашумевшего декрета «О предупреждении социального иждивенчества». Как и прогнозировалось, он продемонстрировал очень низкую экономическую эффективность: с 1 августа по 1 октября только 103 человека изъявили желание воспользоваться скидкой в 10% (около 18 евро) на уплату налога. Всего в бюджет поступила смехотворная сумма в 314,5 млн рублей (около 17 тысяч евро).

В течение 2015 года на рынке труда наблюдались дисбалансы, вызванные кризисом политики всеобщей искусственной занятости. Но в условиях предвыборного года власти были очень осторожны. Официальная безработица остается на неестественно низком уровне в 1%, причем накануне выборов произошло ее снижение. Звучат постоянные заявления о необходимости сохранить трудовые коллективы. Используются административные меры по поддержке крупных убыточных предприятий (МТЗ, МАЗ, «Гомсельмаш»).

По-видимому, декрет принимался в расчете на поствыборную ситуацию, когда правительству придется пересмотреть политику всеобщей занятости. Эта политика во многом основывалась на желании контролировать настроения людей через социальный контракт.

В настоящее время социальный контракт начинает пересматриваться в сторону «отсутствия войны» в обмен на лояльность. Немалое значение сыграл и 2011 год, показавший, что при условии достаточного финансирования силовых органов уровень жизни простых белорусов можно относительно безбоязненно понижать.

По-видимому, белорусские власти стремятся резко снизить расходы на население, но и не перейти к практике бедных государств (хорошие примеры — Армения и Таджикистан), которые дают людям возможность самостоятельно «крутиться» и зарабатывать. Одновременно таким способом пытаются замедлить и депрофессионализацию всех сфер жизни в стране, связанную с вымыванием специалистов из-за неадекватных условий труда. Ведь «налог на долги» создает порочный круг давления на плательщиков «налога на тунеядство», вынуждая людей иметь хоть какое-то официальное трудоустройство. Тесно связан декрет и с туманными перспективами ФСЗН.

К сожалению, контроль и сужение выбора для людей, по-видимому, остаются основными инструментами в белорусской политике даже в условиях серьезного экономического кризиса.