«Беларусь без крайностей». Не сойти с ума вместе с миром

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре.

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by

Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

«Мир сошел с ума»

Ушедшая неделя продолжила череду международных событий, которые обозреватели склонны рассматривать как поворотные для будущего системы международных отношений. К таковым многие отнесли, разумеется, инцидент со сбитым Турцией российским Су-24. Само по себе это происшествие едва ли станет историческим, хотя оно очень ярко отражает суть происходящего в мире.

На этом фоне в нашей внешней политике случился перенос генерировавшего ажиотаж визита Александра Лукашенко в Москву. Вместо него состоялся официальный визит президента Азербайджана в Минск. В ходе общения с Ильхамом Алиевым Лукашенко дал характеристику сегодняшней международной обстановки:

«Мир сошел с ума. Вы видите, что происходит. И в этом бурном, непредсказуемом мире нам сегодня жить, точнее даже выживать, и мы должны держаться друг друга для того, чтобы противостоять тем угрозам, которые сегодня существуют в мире».

Если перевести на более формализованный язык, то речь идет о рассыпании привычных писаных и неписаных правил мировой политики. То есть о какой-то трансформации системы международной безопасности, утрате понятных ориентиров. И с этим сложно не согласиться.

Казалось бы, тема несложная, даже банальная. И из нее в общественной дискуссии должны следовать такие же простые выводы для нашей внешней политики. Но к выводам, судя по белорусскому медийному пространству, приходят не все.

Важно понять: одно из следствий того, что «мир сошел с ума», заключается в неизбежном возврате международных отношений к первоосновам. То есть мир все больше соответствует жесткой действительности: сила определяет, кто прав, а кто виноват. Это не значит, что так будет всегда. Но это естественная реакция, которая продлится до установления новых принятых критической массой стран правил. Это может произойти без потрясений и в течение нескольких лет, а может вызвать новые катастрофы и занять десятилетия.

В таком раскладе Беларусь — это, прежде всего, малая страна, главная задача которой выстоять, то есть избежать вовлечения в политико-военные конфликты и сохранить собственный государственный суверенитет. В общем-то классическая для теории и истории международных отношений ситуация. И более-менее известно, от чего зависит успех: умелая и активная дипломатия, эффективная и гибкая экономика, сплоченное понимание обществом своих национальных интересов.

Антон БолточкоАнтон Болточко

История повторяется

В очередной раз можно наблюдать экономические разногласия между Беларусью и Украиной: с 20 января 2016 года наш сосед готов ввести спецпошлины на импорт ряда белорусских товаров (исключая энергоносители). В такой ситуации полезно вспомнить прошлый опыт разногласий и оценить перспективы развития событий, учитывая экономические потери двух стран.

Беларусь и Украина обменивались взаимными «любезностями» в части протекционизма национальных рынков не один раз. Наиболее яркими за последние годы стали баталии в первой половине 2014 года.

В мае прошлого года наша страна ввела обязательное лицензирование импорта из стран за пределами Таможенного союза пива, макаронных, кондитерских изделий, а в последующем — в июне — цемента, листового полированного стекла и стеклотары. Учитывая, что именно эта продукция составляет значительную долю импорта из Украины (исключая энергетические товары), поставщики из соседней страны серьезно возмутились нововведениями.

Ответные меры были серьезными. С 26 июля 2014 года до конца 2016 года украинское правительство ввело пошлины на чувствительные экспортные позиции Беларуси в размере от 55,29% до 60,05%. Однако уже 19 августа стороны пошли на мировую, синхронно отменив взаимные торговые ограничения.

В этой торговой войне Беларусь получила свою выгоду. Лицензирование импорта действовало для украинских товаров в течение почти четырех месяцев, что привело к значительному сокращению поставок отдельной продукции. Например, импорт кондитерских изделий упал на 35,5% в физическом выражении. В то же время запретительные меры для белорусской продукции со стороны Украины просуществовали меньше месяца, что не привело к серьезным экономическим последствиям.

Сейчас история повторяется. Украинская сторона надеется, что белорусские власти под давлением спецпошлин упростят импортерам из соседней страны процедуру получения специальных санитарно-гигиенических сертификатов, из-за которой и возникли разногласия. Однако вероятнее выглядит ответная мера со стороны Беларуси по защите внутреннего рынка, после которой обеим сторонам в очередной раз придется пойти на мировую. Ведь никто не хочет терять деньги.

Никита БеляевНикита Беляев

Эксперимент властей

Власти готовят эксперимент, результаты которого могут сыграть немаловажное значение для будущего страны. Речь идет о подготовке проекта нормативного акта, который направлен на снижение государственного влияния на хозяйственную деятельность госпредприятий.

Правда, документ планируется применить лишь на десяти намеренно отобранных предприятиях. На них будет распространен специальный режим минимального государственного вмешательства в течение двух лет. В частности, предусматривается освобождение от исполнения целевых показателей, минимизация воздействия контрольно-надзорных органов, самостоятельность в кадровых назначениях и вопросах собственности.

Такие условия — это не только хороший потенциал для этих предприятий, но и большая ответственность. По результатам эксперимента будут сделаны выводы о возможности распространить опыт на все государственные предприятия.

При ближайшем рассмотрении подобных предложений создается двойственное впечатление. С одной стороны, даже с учетом всех ограничений это хорошая возможность для отобранных предприятий. А если результаты эксперимента будут положительными — то и для всей страны.

В целом, с учетом белорусских реалий, и такие действия можно считать достижением. Весьма вероятно, что разработчикам пришлось нелегко как на стадии выдвижения идеи, так и на стадии ее согласования. Уж слишком в госаппарате разнятся интересы и мнения по этому вопросу.

С другой стороны, большую роль играет субъективный фактор. Какие предприятия войдут (вошли) в десятку? Как будут реализовываться положения документа, ведь желающие вставить палку в колеса, вероятно, найдутся? Каковы критерии оценки результатов и т.д.?

Вдобавок, не стоит забывать о том, что положительного эффекта за два года, учитывая состояние экономики, можно и не достичь. Это слишком малый срок даже в условиях экономического роста. И если такие меры предусмотрены только для 10 предприятий, то что же будет с остальными за это время? Их, судя по всему, никакие изменения не ждут …

Александр Филиппов Александр Филиппов

Миллиард долларов туда-сюда…

Первый заместитель гендиректора «Компании по развитию индустриального парка» Кирилл Коротеев озвучил прогнозы по развитию Китайско-белорусского индустриального парка (КБИП) в сторону снижения. Необходимость корректировки вызвана «сложностями в экономике страны и за ее пределами». Поправки были внесены в прогнозные показатели до 2020 года.

Вместе с тем, рост ВВП КНР до 2020 года планируется не менее 6,5% ежегодно (что, конечно, меньше 7-10%, но вряд ли может быть названо «сложностями»), а к 2021 году ожидается превращение КНР в крупнейшую экономику мира. Рост ВВП США составит 2-2,84% в год, рост ВВП ЕС — 1,5-1,7%. Поэтому уместнее было бы говорить о сложностях в экономике Беларуси. Из-за этих сложностей пришлось значительно подкорректировать первоначальные прогнозы: инвестиции составят от $2 до 4,6 млрд, прирост ВВП — 0,9-2% в год, прирост экспорта — $1,5-5,2 млрд (а заявлялось от 30 до 50 млрд), количество рабочих мест — 6,5 тыс. — 17 тыс. человек.

Сами цифры уже заставляют сомневаться в их реализуемости: разбежка в 2-3 раза редко является признаком добросовестно составленного экономического прогноза. Однако проблема КБИП носит более глубокий характер, чем ситуация в белорусской экономике или качество составляемых прогнозов. Объективные сомнения вызывает сама концепция парка.

На строительство КБИП заложено $200 млн, выделяемых белорусской (40%) и китайской (60%) сторонами. Подрядчиком выступает китайская компания, а белорусский вклад — предоставленные КНР «связанные» кредиты. То есть Китай стимулирует китайскую компанию, а Беларусь остается в должниках, получая взамен долю в КБИП.

Только к началу 2017 года предполагается предоставление площадей в аренду. Время запуска производства, равно как и характер производимой продукции, неизвестны. Смущают и неоправданно высокие льготы. Притом в случае открытия на территории КБИП производств, они, скорее всего, будут конкурировать в основном с белорусскими предприятиями.

Масштабные проекты, подобные КБИП, могут и должны служить на благо развития Беларуси. Но для этого требуется и соответствующий профессиональный подход, который обеспечит качественное развитие, а не постоянные корректировки прогнозов.