Инвалид по зрению: стою на остановке и кричу — «Какой номер, какой номер?»

Государство заявляет о перевыполнении плана по созданию безбарьерной среды, однако проще и комфортнее жить людям с ограниченными физическими возможностями не стало.

Государство заявляет о перевыполнении плана по созданию безбарьерной среды, однако проще и комфортнее жить людям с ограниченными физическими возможностями не стало. Причина — в бессистемном и часто формальном подходе к нуждам инвалидов.

Общественный транспорт недоступен для инвалидов по зрению

Михаил АнтоненкоОтсутствие безбарьерной среды и в целом низкий уровень доступности инфраструктуры не позволяет тотально слепым людям ориентироваться ни на улице, ни в магазинах, ни в общественных зданиях, отмечает зампредседателя Центрального правления Белорусского товарищества инвалидов по зрению (БелТИЗ) Михаил Антоненко.

Особенно актуальна проблема при пользовании транспортом: «Возможность пользоваться транспортом для нас — это всё: и работа, и доступность медпомощи, и возможность ходить в гости, и возможность любви».

Наземный транспорт недоступен для людей с большой потерей зрения, так как сориентироваться в направлении его следования самостоятельно практически невозможно, отметил Михаил Антоненко.

«В стране около 30 тысяч инвалидов по зрению. Эти люди не могут пользоваться городской инфраструктурой в полном объеме. Прихожу я на остановку транспорта, чтобы ехать на работу. Стою среди большого количества людей, мимо меня идет и идет транспорт. И я вынужден кричать: «Какой номер, какой номер?» Если будешь говорить тихо, не услышат», — рассказал зампред БелТИЗ.

«Нам предлагали провести пилотный проект — поставить речевой информатор на троллейбус № 9 в Минске. Речевые информаторы позволяют невидящему человеку идентифицировать объекты, а значит, местоположение. Но это просто смешно, когда речь идет об одном маршруте», — считает Антоненко.

Единичные речевые информаторы проблему не решают

Михаил Антоненко в качестве примера приводит Сочи, где в рамках подготовки к Олимпиаде создали систему «Говорящий город» — оборудовали информаторами остановочные пункты общественного транспорта, светофорные регулируемые перекрестки, маршрутные автобусы. Это существенно повысило безопасность и удобство инвалидов по зрению при передвижении в условиях города.

Если город оборудован подобными устройствами, невидящий человек может получать речевую информацию о своем местонахождении через наушники:

«Это никому не мешает, но помогает невидящему. Если такие устройства будут в общественных зданиях, человек, потерявший зрение, будет получать информацию, что где находится. Например, что я нахожусь на первом этаже офиса, и что мне, чтобы попасть в тот или иной кабинет, надо повернуть направо и пройти сколько-то метров».

Препятствием для внедрения такой системы является ее большая стоимость. Например, по данным БелТИЗ, оборудование шести станций метро речевыми информаторами, которые должны заработать в феврале, обойдется в сумму около 1,5 млрд рублей.

На новых станциях метро проектировщики стремились создать качественную безбарьерную среду. Например, по информации БелТИЗ, шесть станций оборудованы с учетом интересов инвалидов по зрению, но проблему доступности подземки это не решает.

«Доступность — это если невидящий человек может самостоятельно зайти в метро или автобус и выйти там, где ему нужно. В настоящее время это невозможно сделать. Пока же получается так: невидящий или слабовидящий человек садится на станции «Кунцевщина» (рядом находится предприятие, где работают инвалиды по зрению. — ред.), выходит на «Купаловской» и тупик — перейти на «Октябрьскую» самостоятельно невозможно, понять направление поездов невозможно», — рассказал Михаил Антоненко.

Из-за этого очень немногие инвалиды приобретают пульты для речевых информаторов, а чиновники не могут понять причину, почему так происходит. Ответ прост — люди не выезжают из своего района, потому что не имеют возможности безопасно и комфортно передвигаться по городу.

Статистика на первом месте, люди — на втором

В целом в Беларуси нет ни одного общественного здания, полностью доступного для людей с инвалидностью, отметил Михаил Антоненко.

Александр РумакМежду тем план по созданию безбарьерной среды перевыполнен.

Как сообщил заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак на пресс-конференции 30 ноября, в период с 2007 по 2014 год было запланировано создать безбарьерную среду на порядка 10 тыс. объектах, а она была создана на более чем 18,5 тыс. объектах.

Замминистра не скрывает, что проблемы есть:

«Хозяева зданий иногда делают пандус с крутым подъемом. Человеку, который самостоятельно передвигается на инвалидной коляске, трудно забраться на такой пандус. Есть примеры, когда человек поднимается на площадку, а там прямо на него дверь открывается. Это недопустимо. Мы стараемся вместе с объединениями инвалидов отслеживать такие факты, и требуем, чтобы это было изменено».

Сергей ДроздовскийРабота по созданию безбарьерной среды в Беларуси часто проводится бессистемно, отметил координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

Он обратил внимание, что статистика учитывает любую работу по созданию элементов безбарьерной среды, например, появление пандуса в здании, которое в целом из-за высоких порогов или других архитектурных решений является недоступным.

«Как раз задача государства — создать единые требования в строительстве и добиться их выполнения, в части создания безбарьерной среды в том числе, — отметил Сергей Дроздовский. — Контроль соблюдения законности и проведение государственной экспертизы при строительстве — это также государственная задача, а не вопрос чьего-то желания или нежелания соблюдать какие-то нормы».