Беларусь без крайностей. Год, который мог быть и лучше

Эксперты «Либерального клуба» подводят итоги уходящего 2015 года, выделив самые значимые тенденции.

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Сегодня мы подводим итоги уходящего 2015 года, выделив самые значимые тенденции.

«Либеральный клуб» для Naviny.by  

Антон Болточко

Год сурка

На Рождество и Новый год хотелось бы чуда. Но его не будет! Такой вывод можно сделать, взглянув на опубликованный указ президента № 513 от 22 декабря 2015 года.

Этот документ является квинтэссенцией года уходящего и, скорее всего, отражением года приходящего. Особенно, если подавать его к праздничному столу со словами президента, которые были сказаны на неделе:

«Следующий год будет очень сложным, смею заметить, что такого года в истории нашей страны не было... Нам нужно просто выстоять».

Александр Лукашенко в очередной раз подтвердил, что в 2016 году в Беларуси кардинально ничего не изменится. Модель остается прежней: государственные предприятия удержат на плаву за счет бюджета, уровень жизни поддержат при помощи долговых инструментов, контроль за выполнением наказов будет по-военному жесткий (уголовная ответственность за «виновные деяния, выразившиеся в ненадлежащем или несвоевременном исполнении норм настоящего указа, повлекшем причинение ущерба государственной собственности либо существенного вреда государственным или общественным интересам»).

И еще: какие-либо изменения в стране будут проходить под грифом «для служебного пользования», тщательно оберегаемые от общественного мнения. Как в указе № 513, где только два пункта не защищены грифом секретности.

Белорусов не готовят к позитивным изменениям в экономике — граждан просят потерпеть немного, выстоять в ожидании улучшения ситуации.

Однако никаких решений, которые заложили бы основу для долгосрочного экономического роста, в уходящем году власти не принимали. Действовали реакционно — реагируя на сегодняшние вызовы и угрозы.

Поэтому есть все основания полагать, что следующий год будет полноценной копией 2015 года. И ровно через двенадцать месяцев — в декабре 2016 года — мы опять будем гадать, в чем же заключается неопределенность года грядущего. 

Никита Беляев

Год хороших намерений, но не действий

Прошедший год в сфере государственного управления прошел под знаком позитивных тенденций. Эта ситуация несет в себе как повод для сдержанного оптимизма, так и определенную долю настороженности.

Среди положительных начинаний в системе госуправления можно выделить отдельные нормы нового закона «О борьбе с коррупцией», решение о внедрении механизма разделения функции государства как собственника и регулятора, а также «зеленый свет» имплементации института ОРВ и внедрение системы оценки КPI.

При этом все вышеперечисленные меры, по большому счету, представляют лишь намерения (за частичным исключением антикоррупционного закона). Последний же, несмотря на его подписание этим летом, начнет действовать лишь с конца января 2016 г. Пока же многие важные механизмы борьбы с коррупцией, продекларированные законом (например, общественная экспертиза законопроектов), не разработаны.

Таким образом, как на деле будет реализовываться ОРВ, оценка КPI, разделение функций государства и т.д. — загадка следующего года.

С одной стороны, есть надежда, что кризис заставит белорусские власти задуматься об эффективности принимаемых решений. Все-таки от этого зависит политическая стабильность. С другой стороны, в реальности власти пошли на большинство из перечисленных мер не потому, что являются их приверженцами. Скорее наоборот, при изучении характеристик и содержания новшеств этого года складывается впечатление, что основная цель их принятия — достичь формального соответствия внешним требованиям для налаживания и развития сотрудничества с международными организациями, получения технической помощи и кредитных ресурсов.

В этом и заключается главный риск будущего года. Ведь в результате такого отношения получаются очередные «нормативные Франкенштейны». Примером может послужить разработанная силовыми структурами система оценки деятельности органов по борьбе с коррупцией. Итогом такого формализма в условиях кризиса может быть только ее разрастание. Ведь система госуправления, захламленная неработающими и неэффективными инструментами, не будет способна своевременно и адекватно отвечать на возникающие риски. 

 Вадим Можейко

Три преграды для мягкой белорусизации

Уходящий год в культурной политике прошел под знаком мягкой белорусизации.

Ее проявления растут как количественно, так и качественно; как в госорганах, так и в бизнесе, в общественных организациях. Появляются новые проекты, для которых белорусскость — одна из составляющих стратегии на рынке. Часы Hvilina, клуб «Пляцоўка Хол», оператор velcom, футбольные клубы «Нёман» и «Крумкачы», фестиваль «Снежань» и т.д.

В то же время, вокруг мягкой белорусизации возникает всё больше трудностей и конфликтов. Самым типичным и публичным из них стал конфликт Румаса-Шуневича по поводу футбольных фанатов, которых милиция прессингует за использование герба «Погоня» и БЧБ-флага.

Возникновение таких трудностей на пути мягкой белорусизации ожидаемо и носит системный характер. Причиной тому — три принципиальные недоработки.

Во-первых, у мягкой белорусизации до сих пор отсутствует нормативно-правовая база. Чиновникам приходится самостоятельно трактовать противоречивые указания и публичные заявления президента, что и вызывает разночтения.

Во-вторых, отсутствует стратегия культурной политики Беларуси в целом. Министерство культуры исполняет лишь сомнительную и устаревшую госпрограмму.

В-третьих, нет внятной координации поведения акторов системы госуправления относительно мягкой белорусизации. Арбитр белорусской системы, судя по всему, оставляет без должного внимания взаимонепонимание чиновников даже на высшем уровне (те же Румас-Шуневич), не говоря уже о более локальных.

Без решения эти трех проблем качественного шага мягкой белорусизации вперед не будет. К сожалению, новый Кодекс о культуре и новый-старый министр культуры, от которых потенциально можно было ждать решений, пока оптимизма не вызывают. А это значит, что и в культурной политике нас ждет очень тяжелый год.

P.S. Колоритно, что самое главное культурное событие — Нобель Светланы Алексиевич — в государственную культурную политику вообще не вписалось. 

Александр Филиппов

Год демонтажа «государства для народа»

Уходящий 2015 год запомнится как год де-факто активного демонтажа политики «Государство для народа».

Внешние причины этой ситуации очевидны: масштабный кризис в России, снижение маржи от экспорта нефтепродуктов и сжатие рынков сбыта белорусских товаров. Перед белорусскими властями все чаще встает вопрос: какую стратегию избрать для поддержки социальной сферы?

Изменились и цели социальной политики. Опыт 2011 года показал властям, что опасность народных волнений была ими переоценена, а украинский кризис укрепил заинтересованность основных геополитических игроков в сохранении политического статус-кво в Беларуси.

В этой связи власти все чаще склоняются к политике, которая приводит к серьезным последствиям: слабая финансовая поддержка безработных граждан (пособие по безработице ниже 25 долларов в месяц), усиливающаяся дифференциации общества (например, разница в медобслуживании; льготное жилье для отдельных категорий населения), акцент на собственных (заниженных по сравнению с мировыми) стандартах жизни, сомнительные инициативы (налог на тунеядство, подарки и даже на взятые взаймы деньги), монополия и непрозрачное ценообразование на ключевые социальные услуги.

Политическая система страны также не способствует эффективному реформированию социальной сферы. Подотчетность органов власти, транспарентность бюджетов, участие граждан в принятии решений, независимость судов, нормальная конкуренция не стали реалиями Беларуси.

Распространяется практика принудительного оказания услуг вне зависимости от потребителя. Яркие примеры года — обязательный ремонт подъездов по непонятным сметам, развитие досмотра в метро, отсутствие реакции на скандал с закупками валидаторов для общественного транспорта по завышенным ценам и т.д.

К сожалению, это, по-видимому, только начало.

Вряд ли белорусам будет предложен новый социальный контракт. Скорее, нас ждет увеличение расходов на постепенно сокращающийся перечень социальных услуг спорного качества.