Владимир Познер: видимо, народ доволен, если выбирает одного и того же человека

На авторском вечере в Минске популярный российский журналист и телеведущий говорил о политике, творчестве и себе, не уклоняяясь от острых вопросов.

Несмотря на то что политически Беларусь — независимая от России страна, сделать ее независимой в экономическом плане очень сложно, заявил российский журналист Владимир Познер, выступая вечером 25 февраля на своем авторском вечере в минском Дворце Республики.

По-моему, Беларусь — вполне независимая страна

Написанный на листке вопрос о независимости Беларуси от России Познеру передал один из зрителей. Журналист немало удивился такой постановке вопроса: «А что значит — стать независимой, в каком смысле?»

«Беларусь независима от Российской Федерации. Если вы имеете в виду экономически, то сложно, конечно. И потом, зачем? Чтобы что, я не понимаю. Чтобы чувствовать себя, мол, «мы независимы, правда, с нами никто не торгует». По-моему, это вполне независимая страна. Видимо, народ доволен, выбирает одного и того же человека», — отметил Познер, на последней фразе по залу прокатилась волна смеха.

Отвечая на вопрос, как, по его мнению, отреагировало бы руководство России на стремление Беларуси вступить в Евросоюз, Познер заявил, что в этом случае «Россия потерпит», потому что «вся эта история с Украиной, конечно, ее кое-чему научила».

«Но я вам хочу сказать, что вступление в Евросоюз хорошо только с одной точки зрения — ездить, работать, детей своих там учить. В остальном это очень серьезный вопрос, я вас уверяю. Я вижу, что происходит с точки зрения экономики, когда запрещено ввозить тот или иной товар, не разрешено конкурировать... надо подчиняться определенным правилам. Но, опять же, решает сам народ», — отметил он.

Национальная идея — это чтобы все жили хорошо, как люди

Из зала Познеру задали вопрос, есть ли, по его мнению, у белорусов «шанс найти свою национальную идею и при этом выйти за рамки русской культурной матрицы». На это журналист снова ответил, что только «белорусский народ должен сам решать эти вопросы, никто за него не решит». Он раскритиковал идею патриотизма в качестве национальной идеи, как это предложил Владимир Путин в России. Национальной идеей, по его словам, должно стать стремление, «чтобы все жили хорошо, нормально жили, как люди».

Познера также попросили прокомментировать ситуацию, когда в России Беларусь называют Белоруссией. Отвечая на этот вопрос, журналист напомнил о спорах вокруг того, как правильно говорить — «в» или «на» Украине. По его словам, выражение «на Украине» для русскоговорящих является не более чем «языковой традицией».

«Это никак не уменьшает [Украину], просто так случилось», — отметил он. Ситуация вокруг названия Беларуси, сказал он, аналогична.

«Мы же по-русски не говорим «Франс», а говорим «Франция». По-русски это звучит «Белоруссия», так случилось, это традиционно так. Ну, если примут какой-то закон (Госдума же должна принять какой-нибудь важный закон), чтобы считать запретным называть Беларусь Белоруссией, тогда да... Это, видимо, комплекс неполноценности должен быть, чтобы на это обижаться», — сказал журналист.

Смертная казнь — это мщение, больше ничего

Одна из зрительниц в зале от имени «белорусских гуманистов» подарила Познеру книгу, посвященную проблеме отмены смертной казни. «В Российской Федерации сейчас стали говорить о том, что нужно к этому вернуться, в Беларуси же мы боремся, чтобы смертную казнь отменили. Мои коллеги, публикации которых вы найдете здесь, попросили, чтобы я эту книгу передала», — сказала она.

Познер поблагодарил гостью за вопрос и отметил, что смертная казнь является не более чем актом мщения: «Мы же хотим мстить, это же мщение, больше ничего».

«В целом ряде стран поняли, что, во-первых, если вы христианин, то вы не имеете права убивать, — сказал журналист. — В целом ряде стран смертной казни нет уже много лет, и там меньше убийств, чем тогда, когда она была, это статистически доказано. Я абсолютно убежден, что не нужна смертная казнь. По закону или без закона, отнимать у человека жизнь нельзя!»

«Пожизненное заключение может быть пострашнее. Изолировать навсегда от общества — это страшнее, но убивать нельзя», — добавил он.

В то же время Познер обратил внимание на то, что жажда крови — одна из человеческих черт: «Я вас уверяю, если бы объявили, что на главной площади Минска завтра будет публичная казнь, представляете, сколько там народа соберется? Да весь город сбежится посмотреть! Это факт, это правда».

Человек за столетия совершенно не изменился

Познер отметил, что спустя множество веков человек не изменил своей сути и остался эгоистом. «Вот читаешь древних греков, которые писали свои книги 2,5 тысячи лет назад, и ничего не изменилось — ревность, страсть, жадность, ненависть, любовь. Человек совершенно не изменился. Стал убивать гораздо более эффективно, это да», — отметил журналист.

«Посмотрите, как ведет себя ребенок. Он пытается отнять игрушку у другого ребенка и не дать свою. Мое, мое, мое, мое — это для него самое главное. Не понимаю, почему это должно разочаровывать, ведь это правда. Другое дело, что можно и нужно его воспитывать», — подытожил Познер.

Познер признался, что с большим уважением относится к белорусской писательнице, лауреату Нобелевской премии 2015 года по литературе Светлане Алексиевич и хотел бы видеть ее в своей передаче на Первом канале российского телевидения

«Я бы очень хотел пригласить ее, но дело в том, что она очень редко бывает в Москве. В тот самый момент, когда она даст знать, что может прийти, она придет», — сказал журналист.

Комментируя заявления о том, что Нобелевскую премию по литературе Алексиевич вручили по политическим мотивам, Познер заявил, что это не удивительно, так как Алексиевич «вызвала политические страсти».

В то же время ведущий отметил, что Нобелевская премия по литературе не является мерилом уровня писателя. В качестве примера он привел Антона Чехова и Льва Толстого, которые эту премию так и не получили.

Познер также сказал, что хотел бы взять интервью в своей передаче у президента России Владимира Путина, однако тот не соглашается. С Александром Лукашенко телеведущий тоже хотел бы поговорить: «Но, думаю, что он вряд ли согласится. Мне кажется, он не очень меня любит. Но уверяю: я ничего плохого ему не сделаю».

Зрители успели задать Познеру около 25 вопросов, а также взять у него автограф.