К станции метро «Октябрьская» несут цветы

11 апреля исполнилось пять лет с момента террористического акта на станции «Октябрьская» Минского метрополитена.

11 апреля исполнилось пять лет с момента террористического акта на станции «Октябрьская» Минского метрополитена.

В результате теракта, который был совершен 11 апреля 2011 года в 17:56, погибли 15 человек, 315 — пострадали, из них тяжкие телесные повреждения получили 32 человека.

Традиционно в этот траурный день к мемориальному знаку «Река памяти» у выхода из подземного перехода на станции «Октябрьская» несут цветы родственники погибших, а также сотрудники столичной подземки.

Фактически через сутки после теракта, вечером 12 апреля, были задержаны подозреваемые, 25-летние уроженцы Витебска Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Помимо обвинения в совершении теракта в метро впоследствии их обвинили во взрывах в Витебске осенью 2005 года и в Минске 4 июля 2008 года.

Уголовное дело о теракте в метро рассматривал Верховный суд. Коновалов в ходе процесса свою вину признал полностью. Ковалев причастность ко всем трем взрывам отрицал, а также заявил, что в ходе досудебного расследования оговорил себя и Коновалова под давлением следствия. Суд приговорил обоих к смертной казни, признав Коновалова виновным в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, терроризме, сопряженном с убийством людей; Ковалева — в злостном и особо злостном хулиганстве, умышленном уничтожении имущества, незаконном приобретении, хранении, перевозке взрывчатых веществ и взрывных устройств, недонесении о готовящемся особо тяжком преступлении, о совершении особо тяжкого преступления и лице, его совершившем, о месте его нахождения, а также в пособничестве терроризму.

Ковалев подавал кассационную жалобу на приговор и прошение о помиловании на имя президента. Коновалов, по официальным данным, прошение не подавал.

Александр Лукашенко в помиловании отказал, мотивируя это «опасностью и чрезвычайно тяжелыми последствиями для общества совершенных актов терроризма». Об этом решении главы государства было объявлено по телевидению 14 марта. А через три дня мать Владислава Ковалева получила письмо из Верховного суда, в котором говорилось, что приговор в отношении ее сына приведен в исполнение. Судя по штемпелю, письмо было отправлено 16 марта. 28 марта в загсе Любовь Ковалева получила свидетельство о смерти сына. Согласно этому документу Владислав Ковалев скончался 15 марта. Соответствующая запись в книге регистрации актов о смерти была сделана 20 марта. В ней значится, что информация о причине смерти не представлена.

Правозащитники и международные структуры, в том числе Евросоюз, парламентские ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ, призывали Лукашенко пересмотреть решение об отказе в помиловании Ковалева и Коновалова. Все они указывали на то, что судебный процесс над Ковалевым и Коноваловым оставил слишком много вопросов.

Комитет ООН по правам человека, куда поступила жалоба от родных Ковалева, призвал власти Беларуси не казнить осужденного до тех пор, пока жалоба не будет рассмотрена. Однако этот призыв не был услышан.

Многие в Беларуси, в том числе некоторые пострадавшие от теракта, сомневаются в вине Коновалова и Ковалева. Они указывали на то, что судебный процесс не соответствовал правовым нормам, доводы защиты игнорировались. Правозащитники, в свою очередь, отмечали беспрецедентно быструю казнь обвиненных в теракте, что, по их мнению, выглядит подозрительно.

Международное сообщество, в том числе Совет Европы и Евросоюз, осудило расстрел Коновалова и Ковалева и в очередной раз призвало Беларусь — единственную в Европе страну, где до сих пор приводят в исполнение смертные приговоры — ввести мораторий на смертную казнь.