Дело Эдуарда Пальчиса. За что блогер попал в разработку

Оппозиционные политики и общественные активисты считают это дело политическим: Пальчис — патриот, отстаивающий независимость Беларуси.

 

Фото euroradio.fmВ деле создателя сайта города Лида, практикующий католик, этнический поляк Эдуард Александрович Пальчис. В Россию Пальчис поехал в поисках работы. Не смог получить на Украине политическое убежище».

В конце мая Пальчиса экстрадировали в Беларусь. Ранее в нашей стране в отношении него по факту размещения публикаций на сайте 1863x.com было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 130 (разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ч. 2 ст. 343 (распространение порнографических материалов) Уголовного кодекса. Материалы, к которым у правоохранительных органов имеются претензии, с сайта давно удалены.

22 июня председатель Следственного комитета Иван Носкевич подтвердил, что Эдуарду Пальчису предъявлено обвинение в разжигании розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности (ч. 1 ст. 130 УК), а также в изготовлении и распространении порнографических материалов или предметов порнографического характера (ст. 343 УК).

«По делу всё ясно. Само расследование не затянется», — сказал Носкевич.

Сайт создан около двух лет назад. На нем публиковались политические тексты, нередко с резкой критикой властей Беларуси и России. Создатель вел ресурс на условиях полной анонимности, общался с авторами и давал интервью только через интернет. В ноябре 2015 года Джон Сильвер написал: «Ровно полгода назад, 5 мая 2015 года, я был задержан оперативной группой спецслужб, месяц провел в «психушке», на меня завели два уголовных дела, и в начале октября 2015-го мне пришлось покинуть Беларусь».

С тех пор сайт не обновлялся.

 

Правозащитники — за независимый анализ текстов

14 июня закрытый белорусскими властями правозащитный центр «Весна» сделал заявление о том, что к Пальчису не допускают адвоката, и потребовал обеспечить процессуальные гарантии и права задержанного блогера. Вероятно, предание гласности этого факта способствовало тому, что 15 июня защитнику все же позволили встретиться с Пальчисом. Похожая ситуация, кстати, была и с задержанными участниками Площади-2010, к которым тоже долго не пускали адвокатов.

Но уже 16 июня появилась информация, что Пальчис отказался от услуг адвоката Анны Бахтиной и попросил предоставить ему государственного адвоката.

Одна из фигуранток дела о массовых беспорядках на площади Независимости 19 декабря 2010 года журналистка Ирина Халип написала в «Фейсбуке», что в свое время тоже вынуждена была отказаться от услуг адвоката, так как ей угрожали, что если она этого не сделает, адвокат будет лишен лицензии. Она не исключила, что ситуация могла повториться и с Пальчисом.

Некоторые политики и общественные активисты сразу же посчитали это дело политическим, исходя из того, что Эдуард – патриот Беларуси и в своих текстах защищал независимость страны. Однако правозащитники не торопятся давать делу однозначную оценку, ссылаясь на то, что пока слишком мало информации. В то же время на недопуск адвоката к задержанному они отреагировали быстро.

Правозащитник Валентин Стефанович, который следит за делом блогера, в комментарии для БелаПАН отметил, что право на защиту гарантировано всем белорусским гражданам статьей 62 Конституции и нормами Уголовно-процессуального кодекса.

«Гражданин имеет право на защиту с момента задержания, — подчеркнул Стефанович. — Это означает, в частности, возможность беспрепятственных и конфиденциальных встреч с адвокатом, не ограниченных по частоте и длительности. Право на защиту — одна из основных процессуальных гарантий».

Стефанович подчеркнул: по словам адвоката, она долго не могла получить разрешения на встречу с Пальчисом, что нарушает права задержанного. «Именно поэтому мы выступили с соответствующим заявлением, так как на практике не в первый раз сталкиваемся с подобными нарушениями», — сказал правозащитник.

При этом правозащитники не исключают политический мотив преследования блогера.

«Но для того, чтобы сделать выводы, нам необходимо провести анализ тех текстов, которые, по мнению следствия, разжигают вражду, и получить информацию относительно публикации порнографии на этом сайте, — сказал Стефанович. — Мы допускаем, что экспертиза могла сделать выводы о разжигании вражды по той или иной примете необоснованно».

Стефанович говорит, что важной была бы проверка этих материалов экспертами, например, из Белорусской ассоциации журналистов.

«Только после этого можно будет делать выводы о характере преследования Пальчиса со стороны государства — преследование за высказанное мнение или все же за разжигание вражды (язык ненависти), — отмечает правозащитник. — Преступления на почве ненависти должны пресекаться государством».

Гласность напрягает силовиков

Итак, в деле Пальчиса пока много белых пятен.

Нередко следователи советуют родственникам заключенного не поднимать шума — мол, так будет лучше для него, договоримся, срок будет минимальный. Однако надо понимать, что согласие с таким предложением совершенно не гарантирует мягкого приговора или закрытия дела. Кроме того, арестованные нередко остаются и без обратной связи с волей в виде писем поддержки — их не всегда в полном объеме получали даже известные люди.

Сейчас, например, нельзя быть уверенными, получит ли Пальчис письма по тому адресу, который публикуют его знакомые. А с того момента, как блогер отказался от услуг нанятого адвоката, связи с ним нет. Если нанятый адвокат хотя бы рассказывает, сумел он увидеться с клиентом или его не пустили, то от государственного адвоката вряд ли удастся получить и эти крохи сведений.

В качестве примера, когда гласность помогала арестованным, можно вспомнить дело экс-кандидата в президенты Алеся Михалевича. После того, как он, выйдя в феврале 2011 года из СИЗО КГБ, на пресс-конференции заявил о пытках, те, кто еще оставался там, позже рассказали, что подобные случаи прекратились.

Еще было дело военного обозревателя Александра Алесина, информацию об аресте которого больше двух недель не хотели предавать гласности ни родственники, ни редакция, в которой тот работал. Однако когда СМИ узнали о случившемся и подняли волну, журналист был выпущен под подписку о невыезде. Впоследствии дело против него приостановили. Есть основания считать, что медийный резонанс сыграл в той истории не последнюю роль.

Зная специфику белорусской правоохранительной системы, можно предположить, что и в случае с Пальчисом информационный шум не навредит. Если бы о блогере не писали, то следствие могло бы выбрать любой вариант интерпретации его действий. Сейчас же сложно будет слепить из Сильвера банального распространителя порнографии.

Насолил Москве или здешним властям?

Не имея возможности ознакомиться с материалами, по которым к блогеру возникли претензии у правоохранительных органов, сложно комментировать его дело, сказал в комментарии для БелаПАН руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников, который входил в состав оргкомитета «Свободу Эдуарду Пальчису». Комитет был создан в апреле для содействия освобождению блогера, находившегося тогда в российской тюрьме.

Ранее высказывались мнения, что дело в отношении Пальчиса белорусские власти могли инициировать для того, чтобы продемонстрировать Кремлю: с теми, кто слишком сильно критикует Россию, в союзной Беларуси борются.

«Но в информационном пространстве Беларуси много кто активно борется с Россией и жестко ее критикует, в том числе и известные журналисты, но против них уголовных дел не заводят и какого-то давления за их позицию пока не заметно. Не думаю, что это связано конкретно с информационным давлением [на Россию]», — говорит Поротников.

Некоторые эксперты не исключают, что Пальчис попал в разработку силовиков по внутриполитическим причинам. Его публикации, кроме всего прочего, отличались жесткой критикой белорусских властей. Не зависимый ни от кого блог, автор прячется за псевдонимом, бичует режим, не выбирая выражений… все это не могло не привлечь внимание спецслужб.

Поротников обращает внимание и на тот факт, что хотя какая-то критика в отношении России и появляется в различных белорусских СМИ и на сайтах, но в целом страна абсолютно не готова защищаться от российской пропаганды.

«И в рамках ныне существующей системы это нельзя исправить никак, потому что наш информационный продукт и его производители по сравнению с российскими или даже украинскими абсолютно неконкурентоспособны, — сказал Поротников. — И причина тут не политическая, а экономическая. Отсутствие рыночной экономики означает отсутствие или ограничение конкуренции, низкие рекламные бюджеты, и, соответственно, заказчик рекламы покупает то, что дешевле, а не то, что лучше. Поэтому те, кто лучше, уезжают в Москву и Киев работать. Поэтому мы по качеству с ними тягаться не можем».

А опасность российская пропаганда представляет уже сейчас, уверен Поротников.

«Во-первых, она действует на психологию людей. Во-вторых, она очень разнообразная и гибкая, она мимикрирует. По сути, та же информационная агрессия может рядиться и в массовую культуру, когда какой-то региональный продукт захватывает пространство соседних стран, — говорит аналитик. — И, в-третьих, сложно понять и провести грань, когда заканчивается просто продажа и продвижение какого-то информационного продукта и начинается именно целенаправленное влияние в политических интересах. Это можно увидеть только уже на последних стадиях».

В качестве примера собеседник БелаПАН привел Украину, где «все начиналось очень давно и с вполне безобидных вещей — шутки про хохлов, анекдоты, фильмы, попса российская, российская литература популярная», а потом с какого-то момента оказалось, что «здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

И если подобное вдруг случится с Беларусью, то страна не сможет ничего противопоставить. «Единственная защита белорусских властей — это рубильник, техническая возможность отключить телерадиовещание и интернет», — считает Поротников.

При этом, как видим, нонконформист, выступавший против экспансии «русского мира», оказывается за решеткой. И возбужденное против него уголовное дело вызывает у общественности много вопросов.