Азаренко бегает по проспекту неузнанной

К «Уимблдону» вторая ракетка мира готовится в Минске…

Вживую я видел Вику впервые за 7-8 лет. Последний раз мы общались, когда Виктория еще не была мировой звездой, которая может позволить себе абсолютно всё. У нее тогда не было бордового Porsche Cayenne, как, в принципе, не было и водительских прав в силу ее несовершеннолетнего возраста. Тогда она еще давала эксклюзивные интервью... В общем, тогда она была другой…

«Я хочу поцеловать Вику Азаренко», — озвучивает свое желание один из мальчуганов, пришедших на мастер-класс, который Виктория решила провести 12 июня в Минске для юных теннисистов. Я не стал разочаровывать парня, рассказывать, что сердце Вики уже занято сыном знаменитого украинского спортсмена Сергея Бубки — Сергеем Бубкой-младшим, тоже теннисистом.

Вика проводила мастер-класс с душой. Судя по поведению нашей теннисной примы на корте, это была не показуха, а искреннее желание подарить детям настоящий праздник. На протяжении полутора часов Азаренко играла с ребятней, потом дала автограф-сессию.

И вот он, главный момент — подход Виктории к СМИ. Журналистов Вика в последнее время совсем уж не жалует, так что для нас даже такое короткое совместное интервью (все ограничено 10 минутами) — словно манна небесная.

— Мастер-класс мне очень понравился, — говорит Виктория. — Радует, что все больше и больше детей играют в теннис, если бы они еще слушались получше, было бы вообще замечательно. Я на самом деле зарядилась позитивной энергией.

— Вы уже готовитесь в «Уимблдону»?

— Подготовку начала вчера. Завтра должен приехать мой тренер. Тренироваться буду в Минске.

— Думаете про Олимпиаду?

— Про Олимпиаду я всегда думаю. Это главный старт сезона, безусловно. Но впереди у меня «Уимблдон», так что сейчас я сосредоточена на этом турнире.

— После «Ролан Гаррос» вы отмечали, что пресытились теннисом, вам удалось отвлечься от спорта в Минске?

— Я пыталась как-то отвлечься. Неделю просто отдыхала.

— Говорят, вы бегали по проспекту…

— Да, бегала. По городам разным ездила, на природе была. Наконец-то смогла выспаться. Теперь с новыми силами приступлю к работе.

— А люди на проспекте вас узнавали?

— Думаю, я бегала так быстро, что они не успевали меня идентифицировать. :)

— Вы живете в своей новой квартире в Минске?

— Я там живу уже почти два года.

— Можно ли назвать «Уимблдон» генеральной репетицией перед Олимпиадой?

— «Уимблдон» — это, пожалуй, наиболее близкий к олимпийскому турнир. Но, все же, это другие соревнования, на которые едешь с другим настроением и другой мотивацией. Да и по срокам они разные: «Уимблдон» — две недели, Олимпиада — одна.

— На Олимпиаде для вас важнее выступление в одиночном разряде или в миксте с Максимом Мирным?

— Приоритет — это одиночка, но в миксте тоже конечно хочется добиться результата. Мы планируем сыграть вместе с Максимом на «Уимблдоне».

— Что для вас означает потеря статуса первой ракетки мира?

— Это жизнь, так бывает. Теперь я вторая в мире. Но возможность-то снова стать первой у меня есть. Так что это только придаст мне дополнительной мотивации, чтобы дальше работать.

— Вы поздравили Шарапову с первым местом в рейтинге?

— Нет.

— Чем объясните, что в последнее время вам тяжело даются первые матчи на турнирах?

— Легких матчей вообще не бывает. Много факторов. Бывают обстоятельства, бывают тяжелые соперники, бывает разница в физической форме. Нельзя же всегда играть идеально. Это просто спорт.

— Виктория, смотрите ли вы футбольный чемпионат Европы?

— Смотрю каждый день. Болею за Испанию, поскольку Беларусь не играет. А так, я патриотка, всегда болею за наших…

Все общение Азаренко с прессой ограничилось пятью минутами. Хотя, стоит признать, Виктория удалилась только тогда, когда среди представителей СМИ наступило молчание.

Мы с коллегой идем за Азаренко. У обоих на уме только одно — может рискнуть, обратиться к Виктории с просьбой об эксклюзивном интервью. Виктория так близко и одновременно так далеко от нас. «Можно, конечно, попытаться, но как-то неохота в очередной раз быть посланным», — говорит мне друг и, к сожалению, с ним трудно не согласиться. Мы, словно хвостики, продолжаем идти за Викторией. К теннисистке вдруг подходит какой-то мужчина (вроде не журналист, может, работник Дворца тенниса или родитель). Он успевает сказать только «Виктория, можно вас на секундочку», как Азаренко прерывает его словами «нет, я устала» и, не оглядываясь, идет дальше…

…Я ловлю себя на мысли, что та Виктория, с которой я общался 7 лет назад, так не поступила бы… Как не поступил бы и Максим Мирный, который вне зависимости от своих спортивных достижений и рейтинга на протяжении всей карьеры был всегда очень отзывчив со СМИ и болельщиками. Подходя к Максиму, ты никогда не испытываешь боязни «быть посланным»…