Белорусский спорт не сможет без «хорошей таблетки»?

По итогам разбора итогов Олимпиады фактически единственным, но до предела откровенным выводом стал вот этот: отрасли срочно нужны современные фармакологические препараты...

Анализ спортивными чиновниками самого неудачного выступления белорусских атлетов на Олимпийских играх превратился в вызывающую брезгливость склоку. По итогам разбора полетов фактически единственным, но до предела откровенным выводом стал вот этот: отрасли срочно нужны современные фармакологические препараты.

допинг«В наше время вся надежда на хорошую таблетку», — прямо заявил директор Республиканского центра олимпийской подготовки по легкой атлетике, вице-президент Национального олимпийского комитета Геннадий Алексеенко на последнем совместном заседании исполкома НОК и коллегии Министерства спорта и туризма 5 сентября.

Главной причиной безмедального выступления легкоатлетов в Лондоне он назвал майский арест главного тренера сборной Анатолия Бадуева и врача Павла Дриневского. Это, мол, сломало заключительный этап подготовки.

Остальные ораторы почти в открытую развили мысль Алексеенко: мол, Дриневский безошибочно определял, когда и как дать «хорошую таблетку», поэтому без него спортсмены и коллеги оказались как без рук. К слову, если верить неофициальной информации, главный тренер и врач поплатились свободой за… вымогательство денег для положительного решения вопросов, связанных с допинг-контролем.

Публично о допинге Бадуев предпочитал не распространяться, зато назначенный на его должность Александр Трощило (в бытность спортсменом чемпион мира и СССР) на подведении итогов Олимпиады озвучил то, о чем иные тренеры и подумать боятся. Оказывается, перед Лондоном в плане фармакологии работали по методикам 1975-1979 годов, а новых нет, потому что никто делиться не хочет.

«Есть новые препараты, которые выводятся в течение двух-трех дней, — вот такую надо иметь фармакологию», — шокировал аудиторию своей откровенностью Трощило. Иными словами, чтобы получить результат, нужно что-то-то «кушать», но так, чтобы никто не заметил.

«Фармакология — это всегда закрытая тема, — отмечает спортивный аналитик, бывший член сборной СССР по плаванию Инга Усенко. — Еще 30 лет назад сказали, что на бульбе и сале выехать невозможно. Здесь нужная правильная методика и правильная фармакология. Насколько я слышала, именно Дриневский — врач от бога. Он молодой и очень толковый».

Главное, по словам Усенко, не столько запрещенное дать, сколько мудро дать разрешенное. «А у нас, как я вижу, нет таких мудрых специалистов», — говорит эксперт.

Многие спортивные обозреватели ухватились за прозвучавшие на сентябрьском заседании признания в устарелости подходов, но мало кто задумался, почему были упомянуты методики именно второй половины 1970-х годов. На то время, по словам Усенко, пришелся расцвет допинговых разработок восточногерманских тренеров.

«В те годы я была в сборной СССР. Мне тогда было лет 15, и про допинг я ничего не знала. Но спустя 20 лет мы встретились с девчонками, и они слегка обмолвились, что, мол, на своем здоровье пахали, а вот такая-то и такая-то с 13 или 14 лет были на допинге. Получается, что мы их подтягивали своим здоровьем. В 17 лет мы уже были никакие, потому что должны были «тягать» тех, кто благодаря допингу плыл вполсилы. Было «мясо» — спортсмены на допинге и «гарнир» — то есть мы», — говорит Усенко, продержавшаяся в сборной три года, но на Олимпиаде так и не выступившая.

Самое удивительное, что допинговые откровения спортивных чиновников прозвучали на фоне скандала вокруг толкательницы ядра Надежды Остапчук, которую Международный олимпийский комитет лишил золотой медали Игр в Лондоне как раз за употребление запрещенного вещества.

История крайне запутанная, а официальные результаты ее расследования, проведенного Минспорта и Национальным антидопинговым агентством, больше похоже на попытку спасти спортсменку от сурового наказания Международной федерации легкой атлетики (ИААФ). Ответственность легла на ее тренера  Александра Ефимова — того самого, который, как говорят в спортивных кругах, указал правоохранительным органам на коррупцию в легкой атлетике.

За полгода спортсменка сдала 15 допинг-проб — и все оказались чистыми. А тут 30 июля после сдачи международного допинг-теста Ефимов якобы подсыпал ей в кофе «запретный плод». Журналисты «Еврорадио» сумели выяснить, что в меню спортсменки кофе тогда не было, а само вещество в воде не растворяется. Сам же тренер, узнав, что его сделали виновным в этой истории, саркастически заявил, что сменит фамилию Ефимов на Идиот.

Непонятно, то ли действительно тренер совершил некрасивый поступок (к тому же совершенно ненужный, так как Остапчук была лидером сезона), то ли стороны решили отвести удар от спортсменки, но не успели договориться о единой линии поведения. Или же договорились, но позволили Ефимову сохранить лицо подобными «недоуменными» заявлениями. Как бы там ни было, от ИААФ будут ждать, что несостоявшуюся чемпионку «в связи с исключительностью случая» дисквалифицируют всего на год, что позволит ей готовиться к Олимпиаде 2016 года.

В целом же, как считает Инга Усенко, некорректно делить спортсменов на «чистых» и «грязных». «Все зависит от методики подготовки. Выигрывает тот, кто не попался», — говорит аналитик.

Усенко отмечает, что метатели молота Иван Тихон и Вадим Девятовский выиграли суд у Международного олимпийского комитета и отвоевали медали пекинской Олимпиады, потому что доказали факт неправильного взятия допинг-пробы, а не факт отсутствия допинга в пробе. В случае Остапчук эксперт допускает, что она попалась благодаря мощному оснащению лондонской антидопинговой лаборатории.

«Есть препараты, которые выводятся до 14 месяцев. Не исключено, что перед Олимпиадой лаборатории, где анализировались пробы спортсменки, просто не распознавали это вещество», — пояснила свое предположение Усенко.

Так получат ли белорусские спортсмены «хорошую таблетку», которую ни одна лаборатория не отыщет и которая поможет наконец выполнить набивший оскомину план завоевать на летней Олимпиаде 25 медалей?

В спорте есть категория специалистов, полагающих, что надо все разрешить, так как борьба с допингом бесполезна. Однако, по мнению Инги Усенко, обратной стороной медали станет возрастание числа смертельных исходов, ведь допинг позволяет задействовать резервные возможности организма, восполнить которые крайне сложно: «Человек может просто лечь и не встать».

Вопрос применения запрещенных веществ — прежде всего моральный, хотя для кого-то сойдут и деньги, пахнущие допингом. Кроме того, в погоне за медалью многие не задумываются о последствиях для здоровья не только своего, но и детей. Об этом не принято говорить, потому что после окончания карьеры спортсмены зачастую остаются один на один со своими проблемами, которые никому не интересны. Для государства это уже отработанный материал.