Марек Сикора не обещает, что все будет хорошо

Второе пришествие лучшего тренера в новейшей истории хоккейного «Динамо»…

С именем Марека Сикоры связаны два самых успешных сезона минского «Динамо» в Континентальной хоккейной лиге. В минувшем и нынешнем году команда выходила в плей-офф, где, правда, на первой стадии и проигрывала. Динамовские боссы были не прочь продолжить сотрудничество с 63-летним чешским специалистом, но тот сказал заранее и твердо: с хоккеем заканчиваю, мне много лет, да и долго откладывавшаяся операция на коленном суставе должна быть когда-нибудь проведена.

Марек Сикора. Фото photo.bymedia.net

В Минске повздыхали и пригласили финна Кари Хейккиля. Правда, это решение показалось недостаточно взвешенным: скандинав в качестве главного тренера белорусской сборной до этого занял кислое 14-е место на чемпионате мира. Тем не менее, команда Юрия Бородича рискнула — и таки прогадала. За 15 матчей «Динамо» доигралось до последнего места в Западной конференции. Только один факт: в десяти матчах первые две шайбы влетали в минские ворота. Беспомощность команды повлекла невиданный доселе демарш болельщиков, призвавших 7 октября в Москве (!) к ответу игроков и тренера после безвольного проигрыша не хватающему звезд с неба «Спартаку». Это поражение было третьим подряд. 9-го динамовцы зацепили очко в Риге, а 11-го выиграли в гостях у «Донбасса». Правда, эта победа висела на волоске: выигрывая после двух периодов 5:1, в третьем команда пропустила три шайбы. Смотревшие трансляцию наверняка видели растерянное лицо качающего головой Хейккиля, когда вратарь Пекка Ринне на последних секундах отвел угрозу овертайма.

Однако один из лучших голкиперов НХЛ не отвел угрозу отставки своего соотечественника. Она случилась на следующий день. Хейккиля собрал чемоданы и улетел. Судя по всему, очень скоро закончится его роман и со сборной.

Почему «Динамо», имея серьезный подбор игроков, играет так уныло, как складывались отношения финна с игроками и что стало каплей, пробудившей идею отставки, в клубе предпочитают не распространяться. Косвенно о напряженной атмосфере можно прочитать между строк общих рассуждений динамовцев. Занявший место скандинава с приставкой «и.о.» его ассистент Александр Андриевский после первой тренировки в новом качестве заявил, что игроков необходимо психологически разгрузить. Кроме того, всем будет предоставлен шанс проявить себя. Иными словами, больших претензий к хоккеистам нет, пусть поиграют в новой обстановке, чтобы не было претензий: мол, мне было плохо, а когда могло стать хорошо, меня убрали. С командой Хейккиля не попрощался — тоже показатель, хотя здесь могла взыграть банальная обида, подвигшая к резким движениям.

Короче, финн уехал, а в обратном направлении из Праги проследовал Марек Сикора. Он прилетел в воскресенье и уже вечером прибыл на конькобежный стадион «Минск-Арены» понаблюдать за тренировкой. Из его дипломатичного рассказа вырисовывается такая картина: в среду (т.е. 10 октября, между матчами в Риге и Донецке) позвонил председатель наблюдательного совета «Динамо» Юрий Бородич и предложил возглавить команду. Сикора отказался, так как главный тренер на тренировках должен быть на льду, а ему после операции пока нельзя. Затем последовал второй звонок: Бородич предложил стать консультантом (то бишь та же песня, только без вреда для физического здоровья). Чех согласился и теперь в меру сил будет помогать своему бывшему «подчиненному» Андриевскому.

Если у того получится, юридический статус-кво сохранится, если нет — Сикору, возможно, будут сватать на главного. А ведь еще есть сборная, которая вскоре снова останется бесхозной…

Восемь минут первого дня второго пришествия Марек Сикора уделил пришедшим на тренировку журналистам:

— Как самочувствие после операции, как настроение?

— Что касается операции, все прошло отлично. Но я думал, что восстановление будет побыстрее чуть-чуть. Хожу нормально. Стараюсь каждый день делать упражнения для укрепления мышц, тренируюсь. Сегодня не было возможности. Думаю, здесь смогу работать на велосипеде. Нужно еще время. Каждый день чуть-чуть лучше. Думал, что в октябре-ноябре буду танцевать, но не буду танцевать еще.

— А на лед сможете выйти?

— Пока нет. Это большой риск. Операция мне обошлась бесплатно. Она стоит 7 тыс. долларов. Если что-то случится на льду, то мне нужно будет вернуть деньги в страховую компанию.

— Вы соскучились по хоккею?

— Я старался жить гражданской жизнью. Я уже не хотел, честно говоря, возвращаться в хоккей, не хотел. Но пришел разговор, звонил Юрий Федорович Бородич, что здесь тренер заканчивает, если можно помочь, хорошо играли [в прошлом сезоне]. Я сказал первый раз «нет». Он позвонил еще раз, сказал, может быть как консультант, все знаете, вся осталась на своем месте команда практически, помогите, участвуйте. Я сказал «да».

— Можете сказать, как давно был первый звонок?

— Сегодня воскресенье… В среду или четверг... В среду.

— Видели ли матчи минского «Динамо» в этом сезоне?

— Нет. Видел после матчей на allhockey.ru или на чешском сайте короткие видео, десять минут: голы, голевые ситуации. А весь матч нет.

— Что знаете о «Динамо», о ситуации в команде?

— Ничего не знаю. Игроков знаю. Пять-шесть не знаю. Хочу первый матч посмотреть. А после тренировки будем разговаривать с Андриевским, с Попихиным, как сотрудничать, что от меня ожидать. Нужно время, мне надо посмотреть команду. Мне кажется, лучший вариант — смотреть матч с «Витязем» как болельщик, с высоты, чтобы видеть игроков, новых игроков, скорости, большинство, игру в меньшинстве. А после этого конкретно договориться о сотрудничестве, что сделать, как помогать.

— Будете жить в Минске или нужно еще вернуться на родину, чтобы решить какие-то дела?

— Посмотрим. С 4 по 14 ноября пауза на Евротур. До этого четыре матча дома, четыре в поездке, а после увидим.

— О чем уже договорились с руководством клуба?

— Ни о чем еще. Юрий Федорович сказал, что это вопрос, как мы договоримся в тренерском штабе.

— С командой, тренерами успели уже пообщаться?

— Было собрание сегодня, где сказало руководство, что Хейккиля закончил, Андриевский стал главным или…

— …Исполняющим обязанности.

— Да! Это мне просто плохо говорить. …Что приехал Марек Сикора. Это слова на уровне команды и тренеров.

— Как вас команда приняла?

— Команда… Все улыбались (смеется).

— В общем, эти четыре матча вы здесь в Минске и с командой тоже отправитесь в поездку.

— Да-да.

— Жена осталась пока на родине?

— Да.

— Как она отнеслась к тому, что вы возобновляете работу?

— У нас родилась четвертая внучка, поэтому она помогает. Я думаю, это вопрос результата. Если все пойдет, как думаем, и я останусь, она прилетит в этом ноябрьском перерыве.

— Дома все починили?

— Дома все в порядке.

— Там труба у вас полетела, вы говорили, затопило…

— Это уже…

— …Забыли, наверное.

— Нет, не забыли. Полмиллиона крон заплатили.

— Марек, все-таки главная причина, почему вы решили вернуться в хоккей?

— Хоккей — это моя жизнь. Всю жизнь я играл и стал тренером. Год или два работал учителем, и это была хоккейная школа. Минск? В плей-офф сыграли не так, как ожидали. Но два года плей-офф, я думаю, это успешно. Всех знаю, это тоже играет роль. Когда что-то новое, например, в Екатеринбург или еще куда, это тяжело.

— А жить будете в той же квартире, что и раньше?

— Думаю, владелец продал. Я не спрашивал. Пока в гостинице.

— С вашим приездом болельщики связывают большие надежды, мол, все будет хорошо. Можете сказать, что все будет хорошо?

— Не могу. Это было бы наивно.

— Мы правильно поняли, что сначала вам предлагали пост главного тренера?

— Ох… Ну, может быть. Я точно не вспомню тот первый разговор. Знаете, в чем проблема? Пока на лед нельзя — в этом проблема. Я сказал: если главный тренер, ему нужно на льду быть, а не за бортом. Поэтому решение спекулятивное немножко. Посмотрим, что будет.