Белорусскому спорту нужно новое лекарство

100 дней в должности нового министра спорта показали, что поиск лекарства может затянуться…

 

Александр ШамкоДля нынешнего министра спорта и туризма Александра Шамко 7 февраля было знаковым днем — сотым днем пребывания в должности. Именно после этого временного рубежа наблюдатели по негласной традиции с полным правом могут критично оценить первые и последующие шаги чиновника на новом месте.

Прошедшее тремя днями ранее заседание коллегии ведомства, подведшее черту под 2012 годом, показало: оценивать особо нечего, а перспективы отрасли — туманнее некуда.

Новая метла мести не спешит

Шамко, переброшенный на спорт с должности заместителя министра по чрезвычайным ситуациям, входит в курс дела отнюдь не со скоростью пожарной машины. Даже с заместителями пока нет ясности — прежние замы и нижестоящие чиновники еще на своих местах.

Оценка текущих спортивных событий дается министру с трудом, хоть, по выражению Александра Лукашенко, он человек «не случайный в спорте» — курировал сборную по пожарно-спасательному спорту. Например, Шамко почти поставила в тупик просьба журналиста перед коллегией прокомментировать провал мужской теннисной сборной в Кубке Дэвиса. Министр едва «вырулил» на общие слова о необходимости работать с резервом.

С другой стороны, новому главе Минспорта повезло в том плане, что он не наткнулся с первых шагов на глухую оппозицию: уж слишком многих раздражал своей невыдержанностью и неумением слушать других прежний министр Олег Качан. Как продукт системы спорт тот знает гораздо лучше, но при нем коллегии нередко превращались в откровенный балаган, после которого присутствовавшие чувствовали себя униженными статистами.

Неутомимый куратор Тозик

Пока единственный серьезный публичный шаг Александра Шамко — создание рабочей группы (с восемью подгруппами!) для изучения ситуации, сбора и выработки собственных предложений по реформированию спорта. На сайте Минспорта даже брошен клич всем желающим поучаствовать в процессе. Генерация идей планируется до конца марта.

Но это, похоже, не слишком впечатляет куратора Шамко — вице-премьера Анатолия Тозика, известного своими предложениями, вгоняющими, мягко говоря, в глубокие раздумья едва ли не всю страну. То плату за посещение поликлиник ввести надо, то слишком много желающих получить высшее образование. На коллегии же Минспорта заместитель премьер-министра предложил уже в феврале определиться, кого и где сократить (на бюрократическом языке — оптимизировать).

Оказывается, в стране слишком много детских спортивных школ (целых 426), а в них — слишком много культивируемых видов спорта (по 12-14). Март-апрель Тозик отвел на решение вопросов (как он выразился, «по-человечески») с теми, кого коснется секвестр.

Попутно неутомимый куратор хочет внести соответствующие изменения в нормативно-правовую базу и с сентября, когда стартует очередной учебный год, начать в отрасли новую жизнь. «Как бы по живому не начали резать», — таков сухой остаток кулуарных разговоров после заседания.

«Да, есть районы, где на 65 тысяч человек населения приходится целых пять спортшкол. Здесь сокращать нужно. Однако это единичные случаи. К каждому региону нужно подходить индивидуально. Но кто этим будет заниматься?» — говорит чиновник Минспорта, попросивший не называть его имя.

К сокращению количества видов спорта в специализированных школах он также относится скептически: «Если мы на летних Олимпиадах выступаем более чем в 20 видах и гордимся этим, то какой смысл уменьшать? А ведь есть еще и неолимпийские виды».

Еще один представитель ведомства отмечает, что если уж Беларусь стремится едва ли не во всем перенимать опыт Китая, то стоило бы присмотреться, как там делают выводы из провалов на Олимпиадах: «Они не бросаются урезать финансирование за отсутствие результата. Они собираются и решают, что нужно сделать и какие средства выделить для улучшения ситуации».


Хромая спортивная медицина

Так уж повелось в белорусском спорте, что деньги в конкретном виде и у конкретного спортсмена появляются только после того, как он чего-то добьется. А если случилась неудача, финансовый поток сразу иссякает. Выступивший на коллегии главный врач Могилевского областного диспансера спортивной медицины Виктор Рублевский очень удачно гиперболизировал такой подход: тебе построят онкологический диспансер, если ты уменьшишь число раковых больных, или купят флюорограф, если снизишь число больных туберкулезом.

Выступление Рублевского стало самым ярким на коллегии и стало неприятным откровением для находившихся в президиуме спортивных чиновников. Как выясняется, отрасль не способна обеспечить главное — нормальное медицинское сопровождение атлетов.

По словам специалиста, 80% спортсменов получают медпомощь, не соответствующую современным стандартам. Лишь в 6 из 17 спортдиспансеров страны есть кабинеты УЗИ и рентгенодиагностики, а о стоматологической помощи вообще речь не идет. Создание республиканского научно-практического центра спортивной медицины так и осталось на уровне разговоров, а в 2010 году прекратила свою деятельность медицинская аттестационная комиссия при Минспорта.

Спортивных врачей, отметил Рублевский, вообще никто не готовит, поэтому, приходя в диспансер, спортсмен видит «одутловатого вида пенсионеров и отставников». К слову, их зарплата на четверть меньше, чем у коллег в других учреждениях здравоохранения.

В зачаточном состоянии находится спортивная медицина в клубах. Рублевский привел пример могилевской футбольной команды, где врачом работает бывший сотрудник пенитенциарной системы, лечивший туберкулез у заключенных. В то же время, например, в английском клубе «Манчестер Юнайтед» одних только диетологов шесть штатных единиц.

Переброшенные на спорт

Речь Рублевского явно не понравилась вице-премьеру Тозику, который посоветовал врачу… лучше готовиться к выступлению. Недовольство вполне объяснимо: принято считать, что государство обеспечило все условия для спортсменов, а в провалах виноваты сами нерадивые атлеты и их тренеры. А тут какой-то провинциал, хоть и из родной Могилевской области Лукашенко, посягнул на устои. Кому охота видеть в зеркале голого короля?

Но «одеваться» придется, и чем раньше, тем лучше. Так совпало, что на следующий день после коллегии Минспорта после тренировки внезапно скончался 15-летний игрок юношеской сборной Беларуси по баскетболу. Смерть от физических нагрузок настигала детей и раньше, но это было на уроках физкультуры, где медицинского контроля нет. А здесь речь о члене сборной, здоровье которого по умолчанию должно быть под микроскопом, и уж тем более в переходном возрасте, когда сердечно-сосудистая система работает близко к пределу своих возможностей.

Бывший замминистра по чрезвычайным ситуациям Александр Шамко, бывший председатель Госкомитета пограничных войск Игорь Рачковский, бывший дипломат Максим Рыженков — именно этим людям теперь поручено руководить спортом на должностях соответственно министра, первого вице-президента Национального олимпийского комитета и помощника президента по вопросам физической культуры, спорта и развития туризма. Большой вопрос, когда они найдут для белорусского спорта спасительное лекарство. И найдут ли вообще.




Оставьте комментарий (0)
  • Страшнее всего, когда в руководстве страны появляются "всезнающие" вице-премьеры никогда и ничего в жизни не создававшие лично, но решающие, что и кому делать. Кураторство Тозика уже сказалась на Олимпиаде в Лондоне, откуда он вышел "сухим из воды", по привычке контролёра обвинив всех кроме себя. Теперь он взялся за медицину.Лучше бы всерьёз занялся реальной пенсионной реформой, а не "закрытием вопросов" по ней.
  • Прежде всего спорт должен быть оздоровительным мероприятием для всех граждан страны, а не придатком олимпийского комитета и политики в мировых успехов любой ценой, ценой крови из носа, ценой наличия гнилых шлемов велосипедистки, ценою здоровья спортсменов, а не пичкания их неизвестными или опасными химическим веществами-стимуляторами. И вон из спорта политику и идеологов-олухов.