В «чистом спорте» у Беларуси больше шансов побеждать

В связи с допингом, выявленным в пробах белорусских штангистов — участников Олимпиады в Лондоне, Национальное антидопинговое агентство усилило контроль спортсменов

 
В связи с допингом, выявленным в пробах белорусских штангистов — участников Олимпийских игр 2012 года в Великобритании, Национальное антидопинговое агентство усилило контроль спортсменов.

Отсутствие положительных тестов перед Рио — не повод успокоения

«В противном случае нас бы просто не поняли. Дополнительный контроль — другого варианта нет», — заявил директор НАДА Денис Мужжухин на пресс-конференции в Минске 27 июня.

По его словам, взяты и отправлены на анализ в лаборатории Варшавы и Дрездена пробы всех спортсменов, которые получили право выступить на ОИ-2016 в Бразилии. Проводятся образовательные мероприятия и семинары, которыми охвачено уже 14 видов спорта. Целевая аудитория — молодые спортсмены, входящие в олимпийский резерв и пока не знающие все нюансов всех правил взаимоотношений с допинг-офицерами. В частности, Мужжухин назвал «больным местом» ситуацию с информированием о местонахождении спортсменов.

Он также подчеркнул, что отсутствие положительных тестов перед Олимпиадой не является поводом для успокоения.

Директор агентства отметил, что официально Всемирное антидопинговое агентство не изменило позицию по отношению к Беларуси в связи с допинговым скандалом в тяжелой атлетике, но, учитывая скандальную ситуацию вокруг российских легкоатлетов, в кулуарах говорят, что в бывшем СССР «у них у всех такое».

По его словам, в связи с закрытием московской антидопинговой лаборатории анализ проб подорожал. Аккредитация своей лаборатории пока невозможна: до 2018 года во всем мире наложен мораторий на проведение этой процедуры. Летом нынешнего года вопрос дальнейших действий рассмотрит Совет Европы.

Мужжухин заверил, что НОК и Минспорта полностью поддерживают НАДА и не оказывают никакого давления. «Никакие фамилии не влияют, никто не агентство не выходит», — сказал он.

Антидопинговый контроль стал «избыточно политизирован»

В свою очередь директор Республиканского научно-практического центра спорта Геннадий Загородный отметил, что антидопинговый контроль стал «избыточно политизирован», и это повлекло рост расходов на медицинское сопровождение спортсменов.

Свою позицию он аргументировал «неоднозначной ситуацией» с милдронатом (мельдонием), который начал выпускаться еще в советской Латвии для восстановления сердечной деятельности.

По словам Загородного, запрет мельдония с 1 января 2016 года стал проблемой «для вполне определенного круга стран», а именно Восточной Европы, поскольку на Западе этот препарат не продавался. В США есть похожий, но к нему вопросов у Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) не возникло.

Денис Мужжухин считает, что с мельдонием ВАДА попало «не в очень красивую историю», и впервые за годы своей деятельности агентство пересматривает свое решение. Не позднее 1 июля — после научных исследований — должны быть опубликованы официально разрешенные дозировки препарата.

Выяснилось, что у милдроната есть две фазы выведения из организма: за 72 часа и «до нескольких месяцев», так как он интегрируется в красные кровяные тельца. В результате — «столько людей в подвешенном состоянии».

Спорт и большая политика

Затрагивалась тема допинга и в ходе подготовки белорусских спортсменов к XXXI летним Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро, которое провел Александр Лукашенко 27 июня в Национальном олимпийском комитете.

«Спорт — это большая политика. Вы видите, что происходит сейчас, какая идет борьба. Наверное, все-таки какой-то политический подтекст в этом есть. Если мы этими допингами баловались, то мало не покажется. Я абсолютно за чистоту спорта. Если кто-то принимает запрещенные препараты, то с этим надо бороться. И нам это выгодно», — цитирует главу государства его пресс-служба.

По мнению Лукашенко, в «чистом спорте» у Беларуси больше шансов побеждать. «Если мы не будем сторонниками чистого спорта, мы проиграем. Потому что крупные государства всегда найдут возможность нас в этом переиграть. Если чистый спорт — у нас больше возможностей завоевать медали», — сказал он.

Лукашенко выразил озабоченность в связи с тем, что происходит в мире на фоне и вокруг Олимпийских игр. «Все мы следим через СМИ за тем, что спорт переходит в большую политическую плоскость. Это касается и допинговых вопросов, особенно мельдония, ставшего вдруг всемирно известным. В этой связи важно знать, коснулась ли эта проблема наших спортсменов и насколько. Скрывать ничего не надо. Вы видите, начали ковыряться уже в пробирках восьмилетней давности», — отметил он.

«Имейте в виду, что не должно быть ситуации, когда у нас в ходе выступления в Бразилии или через восемь лет начнут отбирать медали. Этого быть не должно, за такие факты будет персональная ответственность, — предупредил Лукашенко. — В Минске осенью соберется вся олимпийская элита Европы, и нам не должно быть стыдно на этом форуме (в октябре этого года в Минске пройдет 45-я Генеральная ассамблея Европейского Олимпийского комитета. — БелаПАН.)».

Быть или не быть

Официальные документы о недопуске белорусских штангистов на Олимпиаду пока не поступали, сообщил Денис Мужжухин.

«Ситуация не совсем хорошая, так как при наличии трех и более спортсменов, попавшихся на допинге, федерация на год может быть отстранена от соревнований. Да, это были пробы с Олимпиады 2012 года, но нарушения зафиксированы сейчас. Это не красит тяжелую атлетику и весь белорусский спорт», — отметил Мужжухин.

По словам руководителя НАДА, при этом он не разделяет принцип коллективной ответственности, поскольку спортсмены лишаются равных прав, которые гарантируются Всемирным антидопинговым кодексом.

Ранее стало известно, что после перепроверки проб, взятых у участников летних ОИ-2012 в Лондоне, в употреблении допинга были уличены белорусские тяжелоатлеты Марина Шкерманкова (завоевала бронзовую медаль), Дина Сазановец и Евгений Жерносек.