Коссовскую жемчужину поднимут из руин

Дворец Пусловских по праву считается жемчужиной белорусской архитектуры. Специальная комиссия ЮНЕСКО признала его перспективным объектом международного туризма...

 

Расположенный недалеко от города Коссово дворец Пусловских по праву считается жемчужиной белорусской архитектуры. Недавно специальная комиссия ЮНЕСКО признала его перспективным объектом международного туризма. Сейчас взору путешественников доступны лишь стены дворца, практически разрушенного во время Великой отечественной. Вторую жизнь дворец должен обрести после начавшейся реконструкции, ставшей возможной после того, как Коссовский дворцово-парковый ансамбль был утвержден в качестве республиканского приоритетного объекта на проведение реставрации.

Коссово прославили отнюдь не магнаты Пусловские. В 1838 году они начали строительство дворца вблизи фольварка Меречевщина, где в 1746 году появился на свет Тадеуш Костюшко — национальный герой Беларуси, Польши, США и Франции.

Возможно, в 1838 г. какого-то из памятников бригадному генералу армий Польши и США Тадеушу Костюшко в Вашингтоне, Чикаго, Кливленде, Варшаве и Кракове еще не было. Но Пусловские смогли оценить эту фигуру в мировой истории и как истинные меценаты ухаживали за усадьбой Тадеуша Костюшко.

Основатель дворца — воевода Казимир Пусловский и его сын Вандалин, были крупными промышленниками. И дворец они построили роскошный! Его архитектурный стиль называют ретроготикой. Дворец насчитывал 132 комнаты, и ни одна из них не похожа на другую. Особо знаменит был бальный зал: пол в нем был выполнен из толщенного стекла, под которым плавали экзотические рыбки.

В гостях у влиятельных промышленников бывали видные люди своего времени: Наполеон Орда, Генрик Сенкевич, Элиза Ажэшка, Юзеф Пилсудский, Вацлав Ластовский. Благодаря кисти Наполеона Орды мы знаем, как выглядели фольварок и дворец до революционных и военных потрясений.

Увы, судьба дворца печальна. Третий владелец из рода Пусловских, Леонард, продал дворец за карточные долги, и с тех пор хозяева усадьбы менялись несколько раз. В Первую мировую войну дворец разграбили и частично разрушили. Тогда же безвозвратно был уничтожен сад, а в нем — 150 видов редких растений и оранжерея. «За польским часам» дворец принадлежал казне. В нем размещались управа, школа пчеловодов и огородников.

В годы Второй мировой войны захватчики не тронули дворец. Хотя свой черный след на этой земле оставили: на территории Коссова было создано четыре гетто, в которых практически уничтожили всех евреев города и окрестностей. Впрочем, война не пощадила никого: население Коссова уменьшилось в семь раз. Дворец Пусловских, а с ним и усадьбу Тадеуша Костюшко, подожгли партизаны. Деревянный дом с соломенной крышей сгорел моментально, а во дворце пожар пылал 10 дней. Внутри выгорело все, лишь кирпичные стены выдержали пытку огнем. Старожилы вспоминают, что столб дыма над дворцом висел целый месяц. Партизаны подожгли дворец, так как опасались, что фашисты могут устроить в нем засаду, а дом Костюшко «провинился» тем, что в нем размещался немецкий штаб.

Поскольку дворец относительно молод, то и старых легенд, связанных с ним, мало. Самая известная повествует о том, что между дворцом Пусловских и сапеговским дворцом в Ружанах существовал подземный ход длиной в 25 километров. Еще рассказывают, что во времена расцвета дворца по его дворцу прогуливался лев — чтобы слуги не воровали.

А вот современных легенд куда как больше. Говорят, что в начале 90-х годов минувшего столетия состоятельные белорусы хотели выкупить у государства дворец и построить в нем шикарную гостиницу. Но вроде как бизнесмены и представители власти не сошлись в цене.

Позже с таким же предложением выступила российская фирма. Надо сказать, что россияне с крайней осмотрительностью подходили к возможной сделке: они потребовали от властей письменных обязательств, что дворец и после реконструкции будет принадлежать им. Очевидно, таких гарантий не получили, и сделка не состоялась.

Спустя некоторое время появились слухи об эстонской фирме, готовой провести реконструкцию дворца. К слову, эстонцы создали страничку в интернете, посвященную Коссово, справедливо полагая, что весь мир должен увидеть эту красоту.

Во всех современных легендах есть одна общая деталь: семь миллионов долларов — именно столько надо денег, чтобы дворец снова стал обитаемым.

По нашим законам, памятник истории и архитектуры не могут выкупить даже граждане Беларуси, и тем более — иностранцы. Но его можно взять в аренду, инвестировать средства в восстановление. Опять-таки, в соответствии с законодательством, памятники архитектуры должны содержаться в первозданном виде. На практике же реставрация иногда превращается в брутальный «евроремонт».

В настоящее время Коссовский дворец является собственностью Ивацевичского райисполкома. Понято, что силами района восстановить столь грандиозный памятник архитектуры невозможно. Нужна поддержка из центра. Известно, что на проведения проектно-изыскательских работ по линии ЮНЕСКО был выделен грант в сумме 50 тысяч долларов.

Прошлым летом в Пружанах, что не так и далеко от Коссова, с большой помпой открыли ледовый дворец. Вещь тоже нужная, ведь там будут заниматься дети. Понятно, что построить новое сооружение гораздо проще, чем восстановить памятник архитектуры. Последнее дорого, хлопотно и долго. Но стены Коссовского дворца уже сегодня привлекают туристов со всего мира. Как там еще получиться со звездами хоккея — неизвестно, а вот отдача от дворца Пусловских, как от туристического объекта, сомнений не вызывает. Она позволила бы не только окупить затраты, но и со временем заработать на еще один ледовый дворец. Не говоря уже о том, что такие объекты — лучший «пиар» для страны.

Моя первая встреча с Коссовским дворцом в 2001 году запомнилась так: из-за деревьев еле проглядывались зубчатые башенки. Пройдя приличное расстояние по лесной дороге, как-то совсем неожиданно увидела дворец, и появилось ощущение: он обитаем, сейчас нас встретит хозяин. На самом деле возле стен дворца был мини-паркинг и палаточный городок. А рядом за импровизированными столами люди выпивали и закусывали. Магнитофоны орали голосами российской попсы. Величественные белые стены варварски расписаны пошлыми признаниями в любви.
 

 

Тадеуш Костюшко воевал за независимость Беларуси, Польши, США. В 1775-83 годах отстаивал независимость Северной Америки. Там он стал бригадным генералом и почетным гражданином США. На территории нынешней Беларуси Тадеуш Костюшко руководил национально-освободительным восстанием 1794 года. Тогда повстанцы пели:

Пойдзем жыва да Касцюшкі,
рубаць будзем маскалюшкі.

Царским войскам удалось взять в плен раненого Тадеуша Костюшко. В 1796 году его освободили из Петропавловской крепости, в которой весьма почтительно относились к VIP-узнику.

В 1817 году Тадеуш Костюшко умер в Швейцарии, его прах привезен в Краков.

На месте фольварка Меречевщина лежал валун, и на нем должна была бы быть памятная плита с надписью: «Здесь в 1746 году родился Андрей Тадеуш Бонавентуро Костюшко». Однако памятную плиту, выполненную из металла, украли. После инцидента плиту крепили к валуну только по случаю приезда официальных делегаций. Поскольку мы не имели такого статуса, то и плиты не было.

Тогда как раз археологи обнаружили фундамент с подвалом дома Костюшко и было принято решение о его воссоздании. Посольства Польши и США содействовали в финансировании работ по восстановлению усадьбы.

В 2005 году я приезжала в Ивацевичи по совсем другому информационному поводу: написать об аресте за получение взятки тогдашнего председателя райисполкома Виталия Дмитраницы. Он вошел в первую пятерку арестантов-вертикальщиков районного уровня. К слову, уголовное дело было возбуждено и в отношении его жены, руководившей управлением экономики в том же исполкоме.

Незадолго до ареста главного районного вертикальщика в фольварке Меречевщина как раз и открывался мемориальный дом-музей Тадеуша Костюшко. К этому событию готовились основательно: проредили лес, построили лестницу, ведущую ко дворцу, и сделали попытку покрасить его. Мусор вокруг дворца традиционно убирают волонтеры из числа тех, кто знает далекую историю страны. А местные власти в то время позаботились об инфраструктуре.

Рядом с усадьбой Тадеуша Костюшко сохранился фундамент и стены старого кирпичного дома, который решили восстановить и открыть в нем кафе. Однако бюджетных денег на задумку не хватало, тогда бросили клич предпринимателям. Нашлись энтузиасты. Вложили в здание деньги и душу, в патриотическом порыве не особо заботясь об оформлении документов. В общем, когда приехали иностранные делегации, было где выпить кофе. Как рассказывали местные бизнесмены, кафе закрыли по велению семейства Дмитраниц. И пока предприниматели пытались доказать, сколько денег вложено в кафе, туристы недоумевали, почему оно закрыто.

Последний раз наведалась в Коссово прошлой весной. Моя подруга, впервые увидевшая дворец, была потрясена его красотой и величием. Чуть не плакала, глядя на полинявшую розовую краску, которой покрасили половину здания. Кто-то пошутил: не хватило краски. На самом же деле не было техники, способной «охватить» всю высоту изящной громадины. Свежая краска на раненых стенах выглядит как юношеский макияж на лице пожилой дамы…

Спор между предпринимателями и райисполкомом завершился в пользу последнего. Наплыва посетителей в кафе мы не заметили — на площадке как-то неуклюже припарковались две иномарки…

В доме-музее Тадеуша Костюшко экскурсовода не было, впрочем, у нас был свой. Заплатив за входной билет, мы прошли по всем залам: экспонаты весьма скромные, а подлинников практически нет… На память о посещении музея мы купили магнитики на холодильник с изображением Коссовского дворца. К сожалению, уже в «гриме».

Прихожанки коссовского Троицкого костела очень удивились, что «панство из Минска». Они чаще видят туристов из Польши. Теперь некоторые турфирмы в маршруты по родной стране включают и Коссово.

Мы приехали к костелу уже после утренней мессы. Однако пан ксендз, увидев небольшую группу интересующихся людей, открыл костел и провел импровизированную экскурсию. Более того, разрешил подняться на хоры — открытую галерею над входом в костел. Это потрясающе! Пройдя по чуть скрипучей деревянной лестнице, попадаем на галерею. Здесь покоится старый орган, а рядом — его электронный наследник. Когда-то давно место на хорах могли занимать только представители высших слоев общества, позже его отдали для музыкантов, органиста. Легонько опираясь на перила галереи, мы смотрели на костельную роспись, алтарь. Не знаю, о чем некогда думали и как чувствовали себя на этом месте магнаты, нам же казалось, что мы совершили маленькое путешествие в рай.

В учебниках истории периода БССР имя Костюшко упоминается вскользь и исключительно как польского политического деятеля. В далекой Америке уже давно именем нашего земляка назван город. В Австралии самая высокая точка носит гордое имя — пик Костюшко. А в Минске до сих пор нет улицы Тадеуша Костюшко. К счастью, в самом Коссово память героя увековечена в названиях колхоза и улицы.

В Кобрине есть музей Суворова, а в Минске — улица его имени, несмотря на то, что именно войска русского полководца подавили освободительное восстание под руководством Тадеуша Костюшко.

Восстановив усадьбу Тадеуша Костюшко, пусть и с помощью иностранцев, Беларусь наконец-то официально признала его своим национальным героем.




Оставьте комментарий (0)
  • ДА, усадьбу восстановили, молодцы. Еще бы парочку улиц назвали именем Костюшко в областных городах, вообще было бы хорошо....
  • Вполне разделяю. Если есть улицы Суворова, Дзержинского, Жукова... почему бы не быть улице Костюшко? Не совсем последний человек в истории государства, да и личность масштабная.