«На продвижение Беларуси за рубежом выделяют 250 тысяч евро, на продвижение Риги — 1,5 млн евро»

Григорий Померанцев уходит из Национального агентства по туризму спустя семь месяцев после назначения. Его зарплата в ноябре составила 3 млн рублей.

Бывший топ-менеджер airBaltic Григорий Померанцев проработал семь месяцев на посту директора Национального агентства по туризму. Впрочем, окончательно в должности его так и не утвердили — наличие компании и счетов за рубежом стало преградой для оформления договора.

В интервью Naviny.by он рассказал, почему между креслом чиновника и бизнесом он выбрал последнее. 

Григорий Померанцев
Фото Vlad Koriagin 


Григорий Померанцев. Родился в Новосибирске в 1974 году. В 11 лет с семьей переехал в Беларусь. В 1996 году окончил Минский государственный лингвистический университет (английский и немецкий языки). Начинал работу в представительстве авиакомпании SAS (Скандинавские авиалинии). С 1997 по 2012 работал в airBaltic (Латвийская авиакомпания), дошел до должности вице-президента по вопросам продаж. Участвовал в разработке городского туристического бюро Live Rīga. Два года был коммерческим директором аэропорта «Толмачево» в Новосибирске. В Грузии с нуля создавал национальный лоукостер FlyVista. Исполнял обязанности директора Национального агентства по туризму в Беларуси. Женат, трое детей.

— Григорий, ваше назначение на пост главы Национального агентства по туризму очень хорошо восприняли профессионалы. Была надежда, что опытный управленец все-таки выведет туризм в Беларуси на должный уровень. Почему не сложилось?

— Я хочу все-таки уточнить, что договор со мной до последнего времени заключен не был. Я работал как исполняющий обязанности директора. Но рано или поздно этот вопрос надо было решать.

Я никогда не скрывал, что у меня есть счета в заграничных банках, я много лет работал и жил за рубежом. В Латвии у меня консалтинговый авиационный бизнес. Конечно, руководство Минспорта и туризма об этом знало. Но меня уверили, что это не станет преградой для моей работы в Нацагентстве. Однако позже выяснилось, что антикоррупционное законодательство запрещает не только чиновникам, но всем управленцам компаний, где доля государства не менее 51%, иметь бизнес за рубежом. Мне предложили отказаться от своей компании или переписать ее на жену.

Но это довольно сложная и затратная процедура. Я не готов к тому, чтобы отказаться от своего дела. Тем более при той зарплате, что у меня была последние месяцы — в ноябре я получил 3 млн рублей. У меня трое детей, я должен думать о будущем своей семьи.

— Что больше всего разочаровало в государственной структуре?

— Не могу сказать, что покидаю должность с чувством разочарования. Все-таки это неоценимый опыт. Я на практике увидел, как работают государственные институты, как разрабатывают и согласовывают документы. Думаю, мне пригодится это в будущем. Другое дело, что моя работа часто заключалась в решении технических задач. А мне это не очень интересно, поэтому пришло время идти дальше.

— За эти семь месяцев вы погрузились в белорусский туризм. Назовите наши болевые точки и перспективы?

— В Беларуси есть свой туристический продукт, но, конечно, нужно работать над его усовершенствованием. Медицинский туризм, агроусадьбы, экотуризм, историческое прошлое — вот на чем может и должна сегодня зарабатывать наша страна. Однако нужно быть реалистами — в ближайшее время резкого прорыва не будет.

Препятствия миллионы раз назывались. Это, прежде всего, визовые ограничения, дорогостоящие полеты из Минска, недостаточная работа по использованию транзитного потенциала. Увеличилось количество рейсов из столицы, в том числе, транзитных, но пассажиры по-прежнему остаются в аэропорту и не узнают Беларусь.

Кроме того, нужно работать над имиджем страны и внутри, и за рубежом. Здесь мы очень ограниченны по финансам. Сравните: бюджет Нацагенства на продвижение Беларуси — около 250 тысяч евро в год, бюджет Риги на те же цели — 1,5 млн евро в год. Цифры говорят сами за себя.

— В Беларуси бизнесмены редко идут в госуправление, хотя очевидно, что для экономики это было б огромным плюсом. Что на ваш взгляд стоит изменить?

— Нужно усвоить достаточно простой принцип: что хорошо бизнесмену, то хорошо государству. Предприниматели с практической точки зрения могут указать, что следует реформировать, какие сферы можно поддержать и так далее. Если чиновники ставят амбициозные задачи, они должны, прежде всего, поинтересоваться, что думает бизнес по этому поводу. И всячески поддерживать предпринимательскую инициативу.

Мне не очень понятна сегодняшняя ситуация, когда на уровне Минспорта и туризма полгода обсуждается, нужно ли вводить налог для владельцев агроусадеб. Это задачи совершенно других органов. И потом, в 2006 году государство приняло отличное решение, чтобы поддержать людей на селе. Да, может быть, кто-то спекулирует на этом. Но у нас полно контролирующих органов отследить это. Почему должны страдать порядочные владельцы? Это и так зыбкий бизнес, который держится на энтузиазме.

— В нынешней ситуации сложно делать прогнозы, однако хотелось бы узнать ваше мнение, что ждет туринудустрию в 2016 году? Будет ли у нас Турция, Египет? Ожидать ли наплыва российских туристов в Беларусь?

— Действительно, последние экономические и политические события буквально перекраивают все планы туроператоров. Я считаю, что в сложившейся ситуации может оживиться спрос на отдых в Беларуси. Подсознательно наши люди и раньше задумывались, почему бы не посетить Браславские озеры или Полесье. И здесь многое будет зависеть от туриндустрии — предложат ли туристам хорошие условия для отдыха в Беларуси по приемлемой цене. Путешественники сегодня умеют считать деньги и сравнивать условия.

— У вас уже есть планы, где вы будете работать дальше? Вернетесь в Латвию?

— Однозначно могу сказать, что моя семья остается в Минске. У нас было достаточно возможностей, чтобы эмигрировать, но это принципиальный вопрос. Родители мои давно живут за океаном, в Риге у меня квартира, машина и вид на жительство. Но мы минчане.

Что касается дальнейшей работы, то пока ничего определенного сказать не могу. Возможно, вернусь в Латвию. У меня ведь там бизнес. В любом случае, постараюсь сделать все возможное, чтобы как можно чаще быть рядом с семьей.