Два взгляда на фильм «Мы, братья…» — из Беларуси и Украины

На один и тот же сеанс пошли два журналиста — белорусский и украинский, чтобы узнать, как в этом проекте выглядит Беларусь, что думают о «Братьях» зрители и будут ли этот фильм смотреть за границей.

Прокат нашумевшего фильма «Мы, братья…» продлили в Минске на четыре дня, хотя ажиотажа не было и в основные дни показа. Naviny.by решили провести эксперимент. На один и тот же сеанс пошли два журналиста — белорусский и украинский, чтобы узнать, как в этом проекте выглядит Беларусь, что думают о «Братьях» зрители и будут ли этот фильм смотреть за границей. 

Взгляд из Беларуси:
«Мы, братья» — это позор белорусского кино

Про фильм «Мы, братья…» я не слышала ни одного положительного отзыва. Коллеги и друзья, которые уже успели побывать на премьере, свои впечатления описывали коротко: «Ужас», «Трэш». Да и рейтинг на сайте «Кинопоиск» еще недавно был 2 из 10. Но любопытство взяло верх, и вместе с украинским коллегой мы решили своими глазами увидеть, что же вышло из шумного белорусско-американского сотрудничества. Тем более продюсер Сергей Жданович так громко всех убеждал, что этот фильм изменит представление зрителя о белорусском кинематографе...

В холле кинотеатра «Беларусь» рассматриваю афишу «Мы, братья…». Среди партнеров и спонсоров фильма указаны фонд «Открытое море», основная цель которого — сохранение и продвижение российской культуры; русское радио в Америке Radio Premier; продюсерский центр Ждановича Non stop media; американская фирма Devolro, которая занимается тюнингом автомобилей; а также государственная сеть магазинов «Радзивиловский», холдинг «Минскхлебпром» и, внимание, Комаровский рынок. Рынок, Карл! Впрочем, название этих компаний указаны не только на афише, но и в самом фильме — на огромных билбордах за спиной у главных героев.

За несколько минут до показа в зале кинотеатра «Беларусь» — всего два человека — я и мой коллега из Украины. Мы даже пошутили, что показ фильма в минском прокате продлили ради нас. Но пришло еще четыре зрителя. Так что всего в зале было шесть человек.

Как потом нам расскажет сотрудник кинотеатра, на «Мы, братья…» и до нас приходило по три-шесть зрителей. Даже интересно, какую цифру в итоге нарисуют в кассовых сборах.

На второй минуте фильма, когда зритель еще не успел даже раскрыть упаковку с попкорном, лысый персонаж почему-то обливает себя бензином и начинает гореть. В это время вокруг него человек десять вздыхают от ужаса, но никто не пытается его спасти. А чуть дальше уже разворачивается драка с захватом заложника. С самого начала чувствуется, что фильм делали каскадеры. Обычно ведь как — зритель не видит их в лицо, а часто даже не подозревает об их существовании. В этом проекте каскадерам дали отыграться. Поэтому вместо развязки сюжета зритель вынужден смотреть, как бессмысленно переворачиваются машины (кого этим можно удивить в 2015 году?), а режиссер картины с какой-то дури прыгает на БелАЗ.

В аннотации к фильму, а также многочисленных интервью продюсера подчеркивалось, что это история о двух братьях, которые поссорились из-за большой любви и стали врагами. Звучит впечатляюще, особенно для любителей мини-сериалов на РТР вечером в субботу.

Что же на деле? Два брата в компании друзей (все — сотрудники Службы безопасности президента) выпивали вечерком и играли в бильярд. И тут к одному из них в бар пришла девушка. Брат первого парня неровно посмотрел на нее. По сути, это и есть конфликт, который рассорил так называемых Каина и Авеля. То есть создатели фильма всерьез считают, что одного взгляда достаточно, чтобы рассорить родных братьев до такой степени, чтобы один хотел убить другого.

Нет времени объяснять и раскручивать историю для зрителей. Вместо этого режиссер устраивает бессмысленную погоню — одну за другой. Зачем? Сначала я думала, чтобы показать, как у нас работает Служба безопасности президента. Мол, пусть весь мир (Жданович ведь обещал мировой прокат!) посмотрит на этих бравых парней, который охраняют покой на островке стабильности в центре Европы.

Но эти парни выглядят так нелепо, что думаю, Лукашенко, посмотрев на это, сказал бы только одно: «Пазорышча!».

Судите сами. Сначала служба безопасности пытается исследовать обстановку на Белорусском автомобильном заводе, куда намерен приехать президент. На глазах у майора самосвал, который преступник заводит при помощи смартфона (!), убивает несколько человек. Потом служба безопасности обнаруживает снайпера на крыше бизнес-центра рядом с «Минск-Ареной». Его нейтрализовать тоже не удается. Дальше команда бравых ребят, зная, что готовится взрыв в метро, не успевает его предотвратить. А в конце фильма тот самый майор службы безопасности рассекает на белом «Бентли» в Штатах. Это вообще законно?

И о голливудских звездах, о которых так пафосно заявляли создатели фильма. Эрик Робертс появляется в четырех эпизодах. Это не более трех минут в фильме. Сэлли Керкленд — в двух эпизодах, это еще минуты две.

Отдельно надо сказать про Наташу Алам, американскую актрису, которая окончила авиационный институт в Узбекистане. Она и сыграла ту самую журналистку, цель которой была предотвратить всемирное зло, а именно поставить на путь истинный белорусского Каина из Службы безопасности президента.

Мужчинам особенно сложно будет уследить за мыслями героини Наташи, в большинстве эпизодов американская журналистка выглядит так, будто забыла надеть штаны. Жаль, что так и не раскрывается тема, за что же все-таки ей дали две Пулитцеровские премии. Первую половину фильма актриса говорит на английском. Но после постельной сцены с майором Службы безопасности президента она переходит на русский. Видимо, великий и могучий, по замыслу создателей фильма, передается половым путем.

Общее впечатление от фильма, что его слепили из того, что было. В народе такое творчество называется «Письмо дяди Федора» — когда непонятно, в чем основная идея фильма, что за судьба у героев, в чем, собственно, конфликт, и, главное, почему люди, которые играют хуже, чем дети в театральном кружке, появились на большом экране.

И здесь только одно исключение — Владимир Гостюхин. Это единственный человек, роль которого в фильме выглядела достойно. Недавно я говорила с ним по телефону по другому кинопроекту. Он отметил, что пока не видел «Мы, братья…».

Владимир Васильевич, если вы читаете эти строки, то лучше не смотрите этот фильм. Потому что это не прорыв, как нам обещали его создатели, это провал и позор для белорусского кино. Несмотря на то, что в основе фильма — библейская история, а заканчивается все словами «Да хранит вас бог».

Взгляд из Украины:
белорус должен увидеть в фильме, что протесты не имеют смысла

Показ фильма «Мы, братья…» далеко не премьерный. Время тоже не самое популярное, но даже такие факторы не оправдывают, почему анонсированный «шедевр мирового масштаба» за 5 млн долларов собирает только шесть человек в зале.

— Слушай, давай останемся. Посмотрим, кому выразили благодарность за этот отличный фильм, — говорит сквозь смех своей спутнице один из шести зрителей, который внимательно всматривается в титры в конце сеанса. — О чем они вообще фильм сняли?

— Я, честно говоря, уже много раз начинала смотреть, но ничего так и не поняла, — вмешивается в разговор администратор зала. — Каждый день вот так — где-то шесть человек только и приходит.

Смысл фильма действительно спрятан за семью замками. Вопросы возникают уже с одной из первых сцен, когда мужчина обливает себя из канистры с бензином и поджигает. Эту сцену, к слову, включили и в трейлер фильма. В чем заключался сакральный смысл поджигания и кто этот самоубийца, ясно так и не становится.

Во время съемок нового фильма бондианы «007: Спектр» набили машин более чем на 30 млн долларов. После этого становится понятным, к чему стремились создатели фильма «Мы, братья…», пусть и с бюджетом в шесть раз меньше, чем стоимость разбитых машин в фильме с Крэйгом.

Кроме полетов машин, они потратились на голливудских актеров. Среди них популярный в 1980-1990-е брат «красотки» Эрик Робертс. Его карьера начала угасать еще в нулевых годах, а в последнее время ему доставались роли преимущественно в телесериалах.

Другая звезда Голливуда — Наташа Алам, она же Наталья Шиманчук. В прошлом Шиманчук была моделью эротических глянцевых журналов Maxim и Playboy. Своим телом она сумела откровенно покрасоваться и в белорусском фильме, покорив главного героя, главу Службы безопасности президента.

Англоязычный трейлер фильма начинается словами «Когда люди отдают жизнь на волю дьявольских сил, город охвачен хаосом, а правительство вынуждено использовать насилие». Сопровождается все это картинкой, отсылающей зрителя к событиям украинского Майдана: спецподразделения, протестанты, коктейли Молотова, призывы к миру, резиновые дубинки. Последние, по сюжету, применяются только после приказа героя Серебрякова бойцам перейти от плана «Барьер» к плану «Центрифуга». При этом он настаивает на том, чтобы «никто людей не покалечил».

Важность всего этого действия для сюжета фильма под вопросом. Зато кто на «правильной» стороне, сразу же становится очевидно.

Неуравновешенный Павел (герой Евгения Шмарловского) по сюжету «отмечен печатью Каина» со всеми вытекающими. Он на стороне протестующих. Его брат Егор (Руслан Чернецкий) на стороне добра (читать — власти). Егор спасает брата, хоть бунтарство Павла бросает тень и на него самого. Задержанный Павел не в состоянии объяснить своему товарищу по несчастью в машине милиции, что он вообще делал на протесте.

Вместе с протестующими задержали журналистку и оператора — у них не было редакционного задания и накидок на одежду с надписью «Пресса». Разобравшись в ситуации, журналистов отпускают со словами «Вы имеете право подать заявление в прокуратуру».

Проводя параллели с украинским Майданом, авторы фильма пытаются убедить зрителя в том, что участники акций протеста — запутавшиеся люди, которые так и не поняли, зачем вышли на улицы. ОМОН же с дубинками и прочие органы правопорядка — на стороне света.

Иностранец, увидя такое, должен подумать, что в Беларуси есть демократия. Белорус — что любой протест не имеет смысла. Даже если всё это никак не связано с сюжетом фильма.

Белорусский фильм обыгрывает библейскую историю о Каине и Авеле. Несколько недель назад в широкий прокат вышел украинский фильм «Братья. Последняя исповедь». Там тоже братья, тоже ненависть, только без чистого «авелизма». Кинокритики без проведения каких-либо аналогий с белорусским фильмом, назвали украинскую ленту историей про двух Каинов, маленькой войной простых людей.

Украинские «Братья» существуют вне истории. Там собственный мир, в котором на вопрос, как выбраться из занесенного снегом дома, дается ответ: «А ніяк!». Белорусские «Братья» не готовы к такой беспомощности. В этом фильме выход есть из любой ситуации. Даже если на тебя едет БелАЗ, которым управляют при помощи мобильного телефона.

Еще белорусские «Братья», в отличие от украинских, противятся всякой изоляции. Здесь на охрану гражданки Америки (героиня Наташи Алам) бросаются чуть ли не все спецслужбы страны, а сами белорусы радостно ходят с белорусско-российско-американской символикой.

Так вот о чем фильм. О дружбе народов :)


  • "Среди партнеров и спонсоров фильма указаны... американская фирма Devolro, которая занимается тюнингом автомобилей;... а также государственная сеть магазинов «Радзивиловский»." Теперь понятно, чего СБПшники на этом "чудо"-джипе по Минску ездили и оператор постоянно в кадр брал крупным планом его марку. Это тоже самое, если бы Штирлиц на "Победе" ездил бы по Германии. Шильду с рекламой "Раздивиловского" компьютером смонтировали в эпизоде, когда кто-то вылетает сквозь стекло гастронома "Столичный". Такое кино хорошо смотреть немного обкурившись - воспринимается как комедия. Предлагаю Ждановичу снять продолжение. По сюжету действие происходит на "Дожинках". Главные положительные герои - СБП, вч 3214, ОМОН и "Алмаз" (всем угодить!). Их помощники - активисты БРСМ, а также механизаторы "Дожинок". Все они сражаются за душу завербованного пятой колонной юного "Молодофронтовца", которому враги стабильности поручили отравить водопровод городка, где проходят "Дожинки", влив туда ведро воды с дохлой крысой. В эпизодах - Афанасьева, Дорофеева и Солодуха.
  • Посмотрел тоже и жалею о потраченном времени. Правда не в кино, а дома в интернете, но всё равно жалко. Сразу видно, что фильм не от души и настоящего искусства в нём мало. Фильм сделан для заработка, но заработать в искусстве его не создавая, не получится.