Миграция. Опыт Германии для Беларуси

Страна, которая принимает большое количество мигрантов, неизбежно сталкивается с рядом значительных проблем…

 

«Тебе мало преступников-немцев, ты хочешь, чтобы в Дортмунде процветала преступность среди иностранцев?», — спрашивал пожилой немец у своего соседа около здания церкви, в которой проходило собрание по поводу организации центра для беженцев в одном из микрорайонов Дортмунда.

Опыт Германии явственно показывает: страна, которая принимает большое количество мигрантов, неизбежно сталкивается с рядом значительных проблем. Для их решения нужны не только большие материальные ресурсы, но и подготовленное общество.

Миграция украинцев — проверка готовности Беларуси

Решение демографических проблем Беларуси часто связывают с привлечением в страну мигрантов. В январе-сентябре 2014 года миграционный прирост населения Беларуси составил 8474 человека, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом 2013 года на 605 человек. Эта статистика не учитывает 25 тысяч граждан Украины, прошедших установленную процедуру регистрации в Беларуси. Как сообщал начальник департамента по гражданству и миграции МВД Алексей Бегун, 10 тысяч граждан Украины получили разрешение на право занятия трудовой деятельностью в Беларуси, 250 из них обратились за предоставлением статуса беженца.

Такое количество мигрантов, прибывших в нашу страну за короткий период — уникальное событие. И это возможность опытным путем понять, готовы ли мы к массовому наплыву мигрантов, можем ли предоставить людям достойные условия труда и проживания.

С одной стороны, Беларусь действительно сталкивается с проблемой нехватки рабочей силы в силу уменьшения доли трудоспособного населения. Демографическая нагрузка на трудоспособное население в связи с ростом числа пожилых людей достигла максимального значения за всю послевоенную историю — 403 пенсионера по возрасту на 1000 работающих.

С другой — массовый приезд мигрантов влечет за собой дополнительную нагрузку на социальную систему, даже если речь идет о трудоспособных людях, не говоря уже о беженцах, которых страна принимать обязана.

Кебаб — национальное немецкое блюдо

В этой связи любопытен опыт Германии, которая начала активно привлекать мигрантов еще в 50-х, чтобы поднять подорванную войной экономику. Многие из тогдашних мигрантов остались в Германии и пустили корни.

Особенно велика сегодня турецкая диаспора. В Германии не то в шутку, не то всерьез шаурму и кебаб называют национальными немецкими блюдами. Еще одна значительная часть иммигрантов — этнические немцы, переселившиеся с территории бывшего СССР после распада Союза.

Как отмечают немецкие эксперты, слово «иностранец» в стране стараются не употреблять, потому что очень многие жители страны, не являющиеся этническими немцами, являются гражданами Германии. Принято говорить «человек с миграционным прошлым». Таких людей, по разным данным, в Германии более 15 млн. (всего в стране проживают почти 82 млн. человек).

Как показывают исследования, выходцам из семей мигрантов трудно подняться по социальной лестнице. И даже не потому, что они мигранты, а потому, что не имеют соответствующего образования. Родители и даже деды многих граждан Германии приехали работать сюда в качестве неквалифицированной рабочей силы и не смогли дать образование своим детям.

Кварталы мигрантов

В результате люди с миграционным прошлым в сравнении с немцами являются более уязвимым слоем населения. Риск стать бедным у них выше, чем у немцев, в 1,5 раза, а уровень безработицы — в два раза.

Это связано не только с, как принято говорить у нас, тунеядством и желанием жить за счет социального пособия, как часто полагают благополучные граждане. По данным за 2010 год, 31,6% людей с миграционным прошлым и 9,2% немцев остались (по различным причинам) без какого-либо профессионального обучения.

В результате компактного расселения мигрантов в некоторых немецких городах образовались целые этнические кварталы, уровень жизни в которых заметно ниже среднего.

Однако сами немцы говорят, что проблемными являются не те районы, где живут турки или арабы, а те, где живут не имеющие работы люди. Например, таким кварталом можно назвать Нордштадт в Дортмунде.

Власти пытаются «подтянуть» квартал до уровня более благополучных. Разработан специальный план, из бюджета на реабилитацию квартала тратятся внушительные средства, рассказал руководитель проектов Нордштадт Мартин Ганзау.

Однако безработица здесь порядка 30% (в самом Дортмунде — более чем в два раза меньше, а в Германии в целом — менее 6%). Причем очень многие безработные Нордштадта являются таковыми в течение длительного времени. При этом в квартале достаточно высокая рождаемость.

«Организация помогает налаживать контакты между вновь прибывающими и уже живущими в Дортмунде, — рассказал Мартин Ганзау. — Например, есть программа, в рамках которой представители разных национальностей вместе готовят и параллельно изучают немецкий язык. Планируется создание групп взаимопомощи, где людей будут учить необходимым навыкам для жизни в Германии».

Дортмунд, позиционирующий себя как город, готовый оказывать помощь в интеграции мигрантов, сталкивается в этой связи с большими финансовыми затратами.

«Есть предложение, чтобы средства, которые выделяются Болгарии и Румынии на работу с мигрантами, и которые в связи с отсутствием там соответствующих структур остаются невостребованными, не просто возвращались в бюджет ЕС, а передавались тем, кто ведет эту работу здесь. Именно от этого будет зависеть будущее нашей организации», — говорит Мартин Ганзау.

Отдельная статья городских расходов — прием беженцев, что является международным обязательством для всех стран-членов ООН. Конституция Германии особо отмечает приверженность государства помощи беженцам, рассказал сотрудник Международного образовательного центра Дортмунда Хайко Хамер.

«Это важно в связи с тяжелым историческим опытом Германии, — отметил он. — Претенденты на статус беженцев в Германии распределяются по определенной схеме. Сначала люди попадают в центр первичного приема, дальше распределяются по муниципальным образованиям, ни одно из которых не может отказаться от приема беженцев».

В комитете труда, социальной защиты, физкультуры и здоровья муниципалитета рассказали, что сегодня в 570-тысячном Дортмунде находится две тысячи соискателей статуса беженцев, которые представляют 47 национальностей. В последнее время особенно много ищущих убежища прибывает из Сирии.

«Мы исходим из принципа «нормальности», то есть того, что люди должны жить не в лагерях, но на квартирах. Теперь так устроены 1600 человек, но мест может не хватить. Власти города вынуждены использовать пустующее здание школы для размещения беженцев в связи с увеличивающимся их притоком», — рассказала представитель муниципалитета.

До конца года город должен принять еще порядка 400 человек. Цифры превышают возможности Дортмунда, считают в городской администрации, но отказаться они права не имеют. Поэтому приходится в крайне сжатые сроки готовить новые дома для приема беженцев.

Претенденту на статус беженца оплачивается жилье и предоставляется минимально возможное социальное пособие (350 евро на взрослого в месяц). Вопрос о предоставлении статуса беженца может рассматриваться около года, поэтому его дети обязаны посещать школу, где их обучают немецкому языку, практикуя так называемое догоняющее обучение. А вот для взрослых финансовая поддержка на изучение языка не предусмотрена.

Отношение к мигрантам: филантропия и агрессия

Как относятся немцы к тому, что их страна становится пристанищем для беженцев и привлекает все больше и больше мигрантов?

Хайко Хамер рассказал, что в день открытия центра для соискателей статуса беженца три года назад в Дортмунде около ста правых вышли на демонстрацию протеста. И все же «протесты против приема беженцев скорее исключение, чем правило».

Жители одного из районов Дортмунда, где планируется открытие нового центра для соискателей статуса беженцев, в целом не возражают против этой инициативы. Хотя и полушутя отмечают, что их особо никто и не спрашивает.

«Диалогом это вряд ли можно назвать. Фактически меня поставили перед фактом, хотя до конца неизвестно, перед каким», — сказал дортмундец Мартин Шон на встрече жителей микрорайона с организаторами центра для беженцев.

В тоже время многие жители микрорайона уже сейчас готовы предложить центру свою помощь. Кто-то говорил о сборе вещей, кто-то об обучении приезжих немецкому языку.


Один из givebox’ов в квартале Нордштадт.
Здесь можно оставить одежду и другие вещи для неимущих или беженцев.

Хайко Хамер отметил, что в Восточной Германии страх и недоверие по отношению к чужакам больше, чем в западной части страны: «В целом там, где живет больше людей с миграционным прошлым, меньше предрассудков в отношении них. При этом в Дортмунде много мигрантов, и это, по мнению многих, сказывается на уровне преступности. Хотя я считаю, что многие люди сгущают краски. Надо признать, что немцы сами провоцируют драки и преступления в отношении мигрантов, особенно хорошо подвыпив. Об этом пресса часто умалчивает».

Если в Беларуси будут делать ставку на решение демографических задач путем привлечения мигрантов, необходимо готовится к вызовам, которые нас ожидают в связи с этим и на которые довольно успешно отвечает Германия, отметила демограф, научный сотрудник Института экономики НАН Беларуси Анастасия Боброва.

«Нужно вкладывать ресурсы в социальную и культурную интеграцию мигрантов, медицинскую помощь и образование. А еще быть готовыми к жизни в мультикультурном обществе. Лучше заранее оценить свои возможности», — считает эксперт.

 

Поездка белорусских журналистов в Германию была организована международными образовательными центрами Дортмунда и Минска.


  • Германия - одна из самых мерзких стран в отношении просителей убежища. Там специально государство создаёт просителям убежища невыносимые условия, чтобы те просились обратно домой. В немецком суде я доказал судье, что называя чиновников фашистами, я не оскорблял их, так как по отношению к просителям убежища они таковыми и являются. Жаль, в пункт приёма беженцев Цирндорф не свозили - было бы на что посмотреть автору статьи. Германию раздирают противоречия. С одной стороны, немцы всё меньше хотят иметь детей, численность немецкого народа уменьшается, количеств людей пожилого возраста растёт, требуются рабочие руки. С другой стороны - огромное количество мигрантов из Африки и Азии заполнило Германию и "истинные арийцы" могут оказаться у себя на родине в меньшинстве.