Врач-травматолог: человек в здравом уме нырять в реку не будет

«Нынешнее лето холодное, и слава Богу», — говорит руководитель лаборатории травматических повреждений позвоночника и спинного мозга РНПЦ травматологии и ортопедии Андрей Мазуренко...

Чаще всего травмы позвоночника получают в ДТП, при падении с высоты и при нырянии. При том что за последнее время количество пациентов со спинальными травмами выросло, смертность от подобных повреждений заметно снизилась. Все же медицинские технологии не стоит на месте.

Почему спину надо беречь смолоду, а нырять в водоемы вообще не стоит. Об этом корреспондент Naviny.by поговорила c руководителем лаборатории травматических повреждений позвоночника и спинного мозга РНПЦ травматологии и ортопедии Андреем Мазуренко.

— Современные люди чаще травмируют позвоночник, чем лет 20-30 назад?

— Количество травм действительно становится больше. Это не катастрофическое увеличение, но если в 2009 году было порядка 400 тяжелых травм позвоночника, в прошлом — порядка 500. Это оценочные данные. Травмами позвоночника занимаются доктора разной специализации, единой базы учета нет. Скоро в полную силу должна заработать программа, с помощью которой можно будет учитывать травмы позвоночника в едином реестре.

— С чем связан рост травматизма?

— Подчеркну, что увеличение числа травм не является катастрофическим и связано с тем, что все большее число людей пользуется автотранспортом, занимается строительством. Население становится более активным, в том числе люди старших возрастов, многие из которых водят машины.

Важно, что уменьшается смертность. В 2014 году в результате получения спинальной травмы смертность составила 15,8 случая на миллион населения. Для сравнения: в 2002 году было 56,7.

В 2014 году в результате осложненной травмы шейного позвоночника умерли 67 человек, грудного — 70, поясничного — 13. В 2002 году соответственно 188, 301 и 50.

При таких травмах люди чаще умирают в острый период. Как правило, пострадавшие имеют повреждение не только позвоночника, но и внутренних органов. Уменьшение смертности объясняется тем, что в середине 2000-х в Беларуси были перевооружены отделения интенсивной терапии, где смогли более качественно помогать пациентам.

— Какие еще изменения произошли в лечении тяжелых травм позвоночника за последние годы?

— Если взять подходы, тактику, интенсивность лечения теперь и, например, 5-10 лет назад, изменения налицо. Выросла квалификация хирургов, улучшилось оборудование.

Теперь лечение невозможно представить без фиксации позвоночника, а 25 лет назад делалась операция, затем пациент оказывался на постельном режиме, не менее двух месяцев ждали сращения позвонков. Затем человек еще носил корсет.

Все изменилось с усовершенствованием имплантатов для фиксации позвонков, которые используются у нас в центре, а также в больницах Гомельской, Гродненской областей. На подходе Могилевская и Брестская области. Мы очень быстро даем пациенту возможность встать на ноги после операции. Важно, чтобы его общее состояние позволяло. Для пациента это означает минимальный период обездвижения.

— Из какого материала делаются фиксаторы для позвоночника?

— Из титана. Они легкие и позволяют проводить МРТ. Для хирургии позвоночника, которая проводится за счет средств бюджета, мы используем имплантаты отечественного производства. Белорусские имплантаты делаются из тех же сплавов, что и во всем мире.

— Что в сфере лечения травм позвоночника в Беларуси не делают, но могут сделать в странах Западной Европы?

— Пожалуй, ничего. При лечении спинальных травм мы умеем делать все то же, что и наши коллеги во всем мире. Разве что стволовыми клетками не занимаемся. Однако данных о клинически доказанной эффективности таких операций нет.

Важно продолжать эффективно решать организационную задачу — вовремя распознавать травму позвоночника и обращаться к специалистам. Перевозкой таких больных должен заниматься только специальный санитарный транспорт. Важна работа реанимации, а потом качественно выполненная операция.

— Каким образом люди чаще всего получают травмы спины?

— Они становятся жертвами ДТП, падают с высоты — случайно и в попытке совершить самоубийство.

Летом, особенно в жаркие дни, получают травму ныряльщика. Кто-то легкую, а кто-то осложненную травму шейного отдела позвоночника с неврологическими расстройствами.

Количество таких травм напрямую зависит от температуры воздуха — чем теплее, тем больше пострадавших. Нынешнее лето холодное, и слава Богу. В этом году в центре за все летние месяцы было прооперировано 9 человек с травмой ныряльщика. Это немного, у нас бывало, что одновременно лечились 10 ныряльщиков.


Фото photo.bymedia.net

— Вы в принципе не рекомендуете нырять в водоемы?

— Да. Нырять можно только в специально оборудованных для этого бассейнах. Существуют определенные нормативы для ныряния. Глубина не должна быть менее четырех метров, например.

Человек в здравом уме не будет нырять в реку, озеро, море. В глубине могут плавать затопленные лодки, бревна, другие предметы. Были случаи, когда пострадавшие натыкались на какие-то коряги и становились инвалидами в местах, где до них десятки лет ныряли другие люди.

К нам привозили пострадавших в результате ныряния из Турции, Италии, в прежние годы из Крыма. Люди получали травмы позвоночника в море и в бассейнах в аквапарках.

В 99% случаях взрослые получают травму при нырянии, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Дети тоже страдают, но сила удара прыгающих с одинаковой высоты в воду ребенка весом 30 кг и взрослого, масса которого около ста килограммов, отличаются. Взрослый в менее выигрышной ситуации.

— Каковы перспективы людей, получающих тяжелые травмы при нырянии?

— Многие люди, которые получают тяжелую травму шейного отдела позвоночника (такое бывает и при ДТП), проводят месяцы в отделении интенсивной терапии, затем лечатся еще в других отделениях клиник. Стационарный период для них длится около года.

Отмечу, что при такой травме нарушается функционирование всех органов и систем. У пациентов возникают проблемы с сердечной деятельностью, дыханием. Нарушается терморегуляция, и человек не может поддерживать температуру тела. Это связано с тем, что на определенный период исчезает регуляция функций организма с помощью нервной системы.

Спинальный шок постепенно проходит. Ауторегуляция на протяжении нескольких месяцев восстанавливается, стабилизируется работа внутренних органов. Однако функция движения может так и не восстановиться.

Если исчезают все виды проводимости при серьезном повреждении спинного мозга, прогнозы пессимистические. Правда, 9 из 10 повреждений позвоночника не связаны с неврологическими расстройствами, хотя период нетрудоспособности в любом случае длительный и исчисляется не днями, а месяцами.

— Такие травмы обходятся дорого во всех смыслах, не так ли?

— Да. Считается, что осложненная травма шейного отдела позвоночника является в лечении самой дорогостоящей.

— А по распространенности эта травма тоже в лидерах?

— Травма шейного отдела позвоночника занимает 55-60% всей травмы позвоночника. Это связано с тем, что в других отделах позвоночника есть мышечный каркас, а на шее мышцы маленькие: размер тела шейного позвонка — 14 мл.

У детей ситуация еще хуже — голова для маленькой шеи имеет достаточно большой вес. В результате падений, ДТП в первую очередь страдает шейный позвоночник. И хотя теперь дети чаще всего пристегнуты в машинах, голова не зафиксирована, и при резком торможении нагрузка на шейный отдел позвоночника гораздо больше, чем у взрослого человека.

— Как можно обезопасить себя и детей?

— Возможно, вы обращали внимание, что профессиональные гонщики носят большие шлемы, защищающие не только голову, но и шею. Мотоциклетный шлем также закрывает шейный отдел позвоночника.

Что касается детей, лучшая профилактика — адекватное поведение родителей на дороге. Дети и взрослые должны быть пристегнуты. При этом детские кресла необходимо ставить против хода движения, чтобы голова была защищена с одной стороны сиденьем, а с другой подголовником детского кресла. Так снижаются риски.

— Позвоночник современных людей слабее, чем у представителей прошлых поколений?

— Скорее да, чем нет. Современный человек или выполняет монотонную работу, или вообще мало двигается. Мышцы ослабляются. Вообще же чем страна индустриально развита, тем эти проблемы стоят острее.

— Это правда, что у всех рано или поздно будет болеть спина?

— Да. Увеличивается средняя продолжительность жизни. Естественно, что проблем со спиной будет больше у тех, кто старше. Например, пик тяжелых травм приходится на 25 лет и на возраст 60 лет и старше. Люди пенсионного возраста страдают в результате травм позвоночника, так как их костная система уязвима из-за потери прочности.

Например, если молодой человек упадет с высоты трех метров, с ним может ничего не случится, а вот пожилой может получить серьезные повреждения, упав с метровой высоты. Один из факторов риска травмы шеи — возраст старше 65 лет. А у людей старше 80 лет возможны даже спонтанные переломы во время подъема тяжелой сумки или ведра с водой.

Таким образом, в связи с изменениями в позвоночнике боли не редкость. При хронических болях в любом случае нужно обследоваться. Бывает, что спина болит постоянно, а изменения на КТ, МРТ не являются значительными. Есть боли в спине, происхождение которых невозможно выяснить. Вопрос боли еще потому является сложным, что ее восприятие субъективно. Эффективность лечения анальгетиками через несколько месяцев падает.

Часто усиление боли связано с психологическим состоянием человека. На общем депрессивном фоне любая боль обостряется. А вот при умеренной физической нагрузке улучшается настроение, вырабатываются эндорфины, и боль уходит.