НОВОБРАНЦЫ В ЕС. Латвия: без манны небесной, но на плаву

Соседка Беларуси Латвия имеет славу одной из самых евроскептичных стран Европейского союза...

Соседка Беларуси Латвия имеет славу одной из самых евроскептичных стран Европейского союза. Со времени вступления туда в 2004 году доля евроскептиков (считающих, что членство их страны в ЕС — «плохая вещь»), по данным «Евробарометра», выросла в Латвии в полтора раза — с 14% до 21%. Одна из причин (хотя и не единственная) заключается в том, что мировой финансовый кризис пришелся как раз на годы членства Латвии в ЕС и очень сильно ударил по благосостоянию населения.

Правительство, как и следовало ожидать, пессимизма части соотечественников не разделяет. И даже несмотря на нынешний кризис зоны евро, считает, что присоединение к ней выгодно.

Латвийские же евроскептики стоят на своем: мол, войдя в объединенную Европу, Латвия потеряла гораздо больше, чем приобрела.

Вступление в Евросоюз серьезно повлияло на повседневную жизнь по ряду причин. Начнем с того, что пришлось перелопатить все законодательство. Принимают ведь только те страны, где законы адаптировали к правовой системе ЕС.

«Мы существенно изменили политическую систему и законодательство, что определило и повседневный аспект нашей жизни, и коммуникации», — сказал в интервью БелаПАН Андрис Разанс, политический директор Министерства иностранных дел Латвии.

Дипломат считает, что вхождение в Евросоюз имело для его страны два существенных плюса. Первый: Латвия получила доступ к фондам ЕС, что дало подпитку развитию села, регионов и экономики государства в целом. Второй: страна смогла участвовать во внешней политике и политике безопасности ЕС.

Почему последнее важно для Латвии? Помимо безопасности в ее традиционном понимании, существуют и такие угрозы, как киберпреступность или международная преступность. «Лучше и легче решать эти проблемы, являясь членом ЕС, и с этой точки зрения мы выигрываем», — уверен господин Разанс.

Да, не успев вкусить как следует плодов объединенной Европы, страна переболела тяжелейшей рецессией. Однако, по мнению представителя МИД, вступление в ЕС тут ни при чем. Трудности были обусловлены, во-первых, мировой финансовой и экономической ситуацией. Во-вторых — неразвитостью латвийских экспортных рынков. Третьей причиной дипломат назвал не слишком мудрую политику предыдущих правительств.

«Кому-то казалось, что благодаря своему отличному географическому положению страна может жить вне правил экономической теории и логики. Но когда у нас был очень высокий рост, наверное, нужно было откладывать и на черный день», — считает Андрис Разанс.

Кроме того, нельзя было основывать экономический рост только на внутреннем потреблении. Потому что очень часто потребление стимулировалось банковскими кредитами. Возможно, государству следовало ввести более строгий механизм контроля, а не полагаться всецело на логику рыночного развития, отметил дипломат.

Плюс ко всему, бывшая советская республика не имела опыта преодоления экономического кризиса в ситуации свободного рынка (хотя и могла получать экспертную поддержку извне).

Таким образом, в кризисе нельзя винить Евросоюз, считает Андрис Разанс. По его мнению, «надо задаться вопросом, в какой ситуации мы бы оказались, не будучи в ЕС».

Впрочем, жителям Латвии мало не показалось, и сейчас правительство пытается исправить положение. «Мы переживаем очень сложный период экономических реформ, — продолжает наш собеседник. — Но совершенно очевидно, что худшее уже позади. Мы извлекли урок из случившегося».

Нормундс ГростиньшОднако, как вы уже знаете, еврооптимизм высокопоставленного латвийского дипломата разделяют далеко не все соотечественники. Евроскептик Нормундс Гростиньш, лидер Партии действия и директор Института будущего Латвии, уверен, что экономические убытки, которые Латвия понесла в результате вхождения в ЕС, весомее выгод.

Когда страна вступала в ЕС, Сандра Калниете, ныне — европарламентарий, а в прошлом — министр иностранных дел, обещала избирателям, что за первые три года членства Латвия получит от Европейского союза три миллиарда евро, рассказал БелаПАН господин Гростиньш. Но прошло более семи лет, и выяснилось: за все это время от Брюсселя получен только миллиард латов (приблизительно 1,4 млрд. евро). Об этом официально сообщило министерство финансов.

Если же вычесть взносы, уплаченные Латвией за членство в Евросоюзе, то выходит, что от Брюсселя перепадали крохи — около 15 миллионов латов в год. Господин Гростиньш подчеркивает: это гораздо меньше, чем Латвия получает в рамках Киотского протокола.

Кроме того, получение европейских денег обставляется непростыми условиями. Например, страна обязана покупать технологии, соответствующие европейским стандартам. А значит — от передовых европейских производителей, скажем немецких. «Поэтому я очень сомневаюсь, что даже при таком балансе мы выигрывали», — считает господин Гростиньш. Ведь деньги, по сути, возвращались в «старую» Европу.

Но это еще не все. По данным собеседника, Латвия всегда имела отрицательный внешнеторговый баланс с ЕС, в результате чего за годы членства потеряла примерно 15 миллиардов латов. Это можно сравнить с участью мухи, попавшей в паучьи сети, образно резюмирует Нормундс Гростиньш.

Если бы Латвия, продолжает он, подобно Норвегии, которая входит в Европейскую экономическую зону, но не в ЕС, поставила таможенный барьер на пути некоторых европейских товаров, то, вероятно, получила бы больше денег, чем от еврофондов.

«15 миллиардов евро оборотных средств, которые Евросоюз от нас получил, никак не компенсировались 15 миллионами в год, которые мы от них получили. Это просто несравнимые вещи, — убежден господин Гростиньш. — Наши займы на данный момент гораздо меньше тех денег, которые мы отдали в евросоюзную экономику. Если бы хотя бы пять миллиардов из отданных денег крутилось в нашей экономике, нам бы никакие иностранные займы не нужны были. Деньги работали бы здесь, создавая и налоговые поступления, и рабочие места».

Собеседник поделился своим видением того, как функционируют еврофонды. Сначала латвийская сторона сама оплачивает 100% якобы выделенных Евросоюзом средств, и лишь затем в ЕС решают, оплатить расходы целиком или частично.

Евроскептик также недоволен сельскохозяйственной политикой Брюсселя. Он говорит, что латвийским крестьянам достается меньше европейских средств, чем, например, нидерландским — потому что конкуренция устраняется искусственно.

Собеседник сообщил, что европейские стандарты создаются примерно в трех тысячах рабочих групп, состав которых засекречен — якобы для ослабления лоббизма. «На практике это означает, что корпорации и крупные государства имеют своих представителей в этих группах, а маленьким странам не получается посылать туда представителей», — сказал Гростиньш. Латвия знает только о составах тех групп, в которых сама участвует, а их можно пересчитать по пальцам.

По мнению собеседника, альтернативой ЕС для Латвии могло стать членство в Европейской экономической зоне и Европейской ассоциации свободной торговли — по примеру Норвегии. Это позволило бы стране перенимать лишь те европейские стандарты, которые ее устраивают, и позволило бы лучше отстаивать собственные интересы.

С точки же зрения представителя МИД господина Разанса, все не так мрачно. Латвия не только преодолевает последствия кризиса, но и готова делиться опытом с другими странами. «Если речь идет о сокращении правительственных расходов в ситуации финансового и экономического спада, о решительных действиях и, вместе с тем, о структурных реформах экономики, мы думаем, что являемся хорошим примером для других европейских стран, переживающих трудности, — заявил Разанс. — Если другие страны ЕС заинтересованы перенять наш опыт, мы, конечно, готовы поделиться».

Представитель МИД сообщил, что сегодня экономика Латвии растет, валюта стабильна, а инфляции практически нет. «Теперь наша экономика — одна из самых быстрорастущих в ЕС», — не без гордости заметил он.

Итак, хотя еврозону и лихорадит, латвийское правительство нацелено на присоединение и к ней. «Сегодня наша экономика очень интегрирована с экономиками стран, где ходит евро, — таких как Эстония, Финляндия и Германия», — объяснил Андрис Разанс.

По его словам, латвийские компании ясно видят преимущества присоединения к зоне евро — несмотря на все трудности, которые она переживает.

…Да, а еврооптимистов в Латвии все же остается больше, чем евроскептиков, — 25%.

Рига — Минск.

Предыдущая публикация цикла. Латвия: русские горки европейского выбора