НОВОБРАНЦЫ В ЕС. Литва: открылся не рай, но мир

Несмотря на кризис еврозоны, литовское правительство выступает за углубленную модель Евросоюза и стремится присоединиться к евро...

Вильнюсская белоруска художница Павлина Витушко мечтает уехать учиться за пределы Литвы. Она говорит, что за рубежом образование намного лучше. Кроме того, девушке хочется посмотреть мир. «Мне кажется, что это хорошо — увидеть другие ритуалы, другие привычки и потом привезти их на родину, чтобы они помогали здесь», — сказала она во время встречи с корреспондентом БелаПАН.

Вхождение Литвы в Евросоюз дало ее гражданам широкие возможности путешествовать по западным странам, работать и учиться там. Подобно Павлине, многие молодые литовцы стремятся использовать это по полной программе. Вот только, в отличие от нее, далеко не все планируют возвращаться. «Все мозги так и потекли на Запад. Там, конечно, лучше, ведь там работа оплачивается выше», — объяснила Павлина.

По словам художницы, отношение разных слоев населения к Евросоюзу зависит от того, как он отразился на их жизни. Многие рядовые люди, считает она, не в восторге — «потому что продукты банально подорожали».

Все представленные в литовском парламенте партии в той или иной форме поддерживают проект объединенной Европы. Партия «Порядок и справедливость» — не исключение. В то же время, староста парламентской фракции этой партии Валентинас Мазуронис считает эмиграцию в страны ЕС одной из главных проблем страны. «Мы должны скорее подтягиваться, создавать такие условия, чтобы замедлить этот процесс», — сказал политик в интервью БелаПАН.

Он отметил, что с проблемой эмиграции ни в коем случае нельзя бороться запретами, ведь люди вольны выбирать страну проживания, это их право. Парламентарий не исключает, что отток рабочей силы может быть компенсирован за счет работников из других стран — например Беларуси и Украины: свято место пусто не бывает.

Но пока получается, что Литва готовит высококвалифицированных специалистов, скажем врачей, для богатых стран, таких как Великобритания или Финляндия.

Двадцать лет назад перспективы — и всей нации, и личные — представлялись многим литовцам романтично и возвышенно. Страна начала рыночные реформы сразу после обретения независимости в 1990 году. Историческим для Литвы стал 2004 год, когда она вступила и в НАТО, и в Евросоюз. Тогда эта бывшая советская республика была на экономическом подъеме.

Впрочем, как подчеркивали собеседники, вступить в объединенную Европу оказалось не пустячным делом.

Существует «четыре с половиной критерия», обуславливающих принятие нового члена в ЕС, рассказывает парламентарий Пятрас Ауштрявичус, отвечавший за переговоры о принятии Литвы. Первый критерий — политический: как глубоко страна уважает демократию и права человека. «Скажу откровенно, по этому критерию нынешняя Беларусь не может вступить в Евросоюз», — отметил политик в беседе с БелаПАН.

Второй критерий — экономический: способна ли страна выдержать конкуренцию на едином рынке.

Критерий третий: полная гармонизация национального права с правом Евросоюза. «Это означает, что нам нужно было адаптировать 80 000 страниц европрава, — рассказывает бывший переговорщик. — Между нашими законами не должно быть противоречий, и если возникали нестыковки, то необходимо было договариваться о переходном периоде. И у нас было 22 таких случая».

Четвертый критерий — способность страны функционировать в среде Евросоюза и «понимать правила игры». Она должна обладать специалистами, способными представлять ее интересы на заседаниях союзных групп, или подкомитетов, которых более тысячи.

Но есть и еще один критерий, который в последнее время становится все более жестким, а именно: способность самого ЕС принимать новых членов. «Ресурсы не бесконечны, и в смысле политическом в ЕС возникает некоторый скепсис по поводу принятия новых членов», — отметил Ауштрявичус.

Кристина Вайчюнайте, директор Центра восточноевропейских исследований, сказала БелаПАН, что население Литвы очень сильно поддерживало идею вступления в ЕС. Она помнит, как «даже священники в костелах говорили людям про Евросоюз, что нам нужно стремиться к нему, если мы хотим жить хорошо и развиваться как страна».

Правда, еще до мирового финансового кризиса поддержка несколько сократилась. «У людей всегда есть некие надежды и ожидания: мол, вот сейчас вступим, и каждый получит по куску золота, — объясняет Вайчюнайте. — Но понятно, что, поскольку система большая, то должно пройти время, прежде чем каждый человек почувствует выгоду».

Оптимизма у масс поубавилось, пожалуй, и потому, что собственные политики как-то выдохлись на информационном поле. Перед вступлением они рьяно агитировали за ЕС, но потом резко свернули активность. Посчитали, что дело в шляпе? А зря…

Впрочем, Литва продолжала развиваться и даже хотела присоединиться к зоне евро в январе 2007 года. Правда, не вскочила в этот вагон из-за инфляции. Экономический рост, как нетрудно догадаться, прервался в 2008-м, когда ударил штормовой волной мировой кризис.

Естественно, простой народ не особо въезжал, кто виноват, что их кошельки пустеют: мировая финансовая система, национальное правительство или Евросоюз…

Сейчас Брюссель понял, как важно заниматься пиаром, и в этой стране Балтии разворачиваются масштабные информационные кампании о пользе евроинтеграции.

Если надо послушать еврооптимиста, то как нельзя более подходящий собеседник для БелаПАН — один из лидеров партии «Союз либералов» Пятрас Ауштрявичус. Несмотря на проблему эмиграции, он считает свободу перемещения и контакты с людьми из других стран безусловным плюсом членства в ЕС.

«Думаю, что человеческие контакты во многом изменили облик литовца. Теперь это свободный и очень мобильный человек, который, возможно, имеет экономические и деловые связи во многих странах», — говорит Ауштрявичус.

Свобода — это еще и возможность безбоязненно говорить о больных проблемах. «Сегодня капитализм переживает кризис, и молодое поколение, наверное, совсем обоснованно высказывает некоторую критику по поводу, скажем, банковских систем», — отметил политик. Многие люди пострадали, потеряли работу, им приходится выплачивать долги. Так что и Европе явно надлежит искать новые пути устройства социально-экономической жизни. «Не думаю, что Евросоюз имеет окончательную модель решения этих вопросов», — замечает собеседник.

Парламентарий подчеркнул: в демократическом обществе закрытых тем быть не должно. Правда, важно не сшибаться лбами, считает он. «Я горжусь, что наши люди не стоят на баррикадах, как, скажем, в Греции, а обсуждение ведется более конструктивным путем», — подчеркнул депутат.

Несмотря на кризис еврозоны, литовское правительство выступает за углубленную модель Евросоюза и стремится присоединиться к евро. Маленьким странам в принципе невозможно оставаться в стороне от углубленной интеграции, и, как полагает либерал Ауштрявичус, Литве это пойдет на пользу.

«Конечно, необходим демократический контроль. Мы не отказываемся от суверенитета, мы не отказываемся от своих демократических прав, прав граждан как избирателей. Но еврозона нам предлагает возможность быть более защищенными», — убежден собеседник.

Вместе с тем, у него есть и претензии к модели еврозоны. Обидно, что Литва, имея лучшие показатели, чем некоторые другие страны ЕС, осталась в 2007 году за порогом этого валютного клуба. «Еврокомиссия совершила большую ошибку, тем самым допустив негативные процессы, подобные тем, которые происходят в Греции», — заявил Пятрас Ауштрявичус.

Беседу он завершил ремаркой: «Те страны, которые в ментальном смысле чувствуют полную идентичность с европейской культурой, которые не видят альтернативы демократии и открытой рыночной экономике, в принципе должны выбирать путь Евросоюза».

В Литве у автора этих строк сложилось впечатление, что ее жители в целом более сбалансированно смотрят на членство в ЕС, отмечая одновременно и плюсы, и минусы — в отличие от населения Латвии, резко расколотого по этому вопросу.

О плюсах и минусах вступления, как их видят литовцы, расскажет новая статья, которая выйдет на сайте Naviny.by завтра, 1 декабря.

Вильнюс — Минск.

 

Предыдущие публикации цикла:

Латвия: русские горки европейского выбора
Латвия: без манны небесной, но на плаву