РАБОЧИЙ СТОЛ. Николай Чергинец. Портреты Василя Быкова и честные внуки

Чтобы договориться о встрече с председателем Союза писателей Беларуси и Общественного совета по нравственности, мне пришлось звонить ему пять раз...

 

Николай Чергинец — человек крайне занятой. Чтобы договориться о встрече с председателем Союза писателей Беларуси и Общественного совета по нравственности, мне пришлось звонить ему пять раз, каждый раз напоминая, кто я и почему звоню, а потом снова и снова уточнять и сверять день и время.

«Вы как увидите мой стол, заваленный бумагами, так разговор сразу и пойдет!» — заверил меня по телефону глава СПБ, которому идея проекта «Рабочий стол» понравилась. Когда я оказалась в его кабинете, в котором можно посадить если не боинг, то, как минимум, кукурузник, Николай Иванович практически одновременно отвечал на многочисленные звонки, давал распоряжения своим заместителям и беседовал по телефону с корреспондентом радио «Свобода» о ситуации в Киеве.

«Вы пока тут осмотритесь, вон в ту комнатку зайдите, там тоже есть что глянуть. Вы человек творческий, у вас явно возникнут вопросы…» — сказал мне Николай Чергинец. Посмотреть тут есть на что! Все стены в рабочем кабинете (о размерах помещения мы помним) в Доме литератора увешаны почетными позолоченными грамотами, дипломами, благодарностями, сертификатами «Человек года» и «Международный профессионал года»…

«Николай Иванович, сколько у вас званий?» — «Я и сам не помню, их не сосчитать». Хватает на стенах и полках фотографий: Николай Чергинец с митрополитом, президентами и премьер-министрами, послами и важными государственными чинами из всевозможных стран. Улыбки, пожатия рук, объятия… Некоторые снимки, например, вот этот, стоит в кабинете в нескольких экземплярах.

Николай Чергинец и сам не прочь поговорить. Он говорил полтора часа с короткими паузами на телефонные переговоры (чаще же он просто не брал трубку или бросал короткое «Я занят»). Компьютер у чиновника выключен. Во время беседы он то и дело берет ручку и начинает водить линии по белой бумаге формата А4, которая стопкой лежит перед ним. Время от времени Николай Чергинец берет практически чистый лист с несколькими линиями или цифрами, комкает его и выбрасывает в мусорное ведро под столом.

«Видите, какой у меня рабочий стол? Может, это и не очень хорошо, что тут такой беспорядок? Это, наверное, из-за моей лености…».

Дети с телевизором

Все чиновники обычно в новогодние и рождественские праздники ездят к деткам их поздравлять, подарки привозят. Ну что обычно? Конфеты, мандарины. А мы знаете, что в этом году сделали? Мы от Союза писателей собрали делегацию (я сам был в отъезде) и навестили ребят в туберкулезном диспансере. Нам сказали, что продукты им нельзя приносить. И мы купили им большой плазменный телевизор! Диагональ больше ста дюймов. Так и они, и воспитатели были так рады! У них есть общая комната, где они могут собираться и смотреть телевизор: передачи разные, фильмы. А как им телевизор такой купить? Денег-то нет… Вот такие хорошие подарки мы сделали.

Стихи про Деда Мороза

А вот книга новая про Деда Мороза, мы ее только получили. Автор Иосиф Рогаль живет в России, но решил написать книгу о нашем Деде Морозе, который в Беловежской пуще живет. В стихах. Деткам — отличный подарок на праздник. Вот послушайте:

Рука Творца, видно, сочла
Воздать достойное землянам
И у Полесья родила
Обитель леса-великана

Над каждой кроной с той поры
Трудилась череда столетий,
А на полянах, как ковры,
Ткала узоры многоцветий….

Как хорошо, правда? Деткам очень нравится. И полиграфия какая яркая, качественная. Вот какие книги нам нужны! Они всегда будут востребованы.


 

Наши авторы никому неинтересны? Наглая ложь!

Многие думают, что хорошо раскупаются книги из нашей серии «Библиотека Союза писателей Беларуси». Вон, кстати, у меня они все стоят. Их, конечно, покупают, но вот такие детские яркие книги, как эта про Деда Мороза, разлетается гораздо быстрее — ее в подарок можно вложить, в библиотеки раздать…

Многие говорят, будто бы белорусская литература никому не нужна, не интересна, наших писателей не читают. Это ложь! Наглое вранье, которое провоцирует и распространяет наша пресса. Но как доказать обратное? Мы вот что сделали. Выбрали 48 авторов (и из второго союза тоже, кстати), не стали включать совсем уже неизвестных, чтобы не портить им настроение, и создали анкету с разными вопросами, в том числе, сколько раз за последние два года была истребована книга автора. Анкеты разослали во все библиотеки страны. Во все: и в сельские, и в школьные, и в ведомственные. Конечно, нам помогали люди на местах, мы бы сами не справились с такой большой работой. Работники библиотек анкеты заполняли и присылали нам результаты. Мы их собрали, обработали. И знаете, какую получили цифру? Абсолютно для нас неожиданную! За два года книги этих 48 писателей истребовали около двух с половиной миллионов раз. Это о чем-то говорит, правда ведь?

 

Самые крикливые писатели в конце рейтинга

Самое интересное, что мы еще выяснили с помощью этой анкеты. Книги тех писателей, которые бьют себя в грудь с криками: «Мы гениальные, почему вы нас не издаете и не переиздаете?», оказались в самом конце рейтинга. Вы понимаете, о чем я? Мне постоянно, каждый день буквально, звонят наши писатели с криками, что они такие талантливые, написали «Войну и мир». Я им говорю: «Как мы будем вас переиздавать, если треть тиража вашей книги, которая вышла пять лет назад, лежит в магазинах мёртвым грузом!». Идите, говорю, в любой книжный магазин. Ваша книга стоит, не покупается! Но они разве пойдут? Куда там! А еще есть те, кто придет ко мне в кабинет, сядет и час-два говорит и говорит, время мое рабочее отнимает… 

 

Мы своим авторам говорим, что книгу мало издать. Сегодня ее нужно продвигать. Ездить на выступления, встречаться с читателями, разговаривать с людьми. Сейчас не Советский Союз, когда продвижением занималось государство, сейчас на это нет финансов. Но где там, разве слушают нас?.. Мы говорим: вот вышла у вас книга, пришлите нам аннотацию, мы поставим ее на наш сайт, чтобы люди видели, что вышла книга такого-то автора. И что вы думаете? Два-три автора прислали, а остальные ленятся сделать даже это. 

 

Мы поддерживаем молодых

Союз издает не только известных авторов, но также поддерживает молодых писателей. Не обязательно для того, чтобы мы поспособствовали выходу книги, быть членом Союза. Ведь получается замкнутый круг: если ты не член Союза, то книгу не издадим, но если нет книг, то в Союз не примем! Понимаете, да? И мы ищем средства, чтобы помочь нашим талантливым ребятам издать такие вот книжонки. Не книги, а книжонки, тоненькие сборнички, но даже они ой как важны для наших молодых авторов! Они гордятся: книга вышла! Для нас это важное направление — поддерживать молодые таланты. «Бездарности пробьются сами», так говорят?.. 

 

Самостоятельные и честные внуки

У меня на столе фотография жены и наша совместная карточка с внуками. У меня четверо внуков. Одна работает, остальные учатся. Они у нас очень самостоятельные, как ни странно. Не подвержены влиянию улицы. У каждого есть свои интересы, способности. Вот Саня, например, в юридическом колледже учится. Сам захотел туда пойти, мы его поддержали. Пускай пробуют, стараются. Санька немного застенчивый парень, замкнутый: все в компьютере да в компьютере работает. Очень старательный и честный. Если не знает ответа на вопрос, никогда не схитрит, а так и скажет: не знаю. Может, научится со временем говорить хотя бы, что забыл. (смеется)

Внуки собрали мои книги, поставили таким вот образом, чтобы сфотографироваться. Это они придумали. Сколько у меня книг, я даже не знаю. Надо бы посчитать…


 

Мемориальный зал

У нас замечательный мемориальный зал. Вы были там? Нужно обязательно сходить, сфотографировать. Сейчас я дам распоряжение, вам откроют и проведут туда, чтобы вы посмотрели да другим рассказали. Раньше тут были только маленькие портретики наших писателей, которые воевали. Порванные, с какими-то печатями, надписями… А мы сделали качественные портреты всех наших фронтовиков, их более 200 получилось. И оформили мемориальный зал. Если ты в кресле начальника, то должен что-то делать... 

 

Портреты маслом

Зайдите еще и в наш актовый зал. Там мы разместили большие портреты наших классиков, начиная еще от Полоцка. Портреты написаны под заказ маслом. Очень красиво смотрится, вы оцените. Сейчас в нашем актовом зале репетирует ТЮЗ, пока их здание на ремонте. Мы ждем, когда они переедут к себе, и будем проводить мероприятия. Ведь как хорошо, когда ребенок сидит в зале, смотрит спектакль по пьесе Янки Купалы, например, а рядом его большой портрет. Сразу можно посмотреть на автора произведения… Я думаю, это мы замечательно придумали.

Переписка с Быковым

Да, у меня здесь много портретов Василя Быкова. Мы с ним очень хорошо дружили. Познакомились тут, в Союзе писателей. Переписывались долгое время, у меня много его писем сохранилось. Там такие откровения Василя есть, которые я не хочу озвучивать. Он очень критично про многих высказывался. Некоторые отрывки из его писем опубликованы. Не знаю, соберусь ли нашу переписку опубликовать. Может, в будущем. Сейчас многие любят спекулировать его именем, примазываются к его славе. Мне неприятно, что о нем говорят постоянно как о каком-то оппозиционере. Как он мог быть им? Он же был депутатом Верховного Совета БССР, СССР… 

 

Романы от руки

На компьютере я почти не работаю. Привычки нет, я же человек старой школы… Все от руки пишу. Видите, сколько у меня бумаг на столе? В шкафу целая гора исписанных блокнотов, которые нужно уничтожить. Раньше я писал в основном в блокнотах небольшого формата, а сейчас перешел на записные книжки большего формата — так удобнее. Произведения свои я тоже пишу исключительно на бумаге. Так что любая моя книга есть в рукописном варианте. Некоторые рукописи я в музей отдал… Художественные тексты я сам не набираю на компьютере — времени нет на это. Я прошу кого-нибудь, кто возьмется да напечатает на компьютере мои рукописи. Оплачиваю, конечно, такую работу.

«Операция «Кровь»

Вот совсем недавно моя книга вышла. «Операция «Кровь» называется. Я уже получил очень хорошие отзывы на нее. В «ЛіМе», в «Культуре» и других изданиях уже напечатаны рецензии. Некоторые даже уж слишком меня захваливают… О чем книга, я вам расскажу. Она об оккупации во время Второй мировой войны. Что делали немцы и полицаи? Убивали евреев, детей… У нас в Минске немцами было организовано место, в котором они держали детей и выкачивали из них кровь, а потом сжигали. В Тростенце есть эти захоронения. Мы недавно там были, копнули — сразу детские косточки… Я решил написать правду о том времени. Эта книга написана на документальной основе. Вот почитайте отрывок (у меня даже заложено), чтобы понять, о чем книга. А я вам пока подпишу экземпляр. 

 

Готовится фотокнига про меня

Вон стоят книги обо мне из серии «ЖЗЛ». Когда они готовились к печати, я самоустранился, не принимал участие в подготовке, а зря. Они взяли и включили отрывки из моих произведений! Зачем? Можно же было столько интересных историй опубликовать, у меня столько интересных фотографий… А сколько интересных докладов, выступлений. Лучше бы их напечатали! Скоро начнет готовиться фотокнига про меня, там будет много снимков и интересных жизненных историй.

Я отвечаю даже на каверзные вопросы

Вот папка с фотографиями с моих последних выступлений. Мне их печатают, приносят. Некоторые я ставлю, некоторые так в папках и лежат, а бывает, снимки просто теряются… Вот, например, фото с моего последнего выступления перед студентами. Видите, сколько народу? Все забито! Кто из наших писателей, чиновников может похвастаться такими аудиториями?.. На переднем плане два пустых места — это деканы факультетов ушли на занятия. Меня приходят послушать, задают много разных вопросов. Вот, видите, на фото очередь к микрофону, чтобы вопрос мне задать. Мне нравится общаться с молодежью, с удовольствием на все их, даже каверзные и неудобные, вопросы отвечаю. С людьми нужно разговаривать, не закрываться от них.