Юрий Глушаков: президентская должность — бремя невероятной тяжести

Претендент на пост президента от партии «Зеленые» хочет ввести мораторий на строительство АЭС и на приватизацию крупных предприятий...

Претендент на пост президента от партии «Зеленые» Юрий Глушаков хочет ввести мораторий на строительство АЭС и на приватизацию крупных предприятий, а также намерен сохранить Союзное государство с Россией.

Юрий ГлушаковГлушаков Юрий Эдуардович. Родился в Гомеле в 1966 году. Белорус. Служил в Советской Армии, в войсках ВВС. Без отрыва от производства закончил с отличием БГУ и аспирантуру. Научной областью его деятельности является история политических партий и социальных движений Беларуси.
В 1997-2005 гг. работал научным сотрудником Гомельского областного краеведческого музея. В 2006-2009 гг. занимался преподавательской деятельностью, в том числе — ассистент кафедры Гомельского государственного медицинского университета. С 2003 по 2007 гг. — независимый депутат Гомельского городского совета депутатов. Делегат 1-го и 2-го Конгрессов демократических сил Беларуси.
Один из организаторов Чернобыльской стачки в Гомеле (1991 год), в результате которой жертвы катастрофы на ЧАЭС добились социальных льгот. Автор ряда научных трудов и сценариев к документальным фильмам.
В настоящее время — первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые».
Женат, имеет дочь.

— Юрий, почему Вы решили участвовать в нынешних выборах?

— Вопрос одновременно простой и не очень. В свете оценок и комментариев в ходе этой кампании участие многих кандидатов рассматривается как, мягко говоря, не совсем правильное и рациональное. На самом деле я полагаю, что участие в выборах является нормальным делом для любой политической партии, любого человека, участвующего в политической жизни. Идя на эти выборы, мы поставили несколько целей разного уровня — что называется, программа минимум и программа максимум. Конечно, программа максимум — это победа. Мы, безусловно, нацелены на победу при стечении благоприятных обстоятельств. Программа минимум — мы намеревались обозначить нашу экологическую и социальную альтернативу, учитывая, что программы всех остальных кандидатов были и на сегодняшний день остаются выдержанными в либеральном дух. Не исключая, как ни странно, и программу действующего президента, если говорить об экономических вопросах. Для этого мы и шли, чтобы показать, что существует альтернатива.

— В случае Вашей победы какой будет первый указ, подписанный Вами?

— В принципе, я — противник управления посредством указов, декретов и тому подобных актов единоличной воли, поэтому постараюсь избегать такой формы управления. Сделаю все возможное, чтобы перейти к системе последовательного народовластия, к форме парламентской республики.

А вообще, и об этом я уже говорил неоднократно, — сделаю все возможное, чтобы отменить контрактную систему. И одновременно, наверное, мы наложим мораторий на строительство атомной станции.

— Вы – известный противник строительства АЭС…

— Для нас это — вопрос принципиальный. В Беларуси, которая столь сильно пострадала от аварии на ЧАЭС, нет места для атомной энергетики. Мы выступаем категорически против строительства белорусской АЭС и будем стараться ориентировать нашу энергетику на максимально возможное развитие альтернативной энергетики.

— Но на это нужны немалые средства…

— Да, конечно, на все нужны средства. И то же строительство белАЭС планировалось на кредиты. Но альтернативная энергетика — это энергетика будущего. Это безопасная энергетика, чистая энергия, что, на мой взгляд, приоритетно. Есть возражения, что такая энергетика может обходиться дороже, но сейчас мы отмечаем бурное совершенствование технологий в этой области. Думаю, что в ближайшем будущем это будет во всех отношениях, в том числе и в экономическом, наиболее перспективное развитие энергетики.

— Если на строительство АЭС кредит могла дать та же Россия, то на развитие альтернативной энергетике где Беларусь найдет средства?

— Вопрос интересный. Я думаю, здесь все то же… Если АЭС нам собиралась строить Россия и давала деньги, переговоры с Китаем велись, который был заинтересован в связанном кредите, то, согласно аналогичному принципу, кредиты под, скажем, ветряные турбины можно получить у страны, которая является лидером на сегодняшний день в этой отрасли. Это, безусловно, Германия. Да и в целом — Европейский союз.

— А в случае избрания президентом, какое бы Вы решение приняли в отношении Александра Лукашенко?

— Лично я никакого бы решения не вправе был бы даже принимать. Думаю, что этот вопрос на сегодняшний день является, скорее, политическим, чем юридическим. Безусловно, должен торжествовать закон. Но если говорить о моем личном отношении, то честно вам скажу: даже только начав эту кампанию и находясь в стократном удалении от президентской власти, я понял, что это — бремя невероятной тяжести. И, соответственно, поступки, которые совершают люди, находясь на таком посту, должны оцениваться с учетом этих вещей. Каждый из нас гражданин, кем бы он ни был — президентом или простым смертным. Но нужно учитывать и то обстоятельство, какая специфическая ответственность человека, находящегося у власти. Поэтому я, честно скажу, не стал бы настаивать на каких-то сверхжестких подходах. Дай Бог, если бы все по-хорошему изменилось. Мне бы лично как гражданину этого было достаточно.

— А если выяснится, что находившийся у власти причастен к громким делам об исчезновениях?

— Здесь, безусловно, должны быть включены правовые механизмы. Все это должно будет рассматриваться в контексте действующего законодательства. Но еще раз подчеркну — суть не в том, что кто-то должен заплатить по счетам, а в том, чтобы создать в стране атмосферу и заложить традиции того, чтобы ни исчезновения людей, ни какие-либо иные нарушения прав человека не повторялись. Если для того, чтоб достичь этого, потребуется акт амнистийного характера, то я готов.

Юрий Глушаков

— Какие, на Ваш взгляд, должны быть отношения Беларуси с Россией и Евросоюзом?

— Самые дружеские — и с той, и с другой стороной. Я многократно подчеркивал, что являюсь противником каких-либо перекосов в этой области. Полагаю, что Беларусь и всей своей историей, и своим нынешним географическим положением просто обречена на то, чтобы дружить со всеми своими соседями. Что нейтральный статус республики наиболее отвечает ее интересам. Я не хотел бы, чтобы мы испытывали эйфорию от вступления в какие-то блоки и союзы. Наше будущее зависит только от нас самих. Никакие соседи, никакие объединения нам не гарантируют и не обеспечат нормального развития в будущем, если мы сами не приложим к этому максимума усилий. Поэтому я выступаю за нейтральный, внеблоковый статус Республики Беларусь. При том, что нужно учитывать исторические реалии и, развивая отношения с ЕС, не забывать о том значении, которое для нас имела и будет иметь Россия.

— А Союзное государство, которые мы строим?

— Я знаю, что некоторые претенденты выступают за скорейший выход из таких структур, как Союзное государство и ОДКБ. Убежден, что делать резких движений в этой области не стоит. Что такое Союзное государство на сегодняшний день? Это структура, которая является номинальной, символической. Она создавалась больше в целях политического пиара, чем каких-то реальных действий. Можно также ради пиара «воевать» с Союзным государством, но я свою задачу в этом не вижу. Это номинальное образование, которое никому ничем не мешает. Но если мы хотим раскрутить еще больше конфронтацию с Россией, то можно тогда заявить о выходе из союза с ней. Я считаю, что интересам белорусского народа это не отвечает.

— Но, тем не менее, это номинальное объединение достаточно приличную сумму денег из белорусского бюджета забирает…

— А это — пожалуйста… Коль ставить вопрос в такой плоскости, то бюджет Союзного государства нужно сократить до минимума. Это, безусловно, оправдано, тут есть над чем подумать.

— А что касается отношений с Евросоюзом?

— Я участвовал лично в переговорах по «Восточному партнерству» со стороны оппозиции, когда к нам приезжала делегация ЕС. Мы недавно были с визитом в Германии, с партией «Зеленых» встречались. Там тоже этот вопрос обсуждался в числе главных. Конечно, мы за развитие самых тесных отношений с ЕС. Я считаю, что в данном формате, даже при нынешней власти в Беларуси, «Восточное партнерство» должно развиваться. Но мы должны быть реалистами. Рассчитывать на то, что мы войдем в ЕС в ближайшем будущем, не приходится. Членство Беларуси в ЕС неоднозначно. Я полагаю, что и сам формат ЕС должен измениться для того, чтобы вхождение туда Беларуси соответствовало нашим интересам. Я против неолиберальной Европы, я — за Европу социальную, «зеленую».

— Вопрос о национальных символах. В случае Вашей победы, можно ли ожидать возвращения бело-красно-белого флага и «Погони»?

— Конечно, можно. Но не хотелось бы делать это все насильственным образом, принимать опять же декрет пресловутый. Мы так привыкли к этим декретам, к тому, что президент определяет всё и вся в Беларуси… Думаю, что данный вопрос должен решаться путем референдума. Но, конечно, референдум не в таком формате, как у нас привыкли проводить, а референдум, являющийся подлинным народоизъявлением после широкой дискуссии в обществе с предоставлением возможности высказаться всем сторонам. Я с огромным уважением отношусь к нашей исторической символике, но есть и большое количество наших сограждан, которые с не меньшим уважением относятся к другой исторической символике. Возможны варианты, мнение всех должно быть учтено, вплоть до того, что мы можем говорить о какой-то комбинации наших исторических символов. Но это — дело узких специалистов, например, по геральдике, с одной стороны. А с другой — дело всего белорусского народа.

— А что касается белорусского языка и его статуса, какова Ваша позиция?

— Белорусский язык, конечно же, должен быть приоритетным. Мы создадим все условия для того, чтобы белорусский язык и наша культура развивались в нашей республике. Но не станем дискриминировать и другие языки. В первое время будет двуязычие с безусловным приоритетом белорусского языка. Я полагаю, что белорусский язык должен быть государственным языком не путем ломки и навязывания, а путем поощрения и стимулирования добровольного перехода на белорусский язык во всех сферах жизни.

— А каким может быть поощрение?

— Думаю, что поощрять надо «пряником». Безусловно, экономическое стимулирование, выделение бюджетных денег для изучения языка на бесплатных курсах, реализация государственных программ в этой сфере, проведение конкурсов и фестивалей для учащихся, книгопечатание на белорусском языке, фильмы… Но ни в коем случае не запретительными мерами, которые вызовут у людей неприятие и отторжение белорусского языка.

— Вы поставили свою подпись за выдвижение кандидатом в президенты кого-то из Ваших конкурентов?

— За Статкевича.

— Почему именно за него?

— Здесь не было какого-то специального выбора. Просто рядом с пикетом, где собирали подписи за мою скромную персону, был сборщик подписей за Статкевича. Но, разумеется, я с уважением отношусь к Николаю Статкевичу за его гражданское мужество. Это тоже сыграло свою роль.

— А как Вы относитесь к идее выбора единого кандидата в президенты от оппозиции?

— Я был сторонником этой идеи с самого начала. Но чего не получилось, того не получилось. На сегодняшний день нет единого кандидата. Говорят, что он появится путем сбора подписей. Тоже не уверен. По крайней мере, это будет совсем не то, что должен из себя представлять единый кандидат.

— А если допустить мысль, что оппозиция все же решит идти на выборы единым фронтом, кого Вы видите наиболее подходящим на роль единого кандидата?

— Себя.

— Почему?

— К сожалению, этого не будет. Но полагаю, что я наилучшим образом отразил бы интересы белорусского народа, который нуждается сегодня в решении своих социальных проблем. Посещение участков сбора подписей еще раз убедило меня в моей правоте. Зарплаты, пенсии, падение жизненного уровня, контрактная система, бесправие на рабочих местах — то, что больше всего волнует сегодня людей.

Полагаю, что в силу и своих социалистических убеждений, и в силу своего реального опыта (в отличие от многих претендентов, я 20 лет проработал в реальном секторе), и в силу опыта политического (четыре года проработал депутатом городского совета во втором по величине городе Беларуси), я наилучшим образом подготовлен к тому, чтобы выражать реальные нужды и потребности людей. Именно поэтому.

Если говорить о других возможных кандидатах, то сейчас называют тройку-четверку тех, кто выходит в финал без всяких проблем. Но здесь я пока воздержусь от комментариев. Единственное, что могу еще раз повторить — я готов к сотрудничеству с любым из кандидатов, кто примет наши пять основных экологических и социальных требований. Они включают введение моратория на строительство АЭС и на приватизацию крупных предприятий, отмену контрактной системы и восстановление социальных льгот, переход к парламентской республике с опорой на местные Советы, принятие закона о трудовых коллективах, согласно которому предприятия будут передаваться в управление работников. Если эти требования будут приняты, то я готов поддержать любого кандидата.

 

Интервью других претендентов на участие в выборах президента
Дмитрий Усс

Дмитрий Усс: из-за конфликта с Россией мы теряем миллиарды
Новому белорусскому президенту надо будет срочно ехать к Медведеву и договариваться…

Андрей Санников

Андрей Санников: президентская власть нужна для проведения реформ
Претендент в президенты уверен, что стремление Беларуси в ЕС не противоречит стратегическому партнерству нашей страны с Россией...

Николай Статкевич

Мікалай Статкевіч: станавіцца годным страшна, але лепш за ўсё
Прэтэндэнт на пасаду прэзідэнта Мікалай Статкевіч не баіцца ні турмы, ні расійскай імперыі...

Владимир Некляев

Уладзімір Някляеў: я зраблю ўсё, каб у Беларусі запанавала праўда
Лідэр грамадзянскай кампаніі «Гавары праўду!» распавёў, на чым базуецца крэатыў яго каманды, якімі павінны быць...

Виталий Рымашевский

Віталь Рымашэўскі: дакажу беларусам, што яны моцны і годны народ
Беларусы чакалі ад Лукашэнкі, што ён не будзе іх падманваць. На жаль, не дачакаліся. Цяпер яны чакаюць гэтага ад таго чалавека, які яго заменіць...

Ярослав Романчук

Ярослав Романчук: через 15 лет Беларусь войдет в Евросоюз
Я не вижу проблем в том, чтобы отказаться от пустых договоров по Союзному государству, Таможенному союзу и перейти к полноценной либерализации торговли...

Виктор Терещенко

Виктор Терещенко: моя кандидатура — самая подготовленная после Лукашенко
Я единственный из всех кандидатов был депутатом парламента, участвовал в разработке ряда государственных программ, являюсь не просто...

Григорий Костусев

Рыгор Кастусёў: я ліквідую КДБ і Саюзную дзяржаву з Расіяй
Намеснік старшыні Партыі БНФ Рыгор Кастусёў распавёў пра свае падабенства да Аляксандра Лукашэнкі, планы эканоміць на ахове прэзідэнта і ліквідаваць...

Алесь Михалевич Алесь Михалевич: я поведу Беларусь к неучастию в военных блоках
Претендент на пост президента, лидер союза «За модернизацию» Алесь Михалевич одним из первых заявил о своих президентских амбициях...
Сергей Рыжов Сергей Рыжов: первым делом верну людям украденные у них льготы 
Пойти в президенты витебчанина Сергея Рыжова подтолкнула история с освященными православной церковью консервами для детского питания...
Владимир Провальский Владимир Провальский: главная задача государства — зарабатывать деньги 
На президентские выборы индивидуальный предприниматель из Витебска Владимир Провальский идет без какой-либо программы...
Иван Куликов Иван Куликов: в Евросоюз нужно двигаться вместе с Россией 
«Никаких личных амбиций удовлетворять не планирую. Мне просто хочется, чтобы в Беларуси людям лучше жилось»...