За Макея МИД похлопал Европу по плечу

Послабление главе белорусской дипломатии может быть частью какой-то комбинации, пакетного решения: вы нам это, мы вам это, и так далее степ бай степ, окей?..

С Владимира Макея, министра иностранных дел Беларуси, Евросоюз снял визовый бан. Не вывел вовсе из черного списка, как поспешили сообщить многие ресурсы, а именно позволил ездить как коммуникатору в пределы ЕС.

«Макей остается в списке лиц, в отношении которых действуют ограничительные меры, но визовые санкции в его отношении применяться не будут»,поясняет пресс-служба Совета ЕС.

Владимир Макей. Фото МИД РБ

Но и такое решение вызвало в целом кислую реакцию оппозиционных лидеров. А уж записные борцы в социальных сетях и вовсе не стесняясь поносят хроническую предательницу-Европу, упорно не желающую решить за виртуальных пассионариев вопрос «последней диктатуры».

Эксперты считают принятое 24 июня в Люксембурге решение Совета министров иностранных дел Евросоюза не политическим, а скорее бюрократическим. Другое дело, что белорусское начальство и впрямь может воспринять этот жест как слабость. И только укрепится в своей позиции не уступать проклятым буржуинам ни пяди: попрыгают и сами пойдут на попятную.

Технический вопрос?

«Это решение я бы не рассматривал как элемент политического торга», — заявил в комментарии для Naviny.by аналитик BISS (Вильнюс) Денис Мельянцов. По его мнению, Брюссель таким образом лишь решил бюрократическую коллизию: глава дипломатии должен быть въездным.

Коллизию же, напомню, породило решение Александра Лукашенко бросить на МИД руководителя своей Администрации, к тому времени уже ставшего фигурантом европейского бан-листа, в который после разгрома Площади в декабре 2010 года была внесена вся верхушка режима.

Разгоном демонстрантов и допросами в «американке» лично глава Администрации, судя по всему, не командовал, но риторикой в этот период ничем не отличался от заматерелых «ястребов». Было впечатление, что Макею специально поручали озвучивать одиозные заявления, дырявившие его имидж условного либерала и архитектора оттепели 2008–2010 годов. Типа: раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!

Тем не менее, после переброски руководителя президентской Администрации на внешнюю политику обозреватели заговорили о перспективах новой оттепели. Гадали насчет выпуска политзаключенных. МИД под новой метлой развил бешеную кулуарную активность с упором на страны, которые Минск рассматривает как слабые звенья ЕС. Не секрет, например, что у Литвы, Латвии — особенно емкая бизнес-составляющая в отношениях с Беларусью.

К слову, именно руководитель латвийской дипломатии Эдгарс Ринкевичс еще в апреле предложил пригласить минского коллегу в Брюссель на июльскую встречу министров иностранных дел стран «Восточного партнерства». Вильнюс же готовится принять саммит «Восточного партнерства» в конце ноября. И заинтересован, чтобы все было чин чином. В том числе с представительством проблемного соседа. Нынешнее решение насчет Макея фактически готовит почву под компромиссный вариант такого представительства.

Другое дело, что теперь в Минске могут подумать: ура, мы ломим, гнутся шведы (литовцы, поляки и прочие — нужное подчеркнуть)! И будут дожимать европейских политиков, у которых, если мягко пересказывать Лукашенко, явная недостача мужественности.

Ну а пока белорусский МИД похлопал Европу по плечу, назвав послабление Макею «конструктивным решением в правильном направлении». Типа: понемногу исправляетесь, ребята; кажись, не безнадежные!

«ЕС никогда не присягал на верность белорусской оппозиции»

Во всяком случае, решение ЕС «развеивает иллюзию, что санкции введены то ли под диктовку белорусской оппозиции, то ли на пару с ней», говорит политический аналитик Юрий Дракохруст.

В комментарии для Naviny.by он отметил: «Европа санкции вводила — платя за это и неся ответственность сама, вводила по своим причинам, среди которых моральные соображения были лишь одним из мотивов».

Собеседник привел пример, как в минувшую пятницу в Брюсселе привечали Ильхама Алиева — руководителя Азербайджана. Заметим: там противников режима, по оценкам правозащитников, давят похлеще, чем в хрестоматийной «последней диктатуре» Старого Света. При этом глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу нашел что сказать: подчеркнул прогресс Азербайджана по сравнению с советским временем.

Понятно, Азербайджан — это нефть. Ну а Беларусь, если разобраться, — это солярка из той же нефти, транзит, мигранты и еще куча важных для Евросоюза вопросов. С кем их решать?

«Понадобилось Европе иметь возможность обсуждать с господином Макеем разнообразные вопросы двусторонних отношений, которые не сводятся, кстати, к вопросу о правах человека в Беларуси, — ну и приняли соответствующее решение, исходя из своих интересов», — рассуждает Юрий Дракохруст.

Крики «нас предали!», считает он, неуместны: ЕС никогда не присягал на верность белорусской оппозиции: «Содействовать улучшению ситуации — да, обещал. Но совсем не очевидно, что приостановление санкций в отношении Макея ситуацию сильно ухудшает».

«Это партия ЕС и Лукашенко, и естественно, что именно ЕС определяет соотношение кнутов и пряников, учитывая к тому же множество всяких обстоятельств, которые критикам часто просто не приходят в голову», — заключает аналитик, вольно или невольно полемизируя с теми, кто возмущается или фрустрирует в социальных сетях.

Плясать перед Брюсселем власти не разгонятся

Стоит добавить, что при видимой статичности, болотной вязкости нынешнего этапа отношений Минска и Брюсселя за кулисами присутствует свой драматизм. Насколько я знаю, по дипломатическим каналам Евросоюз раз за разом пытается вложить в голову здешним начальникам: пора, самая пора выпускать политзаключенных. Причем Европа объясняет: отворять темницы за три дня до саммита в Вильнюсе будет поздно, нужен временной лаг в пару-тройку месяцев, чтобы хоть символически убедиться, что режим не нахватает тут же новых заложников.

В этом контексте послабление Макею может быть частью какой-то комбинации, пакетного решения: вы нам это, мы вам это, и так далее степ бай степ, окей?

Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько прогнозирует, что, возможно, «в ближайшее время состоится освобождение кого-то из политзаключенных». И Линас Линкявичюс, глава литовского МИДа, упирает на то, что допуск Макея в ЕС дает дополнительный шанс помочь политическим узникам.

Впрочем, мы уже ждали, что кого-то выпустят на Пасху. Но оказалось, что переоценили заинтересованность белорусского руководства в шагах навстречу Европе. При том что мелкие шажки все же делаются — от недавнего допуска в страну представителя ОБСЕ по свободе СМИ Дуни Миятович до прошедшего на днях в Минске совместного с Советом Европы семинара по проблематике смертной казни.

Программа-максимум белорусских властей — чтобы в Вильнюс пригласили Лукашенко, считает Денис Мельянцов, но если пригласят премьера Михаила Мясниковича или главу МИДа, то и это вполне устроит.

Отсюда вывод, что власти «будут достаточно пассивны в выполнении требований Евросоюза». С политзаключенными, полагает аналитик BISS, Минск будет тянуть резину. И поторгуется за каждого.

За это торг Европе будут пенять те, кому хочется ее руками свалить проклятую диктатуру. Да, Европе, где политики и впрямь не орлы, при желании можно за многое накостылять. Но не грех при этом отдавать себе отчет: от благородного фонтанирования в интернете диктатуры не валятся.

Запад поможет разве что тогда, когда (и если!) внутренние противники режима вырастут в грозную силу, способную ставить вопрос о власти в реале.