Нет худа без добра, а Союза без рубля

"Мы не сошлись в одном: мы говорили, что для перехода на единую валюту нам нужен переходный период — примерно..."

Прокопович: введение единой валюты возможно при условиях...Фото byMedia.netПочему до сих пор нет союзного рубля? Возможно, получив нефтегазовых тумаков, Минск уже и вовсе отказался от идеи общей с Россией валюты? На эти вопросы сегодня дал ответ глава Нацбанка Петр Прокопович, убежденный в необходимости поэтапного подхода к решению общевалютной задачи. Однако, как следовало из слов Петра Петровича, этапность была для белорусской стороны необходимым, но не достаточным условием согласия на монетарный союз. Устроить Беларусь могли бы 2 млрд. помощи ежегодно.

Напомним, в соглашении, подписанном в 2000 году, определено, что с 1 января 2005 года российский рубль должен использоваться в качестве единой валюты в Беларуси, а 1 января 2008 года — конечный срок введения общей валюты Союзного государства.

"Мы все время говорили, что введение единой валюты (на первом этапе — российский рубль, на втором — союзный рубль) возможен только тогда, когда для этого будут выполнены все мероприятия: созданы равные условия для субъектов хозяйствования, для населения, создано единое экономическое и таможенное пространство", — напомнил сегодня глава Национального банка.

Но последние действия российских коллег, по его словам, отодвинули сроки введения единой валюты на неопределенное расстояние. "Пока не будут выполнены все вышеперечисленные условия, введение единой валюты невозможно", — сказал он. А вот сколько времени понадобится для их выполнения, только жизнь покажет, считает главный банкир Беларуси.

Означает ли это, что на самом деле Минск уже и не думает о российском рубле как о родном? Рассуждая на эту тему, П.Прокопович выдвинул на первый план то обстоятельство, что Беларусь и Национальный банк всегда соблюдают заключенные договоренности и выполняют свои обязательства. Сегодня, напомнил он, "действуют союзные соглашения, поэтому здесь вопроса нет".

И вообще, считает Петр Прокопович, Беларусь не может исключить себя из общемирового процесса. "Глобализация и работа в ХХI веке подтверждают, что страны должны стремиться переходить на единую валюту. Пример Европейского союза говорит о том, что это нормальный процесс. Кроме ЕС, мы видим, что многие страны решают вопрос о выходе на единую валюту в различных союзах. Это положительный для экономики процесс", — считает он. Возможно, предположил глава Нацбанка, со временем в мире будет всего несколько валют, а в перспективе — и одна. "Это нормально. Земля развивается, и такое время придет. Может, через 100 лет, а, может через несколько столетий, в мире будет одна валюта", — представил себе банкир.

Беларуси, убежден он, тоже выгодно перейти на единую валюту. Но не любой ценой, а в результате длительной, кропотливой работы. "Единая валюта — это заключительный этап экономической интеграции. Только тогда этот переход дает наибольший экономический эффект", — подчеркнул П.Прокопович. Формальный же подход, по его словам, может вместо положительного эффекта дать отрицательный. "Вместо того, чтобы нарастить экономический потенциал, мы его снизим, вместо того, чтобы увеличить рабочие места, мы оставим наших людей без работы, потому что не выдержим конкуренции с нашим соседом, где экономические условия намного лучше, чем у нас — там и налоги меньше, и энергозатраты меньше. Как мы можем конкурировать? Вводить сейчас единую валюту — это заведомо ставить себя в условия, которые мы не сможем выдержать, — убежден финансист. — Поэтому мы все время говорим: мы — за единую валюту, но как результат продуманной политики, как результат экономической интеграции".

Между тем, по расчетам Нацбанка, общая валюта могла бы дать Беларуси огромный экономический плюс. "Мы просчитывали три года назад: введение единой валюты дало бы нам дополнительный рост ВВП 7-9% в год, то есть в этом году экономический рост мог бы быть 19-20%", — сообщил П.Прокопович, сделав оговорку: "Но при условии решения всех остальных экономических вопросов. В противном случае могло быть даже снижение сегодняшних экономических показателей". "Если у нас с Россией будут равные условия, если мы все сделаем, как договаривались, то введение единой валюты способствовало бы еще более высокому росту, чем мы имеем, — отметил он, — Но ее невведение сегодня, напротив, помогло нам сохранить экономический рост".

По словам главного белорусского банкира, "мы так внимательно и тщательно относимся к этому вопросу, потому что по сравнению с нашим союзным братом мы — малая страна, и то, что большая страна даже не заметит, для нас может иметь очень негативные последствия".

Как рассказал Петр Прокопович (а в 2003 году именно он возглавлял рабочую группу от Беларуси, от России — Кудрин), с российскими коллегами "мы по всем вопросам тогда договорились, даже по тем, по которым никто не верил, в том числе по эмиссионному центру. Но мы не сошлись в одном: мы говорили, что для перехода на единую валюту нам нужен переходный период — примерно три года, за которые мы должны снизить налоговое бремя наших предприятий до российского уровня. На эти три года нам нужна поддержка примерно 2 млрд. долларов ежегодно". Причем, по его словам, белорусскую сторону устроили бы и не бюджетные средства: "можно в виде кредитов, можно в виде разрешения Нацбанку на дополнительную эмиссию российских рублей на эту сумму". Но российская сторона, как рассказал П.Прокопович, "наотрез отказалась. Они считают, что сам переход на единую валюту решает все проблемы. Здесь мы и не сошлись. В результате три года спорим, как вводить и зачем вводить".

Между тем, за три года, в течение которых Беларусь могла перейти на единую валюту и не перешла, страна имеет ежегодный рост ВВП в среднем 10%, отметил П.Прокопович. То есть, говорит, "мы нашли возможности самостоятельно решать собственные проблемы".

А повышение цен на энергоносители — объективный фактор внешней экономики, считает банкир. Рост цен на энергоресурсы идет во всем мире, в том числе и в России, где с 2011 года планируется начать работать по мировым ценам. "Вопрос в другом, — уверен Прокопович. — Мы в Союзном государстве должны идти вместе, параллельно с Россией решать эти задачи".

Сегодня же ничего не остается делать, как научиться работать в условиях высоких цен. Но нет худа без добра. "Чем раньше мы научимся работать в условиях высоких цен на энергоресурсы, в рыночных условиях, тем лучше для нашей экономики, лучше для нас", — убежден глава Нацбанка, в качестве доказательства приводя Евросоюз, где "уже давно работают в этих условиях. Но это же не значит, что они не имеют экономического роста, и что у них плохие показатели. И мы должны научиться работать более эффективно, более активно заниматься энергосбережением, ресурсосбережением, снижать материалоемкость, с тем, чтобы выйти на западноевропейские показатели энергозатрат на единицу продукции".

"Сегодня мы имеем действующий Союзный Договор, а также программу совместных мер правительств и центральных банков России и Беларуси по выходу на единую валюту, — еще раз напомнил Прокопович. — Эта программа была рассчитана на 2005-2006 год, и, к сожалению, пока не выполнена". "Но все документы существуют, и мы в соответствии с ними работаем и будем работать", — подвел черту руководитель белорусского Нацбанка.