Дмитрий Галка. ВОССОЕДИНЕНИЕ. Неважно – как?

И вообще, здорово, что мы объединились, а как – неважно. Хотя на самом деле важно именно это – как. А споры о том, где белорусам жилось вольготней — позорное холопское занятие...

 

Дмитрий Галка. 29 лет. Блогер, свободный журналист, внештатный сотрудник «Радыё Свабода». Проделал долгий интеллектуальный путь справа налево. Как «дитя перестройки», верил, что все, чему нас учили в школе, было ложью. На самом деле, коммунизм — это злодеяние и уродство, а свободный рынок и конкуренция — добро и красота. «Левый поворот», как ни странно, вызрел из эмоциональной захваченности культурным национализмом. Однажды мне стало ясно, что в условиях «честной» конкуренции белорусский язык и белорусская культура не имеют никаких шансов. Поскольку честность рыночной конкуренции состоит в том, что выживает сильнейший. Пятилетняя гастарбайтерская эпопея в Москве окончательно укрепила меня в антикапиталистических взглядах. К сожалению, там же я приобрел ощущение, будто вырос из коротких национальных штанишек. И все же добровольно стать русским, как ни хотелось, не вышло. Душа, наверное, оказалась слишком малоемкой, чтобы вместить бескрайнюю Россию.

Неожиданно актуализировалась дата, до того двадцать лет пролежавшая под толстым слоем нафталина на складе истории: 17 сентября – «День воссоединения белорусского народа». Ряд общественных организаций предложили сделать его официальным праздником, а Брестский горисполком объявил конкурс на лучший эскиз памятника, посвящённого этому событию.

Спрашивается, с чего бы?

«Воссоединение Западной и Восточной Беларуси» — всего лишь один из эпизодов в череде перекроек белорусской карты, происходивших при минимальном участии самих белорусов. Ни героическим, ни судьбоносным его не назовёшь. Если принять за идеал совпадение этнокультурных границ с государственными, то совершившееся объединение не было полным: Беларусь недосчиталась Вильни, где она была вымечтана и замыслена. А через пять лет, в 1944-ом, у неё изъяли подаренные было 3 района Брестской и 17 районов Белостокской областей. До праздников ли, когда наши кровные братья всё ещё томятся в юдолях скорби, «пад прыгнётам панскім»?!

Основанием для введения такого праздника могли быть внутриполитические причины. Скажем, необходимость скрепить в совместном праздничном порыве расползающиеся по швам Восток и Запад страны. Так ведь между восточными и западными областями республики не существует серьёзных политических или культурных противоречий. Там говорят на трасянке и голосуют за Лукашенко, и здесь голосуют за Лукашенко и говорят на трасянке. Конечно, есть какие-то нюансы, но базовые ценности общие. Белорусы едины, насколько вообще можно оставаться едиными при такой размытой национальной идентичности. По крайней мере, водораздел проходит не по географической линии «Запад – Восток». Ни к чему реанимировать эту давно стёршуюся в народном сознании границу, пускай и под видом праздника её уничтожения.

Кому этот праздник был бы на руку, так это Кремлю (ну куда же без него). Где крайне нервно отреагировали на резолюцию ОБСЕ, объявившую 23 августа – день подписания пакта Молотова-Риббентропа – Днём памяти жертв сталинизма и нацизма. Резолюция была публично заклеймена как недружественный жест в сторону России, и даже патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал уравнивание сталинизма и нацизма «исторической ложью».

Блогер Константин Чернец саркастически заметил по этому поводу: «Россия — колониальная империя, так и не закончившая период колониальных же войн. Не время каяться — эдак можно подорвать веру в правоту собственного дела и силёнок лишиться. Сейчас время — совершать преступления в надежде, что облагодетельствованные их плодами потомки со спокойным сердцем и скорбной миной вытерпят недолгую неприятную процедуру посыпания головы пеплом. А сейчас — к работе!».

Не берусь судить, чего именно не хочет лишаться Россия – моральных сил для колониальных войн или только символического статуса наследницы «освободителя мира от коричневой чумы». Главное, что российскому истеблишменту поперёк горла встала резолюция ОБСЕ. И тут как нельзя более кстати на сцене появляются белорусы, облагодетельствованные согласно этому самому пакту Молотова-Риббентропа. Счастливый вид белорусов, поющих, пляшущих и запускающих фейерверки, по идее, должен устыдить изолгавшихся евробюрократов.

Одним словом, белорусы опять стали рядовой фишкой в геополитических играх соседей. А белорусский интернет тем временем увлечённо спорил о том, хорошо ли было «за панскай Польшчай», благом ли стало объединение. Мнения, как говорится, разделились.

Блогер с афористичной краткостью выразил антиобъединительную позицию: «Если 1кг г..на смешать с 1кг варенья, получится 2кг г..на». Подразумевая под «вареньем» Западную Беларусь.

Оппоненты этой позиции справедливо указывали на то, что для большей части жителей «кресов всходних» жизнь вряд ли была такой уж сладкой. В основном, правда, говорили про ополячивание, которое ничуть не лучше русификации. (Экономическое и социальное положение народа «пад прыгнётам панскім» априори признавалось лучшим обеими сторонами.) Пусть попали в русскую империю, зато из польской ушли, и то хорошо! И вообще, здорово, что мы объединились, а как – неважно.

Хотя на самом деле важно именно это – как. А споры о том, где белорусам жилось вольготней – «за панскай Польшчай» или «за бальшавікамі» — позорное холопское занятие. Не хватает разве что тех, кто вздыхает по несбывшейся победе Германии: «Пили бы сейчас немецкое пиво и ели немецкие сосиски!»

Большинство жителей «кресов всходних» с надеждой смотрели на СССР, ждали объединения и приветствовали Красную Армию как освободительницу. Оправдывает ли это существование пакта Молотова-Риббентропа? Ничуть. Судетские и силезские немцы с такой же надеждой смотрели на Третий Рейх и с не меньшим восторгом встречали армию вермахта. Однако их мнение никого не интересует, и вторжение в Судеты не называют иначе как захватом, положившим начало II-й мировой войне. Для соблюдения последовательности следует пренебречь и радостью белорусов по поводу «воссоединения». Признав «Освободительный поход Красной Армии» насильственным захватом территорий по предварительному сговору с нацистской Германией.

СССР вступил в империалистическую войну на правах активного игрока, претендующего на свой куш. То, что Германия потом «кинула» своего партнёра, превратив союзника-агрессора в жертву агрессии, — превратности игры. Панской Польше, например, в ней поначалу «везло» — удалось урвать целую Тешинскую область! «Недолго музыка играла…»

В этой большой игре, начатой двумя крупными азартными игроками, в результате которой произошло «воссоединение белорусского народа», белорусы потеряли каждого четвёртого.

Так что, неважно – как?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».