Олег Климов. НАВIНКI ШОУ-БИЗА. От «Барто» в Музу

Московский электро-клэш-бэнд «Барто» запросто можно забрасывать в тыл врага по Содружеству Независимых Государств с миссией проверки местного населения на вшивость...

 

Олег Климов. Десять лет назад писал о музыке много и охотно. В последние годы — все меньше и без особого желания. То ли с музыкой стало что-то не то, то ли со мной. Скорее всего, виноваты в случившемся обе стороны. В активе — работа в «Музыкальной газете» и журнале «НОТ-7». В пассиве — теперь вот решил замахнуться на шоу-бизнес в целом. Как написал бы по этому поводу Юлий Ким: «Дрожи, шоуби, настал последний бой! Против тебя весь бедный класс поднялси, он улыбнулся, рассмеялси, все цепи разорвал, и за победу бьется, как герой!»

Московский электро-клэш-бэнд «Барто» запросто можно забрасывать в тыл врага по Содружеству Независимых Государств с миссией проверки местного населения на вшивость. Но не впрямую с медико-гигиенистической целью, а, скорее, в качестве лакмусовой бумажки: насколько в той или иной стране с духом свободы вообще и индивидуальным раскрепощением в частности все в ажуре.

За последний год «барты» инспектировали Минск неоднократно. Минск — рай для демонстрации широченных взглядов в области новомодных психологических и демократических доктрин, антиглобализма и отношений к тем режимам, которые поступательно движутся в светлое прошлое просвещенной автократии. А также Мекка перфоманса духа и прочих голограмм человеческих особенностей.

Последний вояж россиян был связан с их съемками в программе «Звездный ринг» на канале СТВ. Заранее предупрежденные продюсерами проекта, что с ненормативной лексикой, прославившей эту компанию песнями, неплохо бы на время записи расстаться, «бартосики» слово свое сдержали. Почти. Лишь во вступительной речи очаровательная фронтвумен Маша позволила обозначить свою творческую позицию легендарным словом «..здец», как бы приглашая массовку к честному и принципиальному поединку. И сразу отправила публику в нокаут — тяжелый, возможно, со смертельным исходом. Общество, что называется, накрыло. И дело не в смешках и коллективном бессознательном вздохе — как реакции на всем знакомый с позднего детства неологизм, а в том, что, вот ведь загогулина, артист может общаться со зрителем и так — легко, не подбирая домашних заготовок, пусть и на языке неандертальцев. Мне лично почудилось, что вырвавшийся «воробей» был спланированной импровизацией, однако дальнейший ход событий навел меня на другие и прочие мысли. С ними мне помог разобраться Денис Воронцов, клавишник группы «J:Морс», что трудился на телешоу одним из звукорежиссеров. А то доброе и вечное слово стало катализатором для проявления слушателями, собравшимися в тот день в ДК МАЗ, некоего отношения к жизни.

Испытания на статистов обрушились непрекращающимся канканом — музыканты поделились с ними раздумьями о БДСМ, шведской семье, импотенции, вере, простом трудовом российском народе. Спели о небритых яйцах одного из мужских сословий, о Че Геваре, который, напомню, мечтал уничтожить Штаты бесперебойными поставками туда наркотиков. Чтоб дотла, значит, и пожилых и трехмесячных. И с каждым песенным и межпесенным откровением электорат становился все растеряннее и растеряннее. Можно как угодно относиться к той «пурге», что мели по всей белорусской земле заезжие истинотесы, но то, что мой народ предстал перед ней беспомощным, зажатым, закомплексованным — факт. И стар и млад был расположен к разговору на темы, о которых нам регулярно вещают БТ-каналы, к тем же, что имеют нерегулярное хождение в нашем информационном вакууме, люди оказались не готовы. Не готов мой народ к «разврату», хоть ты тресни! И не умеет говорить о самых-самых полярных вещах так, как говорили москвичи — будто семечки щелкали, словно бы между прочим. И спорить не умеет — в случае несогласия по какому-то вопросу. Я не совсем был солидарен с Денисом, давшим свой диагноз не диалогу — разная культурная среда, мол. Я бы даже подискутировал о той культурной среде, что взрастила и растит «Барто», искренности и игре в искренность музыкантов. Дело в том, что в ринге и вокруг него были просто разные люди. Во всем. Встретились две секты — одна околототалитарная и вторая, тоже структурированная, — и разошлись, не расплевавшись.

И восхищаться бы мне такой самобытностью, чистотой и воспитанностью своего народа, но взгрустнулось что-то, вспечалилось. Подумалось, а хорошо ли это, что секс в нашей стране уже есть, а всего его остального приложения и вложения как бы нет? Верно ли это, что вот так, не напрягаясь, музыкант из Белокаменной может двинуть под ребро родному государству? А у нашего шоуби, когда просишь его поделиться с тобой своим видением нравственно-политической ситуации в стране, даже по пьяни, физиономия вмиг приобретает счастливое или значимое выражение, отлично знакомое нам по лицам на бигбордах. И топчут мою землю артисты, ушибленные служением Музам и отечеству, и меломаны, стукнутые в персональных потемках чужой душой нараспашку, гниловатая она или нет — не о том речь. Не все они (мы) такие, конечно. Есть целая планета наших сограждан, живущих по «законам» андерграунда и альтернативы мышления. Но быть такими — это труд, особенно действуя в социуме себе не подобных. Оставаться естественными — это усилие. Или нет? Я восторгаюсь ими, они могли бы служить в разведке и играть в кино. А других нас (их) — большинство. Маленьких, сгорбленных, в шинельках, заклишированных. И кто из тех и этих более нормален?..

И еще поведение зрителей мне чем-то напомнило середину 80-х, начало «эпошки» гласности, когда уже было можно, но что именно можно — непонятно. И мы сперва осторожно, а потом с криками «ату — всем ..здец!» стали рыть это непонятное. Сегодня мы тоже живем в «эпошке», но только следуя не куда-то вперед, а обратно, либо в сторону, когда ломаешь голову не над тем, что можно, а над тем, что нельзя. И лично мне, вынюхавшему не одну порцию того воздуха времен вменяемого Горби, иногда становится неуютно. И все чаще и чаще баррикадируюсь в своем «я», правда, периодически осуществляя набеги за его ограду. Молодежи, а основной контингент в ДК составляла она, по идее должно быть легче. Сейчас хотя бы есть интернет. Если ты способен думать самостоятельно, то никакое зомбирование не сможет отнять у тебя свободы. Самовыражения, самопознания. «Барто» раз за разом привозит в Минск нездешней свободы. Ладно, свободки — центровой, припонтованной, циничной (только плакать, думаю, эти артисты еще способны, так, чтоб навзрыд). Можно тереть о творческой концепции и художественной ценности этой группы и воззрениях ее участников. Можно. Нельзя оставаться быдлом, хлопающим пустыми глазами на дырочку в чулке Маши. А со вшами у нас проблем нет — мертвые не вшивеют. Шарик, пущенный «Барто», угодил аккурат в лузу.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».