Брюссель прислал в Минск посредника

После введения Евросоюзом запрета на встречи европейских чиновников с белорусскими выше уровня замминистра подобные визиты не просто редкость — а настоящая сенсация...

Впечатление, что открылся ящик с чудесами: официальные источники уже несколько дней подряд сообщают о состоявшихся или запланированных встречах высших чинов белорусского правительства с коллегами из входящих в Евросоюз стран-соседей. И хотя информация об официальных и неформальных переговорах очень скудная, очевидно одно — лед тронулся.

Радослав Сикорски

Сегодня в Минск с рабочим визитом приезжает глава МИД Польши Радослав Сикорски, который намерен встретиться с белорусским коллегой Сергеем Мартыновым. После введения Евросоюзом в 1997 году запрета на встречи европейских чиновников с белорусскими выше уровня замминистра подобные визиты не просто редкость — а настоящая сенсация. Последний раз европейский министр иностранных дел приезжал в Беларусь в июне 2004 года — глава МИД Болгарии Соломон Пасси посетил Минск в качестве председателя ОБСЕ.

Только пару дней назад, 10 сентября, в Польше заместитель главы правительства Андрей Кобяков побеседовал не только с министром экономики Вальдемаром Павляком, но и премьер-министром страны Дональдом Туском. Стороны обсудили двухсторонние торгово-экономические отношения, но, как видно, не наговорились.

На этой неделе белорусские министры вообще нарасхват: 11 сентября в Литве прошла неформальная встреча главы МИД Беларуси Сергея Мартынова с литовским коллегой Пятрасам Вайтекунасам. 2 сентября премьер Литвы Гедиминас Киркилас официально встречался с главой белорусского правительства Сергеем Сидорским.

15 сентября в Брюсселе пройдет заседание министров иностранных дел стран Евросоюза, где будет обсуждаться и европейский шаг навстречу Беларуси после освобождения всех политзаключенных. Вот европейские соседи и начали «сверять часы».

Ничего удивительного, говорит белорусский политолог Юрий Чаусов. Сикорски приехал налаживать не только польско-белорусские отношения, но и выступает в качестве посредника ЕС. Так, на Западе есть понимание, что время ультиматумов прошло и необходимо вырабатывать «дорожную карту», которая не просто обозначит результат (сближение), но и опишет единую трактовку продвижения процесса (суть позитивных шагов, что они могут подразумевать).

Грубо говоря, Минск и Брюссель сядут за стол переговоров, чтобы конкретно расписать что-то вроде 12 рекомендаций Еврокомиссии, составят план по сближению, говорит Чаусов. По его словам, составление такой «карты» возможно только при условии существования диалога между сторонами, чего до сих пор как раз и не наблюдалось.

При этом Чаусов вспоминает слова белорусского президента о том, что «судьба у нас такая»: как только начинают исчезать препятствия для нормальной коммуникации с соседями, белорусский режим берется решать вопросы, которые решает любое правительство, то есть налаживать отношения с соседями в рамках своей многовекторной политики.

Латвия, Литва и Польша, особенно в последние годы, занимали двойственную позицию — с одной стороны критикуя нарушение белорусскими властями прав человека, с другой — выступаля своего рода адвокатами режима в Европе, призывая не изолировать Беларусь. Сегодня есть возможность объединить две эти политики в общую в ходе прямых переговоров для общего блага.

Да, наши европейские соседи больше других заинтересованы в том, чтобы не дать нам «свалиться в объятия России уже не формально, а фактически», говорит политолог Андрей Федоров. Кроме того, они, конечно же, стремятся наладить как можно более тесные отношения на основе фундаментальных ценностей и при выполнении определенных условий.

Федоров не склонен расценивать интенсификацию встреч представителей стран-соседей с белорусскими чиновниками как следование потеплевшему в отношении официального Минска европейскому вектору: мол, когда ЕС «замораживает» отношения с Беларусью, они нас критикуют, а когда пришла «оттепель», то приезжают первыми, чтобы повысить свой статус в объединенной Европе. Нет, говорит политолог, наши соседи и раньше критиковали Беларусь с оговоркой «да, но…».

У ЕС нет гибких инструментария для взаимодействия с Беларусью: или вводить санкции, или снять их всех сразу, считает Федоров. А со стороны правительства Польши в последнее время все чаще звучали заявления о необходимости снятия санкций с Беларуси.

Раз Мартынов до Брюсселя не добрался, похоже, что Брюссель в лице пока польского министра иностранных дел решил заверить официальный Минск, что адекватная реакция со стороны ЕС на встречные шаги белорусских властей не заставит себя долго ждать.