В Москве благословили Беларусь на европейский путь

Правда, напутствие звучало из уст тамошних либералов, которые находятся в еще большем андеграунде…

 

Это было, знаете, такое «прощание славянки». В первопрестольной синеокую республику благословили на европейский путь. Правда, напутствие звучало из уст тамошних либералов, которые в еще большем андеграунде, чем белорусская оппозиция…

В название конференции, собравшей 30 августа политиков и экспертов двух стран, вынесли вопрос «Беларусь — Россия: конец союза, начало прагматического партнерства?».

«Братской интеграции» конец — эта опция принималась практически по умолчанию. А вот насчет готовности нынешних правящих элит в Москве и Минске к прозрачному прагматичному сотрудничеству — большой вопрос.

С одной стороны, Кремль вроде как снимает белорусский режим с довольствия. Не без издевки дает понять: свободны как Куба! С другой стороны, опутывает сетью Таможенного союза и т.п.

  

Владимир Милов

Российский экономист Владимир Милов вместе с Борисом Немцовым «попал под лошадь»: их совместный труд с жесткой критикой в адрес Путина ныне востребован белорусским агитпропом.

Сопредседатель российской партии «Правое дело» Леонид Гозман спорит с правящими верхами своей страны, которые смотрят на ситуацию с великодержавной колокольни: «Беларуси нужна Россия, которая готова отказаться от имперских химер».

В этой готовности, однако, много поводов усомниться. Владимир Рыжков, председатель движения «Выбор России», отметил, что потепление отношений между Минском и ЕС Москва восприняла болезненно, а уж вхождение Беларуси в «Восточное партнерство» Евросоюза — и вовсе «как оскорбление».

Москва, по словам Рыжкова, подозрительно смотрит на попытки Минска диверсифицировать поставки энергоресурсов и внешние рынки: контакты с Чавесом, Китаем, транзит нефтепродуктов через порты стран Балтии.

Но Беларусь с ее «фантастически выгодным» геополитическим положением на полпути между Москвой и Варшавой все равно будет выбирать более привлекательную модель интеграции, убежден Рыжков. Сегодня, по его мнению, Россия проигрывает это соревнование Евросоюзу.

И еще, заметил лидер «Выбора России», было бы иллюзией считать, что президента Беларуси Кремль способен заменить так же легко, как главу какой-нибудь российской автономии.

Другие ораторы тоже отмечали: у Кремля сегодня нет достаточных возможностей, чтобы реализовать свой сценарий на белорусском политическом поле. Нет прозрачных выборов, да и вообще гипотетический ставленник Кремля — скорее химера.

 

Сергей Калякин

Сергей Калякин, председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир»: «Говорить, что в Беларуси нет пророссийских сил — это глупость!».

 

Впрочем, Сергей Калякин, лидер белорусских посткоммунистов, горячо оспорил тезис, что в синеокой республике практически нет пророссийских сил. Правда, не преминул подстраховаться ремаркой: «Если мы говорим о поглощении Россией Беларуси — я против!».

А вообще сенсаций конференция не принесла. Поговаривали, что на мероприятие может заглянуть кто-нибудь из людей, близких к российским верхам. Но такого знака внимания к «белорусскому вопросу» (и, соответственно, месседжа официальному Минску) Кремль делать не стал.

С трибуны конференции Владимир Рыжков провозгласил лозунг рационализации белорусско-российских отношений. А в кулуарах убеждал вашего покорного слугу, что идеи, наработанные на этой дискуссионной площадке, могут быть востребованы российской правящей элитой. Но, скажу честно, не убедил.

 

Ярослав Романчук

Ярослав Романчук, руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса, претендент на участие в выборах президента Беларуси от Объединенной гражданской партии: «Таможенный союз — бесполезная структура».

 

По мнению белорусского экономиста Ярослава Романчука, «для перезагрузки двусторонних отношений нет политической воли». А Владислав Иноземцев, директор московского Центра исследований постиндустриального общества, открытым текстом заявил: «Российская политика основана на следовании интересам олигархических группировок». Своим давлением Кремль только отталкивает Беларусь и заставляет ее больше смотреть в Европу, считает Иноземцев.

Да, о своем интересе к западным деньгам Минск говорит без ложной скромности. Но при этом уступать Европе и понемногу откручивать авторитарные гайки белорусское руководство, мягко говоря, не рвется.

В этом контексте наиболее реалистичным выглядит прогноз Валерия Карбалевича, эксперта аналитического центра «Стратегия» (Минск). Он считает, что после выборов «белорусское руководство попытается уйти в серую зону между Кремлем и Брюсселем». Чтобы по возможности получать преференции с обеих сторон — и в то же время ограждать внутриполитическое пространство от влияния этих двух центров силы.

 

Андрей Вардомацкий

Социолог Андрей Вардомацкий: «Геополитические ориентации белорусов бивекторны и, в общем-то, соответствуют структуре внешнеторгового оборота».

 

Да, насчет влияния. Касаясь темы информационной войны, руководитель лаборатории «Новак» (Минск) Андрей Вардомацкий отметил: фильм «Крестный батька» показал, что есть две Беларуси. Верят ленте преимущественно противники Лукашенко, а вот его твердый электорат склонен считать, что Москва клевещет. Хотя исподволь такими информационными атаками подтачиваются и убеждения сторонников режима.

Мэтр социологии отметил, что среди белорусов все меньше сторонников союза с Россией и все больше тех, кто за интеграцию в Евросоюз.

Впрочем, Вардомацкий предостерег энтузиастов европейского выбора от эйфории: о коренном переломе говорить рано. В ближайшее время, по его прогнозу, «скорее будет усиливаться не антироссийскость и не европейскость, а, говоря по-белорусски, тутэйшасць».

Что ж, практически уже ставший фактом консенсус белорусов относительно независимости — сам по себе великое дело. Для многих в России это, похоже, откровение. Отсюда и ревность к Европе. Впрочем, московские либералы демонстрировали в конференц-зале отеля «Золотое кольцо» широту взглядов — и право Беларуси на европейский путь лишь приветствовали.

 

Борис Немцов

Борис Немцов считает, что информационная война — «это истерика. У Кремля нет никакой стратегии, никакого плана».

 

Другой вопрос, насколько разделяют их взгляды в Кремле. Судя по тому, как экспрессивно комментировал Борис Немцов почти неприкрытую угрозу Путина угостить дубинками участников предстоящей 31 августа акции на Триумфальной площади, взаимопонимания между властями и оппозицией в России ни капельки не больше, чем в Беларуси.

А вообще о компактной синеокой республике, что удобно устроилась на запад от огромной евразийской России, харизматичный Немцов говорил с долей белой зависти. У вас, мол, только одна проблема — режим (подтекст: а вот у нас — конь не валялся). При любом новом президенте «ваша траектория понятна, вы будете частью объединенной Европы, и быстрее, чем Украина».

 

Валерий Карбалевич

Политолог Валерий Карбалевич прогнозирует: Минск постарается уйти в серую зону между Кремлем и ЕС.

По словам Немцова, у российских либералов «шкурный интерес» к победе демократии в Беларуси. Россиянам, пояснил политик, нужен положительный пример движения соседней постсоветской страны по пути демократии и европейской интеграции.

«Чем быстрее победите вы, тем быстрее победим мы», — отметил Немцов. Из чего вытекало, что авторитарному режиму в соседней стране он отводит все же более короткий век.

Москва — Минск