Таджикский вектор внешней политики виден только вооруженным глазом

Долю Таджикистана во внешней торговле Беларуси можно назвать статистической погрешностью — всего 0,08%....

Визит Александра Лукашенко в Таджикистан в плане пиара явно призван показать успешность белорусской внешней политики, которую власти традиционно именуют многовекторной. Однако практическая полезность визита вызывает сомнения.

Александр Лукашенко и Эмомали Рахмон

Взаимодействие Беларуси с Таджикистаном начало расширяться во второй половине 1990-х годов. Развитию двусторонних контактов способствовало подключение Таджикистана к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, активным участником которых являлась Беларусь.

Оживлению белорусско-таджикского политического диалога способствовал обмен визитами на уровне президентов. В апреле 2000 года Таджикистан посетил Александр Лукашенко, в июле 2001 года в Беларуси побывал Эмомали Рахмон. В апреле 2000 года в Душанбе был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между странами.

За прошедшие годы конфликтов в двусторонних отношениях не возникало. В последнее время явно возросла активность диалога государственных структур.

Впрочем, взаимопонимание в политических вопросах не обеспечило значительного развития торгово-экономического сотрудничества. В 2001-2008 годах объем двустороннего товарооборота возрос с 4,3 до 47,2 млн. долларов, в 2009 году сократился до 45,7 млн. долларов, в 2010 году несколько вырос — до 47,6 млн. долларов.

Однако Таджикистан не вошел в число важнейших торгово-экономических партнеров Беларуси. В прошлом году его доля в общем объеме белорусской внешней торговли составила всего лишь 0,08%. Дальше деклараций о намерениях не продвинулось и сотрудничество в области инвестиций.

При этом объем экспорта белорусской продукции в Таджикистан значительно превышает объем импорта таджикской продукции в Беларусь. В прошлом году экспорт составил 42,1 млн. долларов, импорт — 5,5 млн. долларов (по сравнению с 2009 годом показатель уменьшился вдвое).

Столь значительный перевес обеспечивают поставки в Таджикистан техники, в первую очередь тракторов. Также в прошлом году в Таджикистан экспортировались белорусские текстильные изделия, электрооборудование, фториды, продукция деревообработки, мебель, лекарственные средства. Из Таджикистана ввозились главным образом хлопковое волокно, шерсть, сухофрукты и алюминий.

В нынешнем году положение в белорусско-таджикистанской торговле немного улучшилось. За период с января по сентябрь ее общий объем составил 53 млн. долларов, объем белорусского экспорта в Таджикистан — 34,8 млн. (128,4% к уровню аналогичного периода 2010 года), импорт из Таджикистана — 18,2 млн. (559,9%). Однако доля Таджикистана во внешней торговле Беларуси не изменилась — 0,08%.

Таким образом, состояние торгово-экономических связей в целом остается стабильным и не требует срочного вмешательства первых лиц. Тем не менее, президент Беларуси осуществил очередной визит в Таджикистан и даже охарактеризовал свое пребывание в этой стране как «новую веху в истории белорусско-таджикских отношений».

Главным результатом визита стало подписание совместного заявления с поручением правительствам сосредоточить усилия на приоритетных направлениях экономического, научно-технического и гуманитарного взаимодействия.

Стороны договорились увеличивать взаимный оборот товаров и услуг, создавать благоприятные условия для расширения продуктивных контактов между деловыми кругами, активизировать взаимодействие по линии администраций свободных экономических зон, торгово-промышленных палат, в том числе в рамках Совета делового сотрудничества Беларусь — Таджикистан.

Также в Душанбе были подписаны:

• договор о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве на 2011-2020 годы,

• межправительственное соглашение о трудовой деятельности граждан Беларуси в Таджикистане и граждан Таджикистана в Беларуси,

• соглашение о сотрудничестве между Минэкономики Беларуси и Министерством экономического развития и торговли Таджикистана,

• соглашения между отраслевыми ведомствами о сотрудничестве в области предупреждения чрезвычайных ситуаций, молодежной политики, культуры и искусства.

Главы государств утвердили межгосударственную программу долгосрочного сотрудничества между Беларусью и Таджикистаном на 2011-2020 годы.

В число приоритетных направлений сотрудничества внесены:

• развитие связей в военно-технической сфере,

• расширение взаимодействия в агропромышленном комплексе, машиностроении, нефтехимической отрасли, транспортной, энергетической сферах, пищевой и легкой отраслях промышленности,

• активизация научно-технического сотрудничества,

• активное развитие межрегиональных связей,

• расширение взаимодействия в сферах здравоохранения, культуры, спорта, туризма, образования.

Стороны выразили готовность углублять связи в рамках международных организаций. Александр Лукашенко в свойственном ему духе не упустил возможности поддержать позицию руководства Таджикистана в споре с Узбекистаном относительно распределения водных ресурсов Памира, а перед визитом на правах председательствующего в ОДКБ даже пригрозил Ташкенту серьезными последствиями за «тройную игру» в отношении этой организации.

Однако по большому счету итоги визита вызывают ощущение дежа вю. Высказывания о широких перспективах постоянно звучат во время зарубежных вояжей белорусского руководителя. Неоднократно говорилось это и о таджикском векторе, но существенного воздействия на состояние двусторонних отношений декларации не оказали.

Ну а уж сейчас, в условиях кризиса, Беларусь вряд ли будет представлять интерес даже для таджикских рабочих, не говоря уже о таджикских бизнесменах.

Впрочем, любопытной деталью визита стало то, что белорусский президент использовал трибуну в далекой центральноазиатской стране для обращения к ЕС и США с призывом «отказаться от замшелых стереотипов и расчистить путь для полноформатного взаимодействия».

Таким образом, Минск понимает, что без западного вектора не обойтись. Вопрос, однако, в том, кому в первую очередь следует отказаться от замшелых стереотипов.

Вообще же, как представляется, визит белорусского президента в Таджикистан был прежде всего нацелен на то, чтобы продемонстрировать самостоятельность и успешность «многовекторной внешней политики». Причем в первую очередь эта пиаровская составляющая была направлена на белорусскую аудиторию.

Можно сказать, что эта задача была в какой-то степени решена, демонстрация взаимной полезности Беларуси и Таджикистана состоялась. Однако дальнейшие перспективы двустороннего сотрудничества напрямую будут зависеть от реального места, которое Беларусь займет в Едином экономическом пространстве с участием России и Казахстана.