Наказывая и милуя, Лукашенко подтверждает свое право на власть

Ничто так не радует массовое сознание, как публичные репрессии по отношению к начальству…

Ничто так не радует массовое сознание, как публичные репрессии по отношению к начальству.

Существует два способа, гарантирующих гражданам, занятым экономической деятельностью, спокойный сон. Первый способ в свое время активно рекламировало телевидение. Его суть передает слоган «Заплати налоги и спи спокойно». Но спокойно спать в Беларуси можно и не платя налоги, т.к. существует второй способ. Он прописан в Уголовном кодексе. Статья 881 предусматривает «освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным возмещением причиненного ущерба (вреда), уплатой дохода, полученного преступным путем».



Теперь уже бывший глава концерна «Белнефтехим» Игорь Жилин, судя по комментариям Александра Лукашенко, «нанес большой ущерб государству». Однако родная власть не потащила его за решетку. «Он (ущерб) был обсчитан, умножен на три. Заплатил — до свидания».

По неофициальной информации, Игорь Жилин был освобожден и выехал за границу на лечение. Пожелаем ему крепкого здоровья. Все остальное, включая свободу, он в состоянии купить.

Репрессии не могут быть бесцельными

В программе кандидата в президенты Лукашенко образца 2001 года в разделе «Политические гарантии» читаем: «Верховенство права и равенство всех граждан перед законом».

Насколько данное обязательство удалось воплотить в жизнь? Через десять лет на вопрос «Чувствуете ли Вы себя лично под защитой закона?» ответы белорусов распределились следующим образом: да — 39%, нет — 53%, затруднились с ответом — 8% (НИСЭПИ, сентябрь 2011 года).

Таким образом, в «государстве для народа» больше половины взрослого населения чувствуют себя беззащитными перед законом. Почему? Ответы на этот вопрос приведены в таблице 1.

Таблица 1. Если «нет», то почему?* (в процентах от числа опрошенных)
вариант ответа
%
Потому что законы вольно трактуются теми, кто находится у власти
29
Потому что законы писаны не для всех — появилось слишком много людей, которые ощущают себя над законом
28
Потому что законы постоянно меняются
24
Потому что все коррумпированы, и я не могу надеяться на честное и объективное рассмотрение моего дела в суде
22
Потому что у людей нет средств воздействия на власть
15
* респонденты могли давать более одного ответа

Прежде чем приступить к анализу ответов, нам потребуется небольшой экскурс в культурологию.

Все культуры можно разделить на две группы: репрессивные (акцентирующие внимание на наказаниях) и культуры поощрения. Принадлежность белорусской культуры к первой группе сомнения не вызывает. Согласно официальной статистике, доля оправдательных приговоров в толерантной Беларуси в 2010 году составила 0,36%! Для сравнения, в России — 0,8%, в Евросоюзе — 20%, а в США — 25%.

Необходимо подчеркнуть, что приведенная статистика характеризует не репрессивную природу государств, а репрессивную природу культур. Носителем же культуры, ее подлинными субъектам является общество. Поэтому, как и все в культуре, репрессии не могут быть бесцельными и бессмысленными. В репрессивных культурах репрессии играют ключевую роль в поддержании социальной целостности («единства народа» в терминологии Лукашенко).

Спросите белорусов: «К каким последствиям приведет смягчение наказаний за уголовные преступления?». Самый популярный ответ можно предсказать и без подсказки социологов: «К росту количества преступлений». Все верно. В репрессивных культурах не уровень общественной морали, а страх перед наказанием выступает в качестве главного фактора, ограничивающего преступность.

Хорошие руководители важнее хороших законов

29% белорусов чувствуют себя незащищенными перед законом, потому что «законы вольно трактуются теми, кто находится у власти». Так на то и власть, чтобы вольно трактовать законы. У нас же законы не от общества, а от власти.

В репрессивной культуре власть только тогда принимается как «настоящая», когда не ограничена никакими обязательствами, в том числе и на законодательном уровне. В репрессивных культурах законы существуют для подданных.

Сталин создал государство-ГУЛАГ, Хрущев его демонтировал. Но с чьими портретами дети и внуки тех, кого «отец народов» превратил в «лагерную пыль», выходят в дни государственных праздников на площади? Вопрос риторический.

Между прочим, титул «отца народов» потому и закрепился за семинаристом-недоучкой, что массовые репрессии стали стержнем его внутренней и внешний политики. Репрессии — интимный процесс, фиксирующий отношения в паре отец-ребенок. «Бьет — значит любит». Эту максиму носители репрессивной культуры усваивают с пеленок.

Закреплю все вышесказанное авторитетом культуролога Игоря Яковенко: «Репрессия — один из древнейших языков культуры. Используя этот язык, власть разговаривает с подвластными. Когда разбойников с большой дороги вешают на виселицах, стоящих подле дороги, это — послание разбойникам и обществу. Когда сажают строптивого оппозиционного политика, или закрывают газету — мы также сталкиваемся с посланием обществу».

Амбивалентность (двойственность отношения к чему-либо) для общественного мнения является нормой. Поэтому не следует удивляться, что белорусы, с одной стороны, не одобряют вольную трактовку законов представителями власти, осуждают людей, «которые ощущают себя над законом», с другой стороны, ставят хороших руководителей выше хороших законов (таблица 2).

Таблица 2. Что, по вашему мнению, важнее для Беларуси?
(в процентах от числа опрошенных)
вариант ответа %
Для Беларуси важнее хорошие законы 32
Для Беларуси важнее хорошие руководители 64
затруднились ответить / нет ответа 4
НИСЭПИ, март 2014 года 

Право на репрессию и помилование — главный атрибут статуса

Согласно американскому экономисту Джону Гелбрайту, существует три базовых способа, побуждающих человека к некоторому поведению — идеальное вознаграждение, материальное вознаграждение и наказание. Без наказания не обходится ни одна культура. Однако соотношения трех базовых способов в различных культурах существенно между собой отличаются.

Но кроме количественных различий существуют и различия качественные. Отечественные репрессии по преимуществу носят личностный характер. В этом и заключается их основная специфика.

Вернемся к истории с теперь уже бывшим главой концерна «Белнефтехим». За решеткой он провел считанные дни. А сколько времени оставался в колонии правозащитник Алесь Беляцкий, после того как все его долги перед налоговой инспекцией были погашены?

Оперативное освобождение Жилина глава государства мотивировал тем, что: «Перебора не должно быть, ибо это будет другая крайность. Нас люди не поймут». Такая вот зависимость от общественного мнения («люди не поймут»)! Признаюсь, я испытываю огромное желание хотя бы одним глазом взглянуть на полный список непонятливых людей. Полагаю, что этот список способен уместиться на нескольких стандартных страницах.

Право на репрессию, как и право на помилование — главный атрибут статуса в иерархических системах. А высший статус, приобретенный однажды, постоянно приходится подтверждать. Лучшего способа, чем казнить/миловать, природа не придумала. Об этом хорошо знают этологи, специалисты в области генетически обусловленного (инстинктивного) поведения животных.

Ограничусь одним примером, позаимствованным у орнитолога Виктора Дольника: «Обратимся к голубям. Если в группе их мало, между ними установится ряд соподчинения. Побеждающий всех голубь будет доминантом, ниже расположится субдоминант и так далее, до самого низшего ранга. Время от времени доминант клюнет субдоминанта (из-за спонтанной вспышки агрессии). Тот переадресует агрессию стоящему ниже на иерархической лестнице, и агрессия дойдет до голубя, которому клевать некого, и он переадресует ее земле. По цепочке как бы пробежал сигнал. Он ничего не сообщил, просто подтвердил иерархию». (выделено. — С.Н.)

Позволю себе еще одну культурологическую ремарку. Ничто так не радует рядового носителя репрессивной культуры, как публичная репрессия по отношению к большому человеку (начальнику).

Для обыденного сознания подобные действа — символ равенства всех в страхе Божьем; знак предвестия скорого наступления всеобщего братства; доказательство приближения времени, когда на земле прекратится деление людей на начальников и подчиненных, означающее наступление Рая, Коммунизма, Опоньского царства и далее по списку народных грез.

 

Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».