Ходьба на месте. Национальные интересы Беларуси определяют бюрократы

Сколько бы сил правительство ни тратило на разработку программ экономического развития, в рамках белорусской модели эти проекты не в состоянии…

Представления главы государства и простых белорусов о возможности нормально жить и кормить своих детей в январе кардинально разошлись.

Около 40% белорусов верят в везение как фактор, ведущий к богатству. Об этом свидетельствуют многолетние исследования НИСЭПИ. Везение работает не только на личностном уровне, но и на национальном. Причем не как потенциальная возможность, а в качестве сбывшегося факта. По крайней мере, так считает академик Анатолий Рубинов.

В свою бытность председателем Совета Республики Рубинов написал в «Советской Белоруссии»: «Нам повезло в том, что в самом начале нашего государственного строительства страну возглавил А.Г.Лукашенко — талантливый самородок из народа, который интуитивно нащупал самые эффективные и безболезненные пути нашего развития, сумел сплотить народ, выстроить систему управления государством, направил усилия всех и каждого на решение самых главных, жизненно важных задач».

Признаюсь, я не специалист по анализу процессов развития за счет интуитивного нащупывания. Поэтому остановлюсь на результатах сплочения белорусского народа, достигнутых за два десятилетия. Подспорьем послужат данные январского опроса НИСЭПИ.

Как следует из таблицы 1, больше половины белорусов с оценкой своих жизненных возможностей, данных Александром Лукашенко, не согласны.

Таблица 1. А.Лукашенко недавно заявил: «У нас есть все. Белорусы еще никогда так хорошо не жили. Если человек хочет нормально жить и кормить своих детей, свою семью — у него все для этого есть, надо только шевелиться». Согласны ли вы с этим заявлением?

вариант ответа

%

согласен

40

не согласен

54

затруднились ответить / не ответили

6

Но приглядимся внимательнее к тем, кто эту позицию главы государства разделяет. А таковых 40%.

Среди респондентов, согласных с тем, что личного шевеления вполне достаточно для того, чтобы нормально жить и кормить своих детей в Беларуси, преобладают пенсионеры. В возрастной группе 60+ доля таких оптимистов почти в два раза выше, чем среди тех, кому от 30 до 39 лет: 63% vs. 33%. Способствует росту социального оптимизма и низкий уровень образования: согласных с президентом в данном вопросе среди лиц с начальным образованием — 53%, с высшим — 32%.

Таков один из парадоксов патерналистских социальных систем. Чем меньше личные возможности шевелиться, тем выше доверие к официальным оценкам, в том числе и уровня собственного материального благополучия.

Красивые фразы, повисающие в воздухе

Таблица 2 позволяет оценить отношение белорусов к еще одному высказыванию главы государства. На этот раз речь идет о ближайших электоральных перспективах талантливого самородка из народа. И в данном случае мы наблюдаем сходное соотношение позитивных и негативных ответов. 

Таблица 2. Выступая перед журналистами в Москве, А.Лукашенко заявил: «Даже если весь мир выступит сегодня против Лукашенко, он все равно станет президентом, если он этого захочет». Одни люди отнеслись к этому заявлению положительно, а другие отрицательно. А как к этому относитесь вы?

вариант ответа

%

положительно

37

отрицательно

51

затруднились ответить / не ответили

12

Напомню, что согласно авторитетному мнению академика Рубинова, глава государства обладает способностью направлять усилия всех и каждого на решение самых главных, жизненно важных задач. Согласимся временно с таким утверждением. Но кто эти задачи определяет? То есть кто является субъектом, ответственным за формирование национальных интересов?

По поводу национальных интересов Лукашенко высказывается регулярно. Ограничусь фразой из доклада на IV Всебелорусском народном собрании: «Главное — это право народа самостоятельно выбирать стратегию социально-экономического, политического и культурного развития, отстаивать собственные национальные интересы и обеспечивать рост уровня жизни».

В сплоченном обществе (речь идет о сплочении вокруг фигуры харизматического лидера), казалось бы, определиться с национальными интересами проще. Если бы не одно «но». Сплоченные общества — это общества традиционные, то есть не доросшие до уровня нации. О каких национальных интересах тогда речь?

Но если в обществе подобный лидер имеется (белорусский случай по академику Рубинову), то каким образом общество реализует свое право самостоятельно выбирать стратегию развития? А чем в это время занимается харизматический лидер? Он при этом акте творения просто присутствует или отлучается для занятия более важными делами?

Господствует бюрократическая логика

«Из простого сосуществования разных кластеров частных и корпоративных интересов, — утверждает российский философ Юрий Красин, — еще не рождается публичный интерес. Его питает общественная энергетика, возникающая лишь тогда, когда публичная сфера обретает динамику, превращаясь в мощную «центрифугу», втягивающую частные интересы в круговорот взаимодействия, создающего первичный материал для формирования публичной политики, выражающей публичный интерес».

Логика тут простая, и с ней следует согласиться. Даже при наличии частных и корпоративных интересов из их первичного бульона вне публичной политики национальный интерес сформироваться не может. Публичная политика — это необходимое условие процесса.

Но где вы видели в Беларуси публичную политику после 1996 года? Лукашенко не для того поднял из грязи власть и удерживает ее на протяжении двадцати лет с помощью «сильного государства». А под его надежной «крышей» выработка понятия общего интереса как подвижной равнодействующей интересов частных невозможна.

Так о чьих конкретно интересах постоянно рассуждает и так печется Лукашенко?

Ответить на этот вопрос нам поможет высказывание российского культуролога Игоря Яковенко, целиком актуальное и для Беларуси: «Интерес нации и интерес государства — эти сущности не тождественны и не самоочевидны. Ведь что такое государство? В нашей стране — это бюрократия. А интересы бюрократии и общества различны. Когда бюрократ формулирует национальные интересы, он исходит из своей бюрократической логики, и они не соответствуют интересам общества как целого организма».

Ничего нового и неожиданного приведенная цитата не содержит. Еще Маркс отмечал, что «бюрократия имеет в своем обладании государство». Следовательно, государственные интересы — это в чистом виде интересы бюрократии. Но это при отсутствии публичной политики.

Интересы любой бюрократии в авторитарном государстве не являются тайной. Они сводятся к удержанию власти правящим кланом. И такой интерес несовместим с динамичным развитием, в том числе и в экономике.

Экономические интересы не существуют в отрыве от интересов политических. Формирование и эффективная реализация как первых, так и вторых возможны только в конкурентной среде.

Поэтому сколько бы сил белорусское правительство ни тратило на разработку программ экономического развития, в рамках белорусской модели привести к позитивным переменам эти проекты не в состоянии. 

Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».