В Клецке спорят из-за церковного купола

Настоятель местной православной общины собирается водрузить на здание золоченый купол. И все бы ничего, если бы здание церкви не являлась историко-культурной...


В Клецке разгорается конфликт вокруг храма Воскресения Христова. Настоятель местной православной общины Матфей Белоус собирается водрузить на здание золоченый купол. И все бы ничего, если бы здание церкви не являлась историко-культурной ценностью 1-й категории. Председатель общественного объединения «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры» Антон Астапович называет эту инициативу нарушением белорусского законодательства, касающегося охраны историко-культурного наследия. 

 

Немного истории. Церковь Воскресения Христова расположена в здании, построенном в конце XVII века в качестве костела доминиканского монастыря на пожертвования Станислава Казимежа Радзивилла.

Православной церкви здание было передано в конце XIX века. У стен этого собора, на Рыночной площади, устраивались в свое время кирмаши. Еще в 1559 Жигимонт Август году дал городу «привилей» на ежегодное проведение двух крупных ярмарок.

Как результат — к концу ХIХ века на кирмаш съезжались до 5-7 тысяч человек, при том, что в самом городе от силы набиралось 2,5 тысячи жителей.

Как рассказал «Белорусским новостям» настоятель храма священник Матфей Белоус, «до 1961 года церковь действовала. Службы проходили даже во время войны. Когда церковь закрыли, здесь был спортивный зал, проводились дискотеки. Последним же светским учреждением стал филиал механического завода».

То, что увидел Матфей Белоус, когда приехал в качестве настоятеля в 1991 году в церковь, впечатлила его неимоверно: «Храм был разделен на два этажа, изуродован, на месте алтаря как раз находился туалет».

Чтобы там начались службы, понадобилось три года: «В реконструкции мы пытались восстановить довоенный облик храма. Нам помогали жители Клецка, предприятия и Русская православная церковь. Первая служба после ремонта состоялась на Рождество в 1994 году».

Теперь священник пошел дальше и инициировал установить на церковь купол луковичной формы, характерный для православной церкви, но, как подчеркивает Антон Астапович, не характерной для костельных сооружений.

Поскольку церковь является историко-культурной ценностью 1-й категории, к изменениям его облика в законодательстве требования особые.

В законе «Об охране историко-культурного наследия Республики Беларусь» четко прописано, что «уничтожение или создание угрозы уничтожения… а также научно необоснованное изменение материальных историко-культурных ценностей» являются нарушением закона.

Изменение историко-культурных ценностей возможно, по нормам белорусского законодательства, только по решению Совета министров, «когда эта необходимость вызвана проведением мероприятий по ликвидации последствий стихийных бедствий, катастроф, военных действий».

Между тем, купол уже стоит во дворе церкви. Как говорит настоятель, на него «собирали деньги всем миром и приобрели за средства прихожан»

 

Священник не понимает, почему ему чинят препятствия, ведь, по его мнению, будет красиво, и прихожане этого хотят. Да к тому же, говорит он, «когда в стране в руинах стоят памятники культуры, на них внимания не обращают. Когда же получается, как у нас, что-то привести в божеский вид, сразу появляются вопросы».

Антон Астапович, в свою очередь, не понимает, почему местные власти, ответственные за соблюдение законодательства, не объяснили отцу Матфею, что нельзя заниматься изменением памятников культуры по собственному соображению «красиво-некрасиво».

Главный архитектор Клецкого района, начальник отдела архитектуры и строительства Михаил Смычковский говорит, что испытывает двоякое чувство в данной ситуации: «Я хочу видеть красивое здание, но понимаю, что сегодня восстановить исторический облик невозможно».

По его словам, современное здание имеет другие башни, измененный фасад. На реставрацию в соответствии с историческим обликом необходимо около 5 млрд. рублей. Где взять эти деньги? Ремонт, который также требуется, обойдется в сумму порядка 500 млн. рублей. Часть денег уже собрана верующими. Одним словом, если уж облик не аутентичный, то кому помешает купол? 

 

Антон Астапович же при всем уважении к людям, которые внесли свою лепту в появление купола и ремонт храма, уверен, что должно быть соблюдено законодательство. Тем временем рабочие купол водрузить уже готовы.