Евгений Липкович рвется в космос

«Ну, пролетарии всех стран, извините! Я делаю так, чтобы вас не регулировали с 1 июля!..»

«Кандидат в кандидаты», блогер Евгений Липкович, объявив о своем выходе из кампании по выборам в депутаты Мингорсовета, «сделал ручкой» всем — от Избиркома до собственных «подписантов».

«Белорусские новости» устроили экс-претенденту на мандат допрос с пристрастием. Он ушел в жесткий отказ, что является проектом Карла Маркса! Но зато мы узнали, сколько денег Евгений выбросил на ветер, как расценивать этот его шаг и что он хочет сказать президенту. При допросе ни один Липкович не пострадал.

Евгений Липкович

— Евгений, так ради чего все же Вы затевали этот избирательный эксперимент?

— Меня взбесил указ № 60 «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет»! Потому что у нас совершенно напрасно раздуваются щеки и настаивается, что интернет обладает огромным влиянием. Чиновники собираются потратить бешеные деньги и «приструнить» интернет только потому, что они — параноики.

Но посмотрите: в интернете я стал медиа-персоной номер один: обо мне писали все, по индексу цитирования я занимал первое место! И что в итоге? Из трех сотен подписавшихся за меня — непосредственно через интернет это сделали три человека… Таким образом я доказал, что влияние интернета в Беларуси практически нулевое — и его зря собираются регулировать.

— Так может дело в том, что люди не хотели ставить свои подписи именно за Вас?

— Я ведь собрал необходимое, и даже больше, число подписей — правда, в оффлайне… Их нужно было собрать — чтобы меня потом с тремя интернет-подписями не обвиняли в том, что я просто не умею работать с избирателями, а делаю какие-то выводы.

Не было ведь никаких проблем пройти в кандидаты и даже победить на выборах. Ну, или, по крайней мере, всем хорошенько попортить настроение! Но у меня не нет никаких политических амбиций. Я вообще духовно принадлежу к тому поколению, которое считает, что лучше лезть в грязь, чем в политику…

— Значит, Вы и не собирались становиться кандидатом и депутатом?

— Почему же! Если бы необходимые подписи были собраны при помощи интернета, я бы продолжал гонку. Но, как кандидат от интернета, где я вел всю свою предвыборную кампанию, после онлайнового фиаско я не мог продолжать…

— Указ-то о регулировании интернет-пространства в целом, а Вы доказывали это на примере социальных сетей…

— Да, указ подразумевает самое широкое регулирование. Но больше всего боятся именно социальных сетей. Считается, что в Иране акции оппозиции устроил Twitter и Facebook. В Молдове тоже каким-то образом использовались социальные сети, чтобы сменить власть. А уж то, что антиглобалисты используют социальные сети — стопроцентно! Так что это весьма показательно…

— Может, у нас люди просто читают интернет, а не живут в нем…

— Это гипотетическое предположение, а мой пример — практический.

— Почему нельзя было «соскочить» позже?

— Победителей не судят. А в данном случае я считаю себя победителем.




— В чем победа? Вы доказали, что белорусским властям нет смысла бояться социальных сетей. Но целью эксперимента Вы ставили добиться отмены указа № 60…

— Именно. Когда вышел этот указ, я консультировался с экспертами, и они объяснили мне, что все это — государственный бизнес. Государство специально вводит этот указ, чтобы закупить и ввезти оборудование, сертифицировать его, установить повсюду. А это бешеные сотни тысяч долларов! Не забывайте, что и для простых пользователей (кроме контроля за ними) это будет значить подорожание интернета. А я доказал, что все это совершенно не нужно. Надеюсь, сейчас чиновники задумаются.

— За выдвижение Вас кандидатом в депутаты «подписалось» более трехсот человек. А теперь Вы заявили о выходе из избирательной гонки. Как назвать то, что Вы сделали, если не «кидалово»?

— Ну, пролетарии всех стран, извините! Я делаю так, чтобы вас не регулировали с 1 июля! Все эти люди могут высказать свое «фе» мне через интернет.

— Не боитесь, что обиженные и разочарованные в вас юзеры будут высказывать свое недовольство не только через интернет?

— А чем они разочарованы?! Я пытаюсь сделать так, чтобы их не регулировали, пытаюсь сохранить их свободу. К тому же, я участвую в разных форумах с 1998 года. И с этого времени постоянно слышу угрозы. Но еще ни разу угрозы, высказанные через интернет, не превратились из виртуальных в реальные…

— А в реале не было угроз?

— Много было интересного, но пока поделиться не могу. Одно могу сказать: никакого давления со стороны властей за все, что я вытворял, не было.

— Именно эти угрозы, которые Вы не хотите озвучивать, повлияли на Ваше решение о выходе из кампании?

— Нет.

— Что теперь будет с Севастопольским парком, за который Вы так боролись?

— «С парком» осталось полно людей, они им займутся. От разных округов идут три кандидата, которые будут бороться за него. Да и полно героев, которые под ковш экскаватора ложатся!

— А Липкович под ковш ложиться не собирался?

— Нет. Есть другие методы.

— Собрать подписи — и уйти?

— Подписи собирались специально для того, чтобы проверить, правильно ли создан предвыборный образ. Чтобы потом я с тремя подписями не доказывал, что умею работать с избирателями. Это было бы самое простое обвинение.

— Неужели не было интересно посмотреть, что будет дальше? Например, состоится ли регистрация виртуального кандидата Липковича?

— У меня изначально никаких политических амбиций не было.

— Есть шансы отбить парк?

— Есть. Вокруг этого парка сломано много копий, и будет сломано еще больше. А он стоял и будет стоять. Вот власти хотели провести там магистраль — уже передумали и отложили проект до 2020 года…

Но, поймите, есть вещи, куда более важные, чем этот парк! К таким я отношу указ № 60. И в данном случае я считаю себя победителем. Потому что доказал, что байнет не надо регулировать, что этот указ — элементарное выбрасывание денег на ветер.

А сколько денег на ветер в итоге выбросили Вы?

— Все очень просто: татуировка с «погоней» — 100 тысяч, виски — 40 тысяч и книги Чергинца — 51 тысяча. Всего 191 тысяча белорусских рублей…

— Но указ-то по-прежнему не отменен…

— Считаю, что сейчас власти задумаются. Во всяком случае, тот шум, который я поднял, без внимания не останется. Игнорировать это нельзя. Придется что-то сказать.

— У Вас есть сейчас уникальная возможность напрямую обратиться к президенту…

— Александр Григорьевич, Лидия Ермошина явно находится не на своем месте! Потому что высокий чиновник не имеет права делать заявления, которые создают ложные предпочтения у избирателей. А она 18 февраля сделала заявление о «портрете потенциального кандидата», создав эти впечатления у избирателей всей страны. Хотя чиновники такого уровня не должны вмешиваться в избирательную кампанию…

— Да не о Ермошиной речь! Вы ведь ставили целью отмену указа!

— Теперь президенту решать. Со своей стороны я сделал все, что можно. Не верят мне — пусть сами проведут такой же эксперимент…

— Кто был главным креатором Вашей оригинальной кампании?

— Я сам.

— Если сейчас кто-то из кандидатов в кандидаты обратится за Вашей креативной помощью...

— Уже обращались. Не будут говорить кто. Я сказал, что не против помочь. Ну, вот если к Вам обратится больной человек и попросит помощи, Вы же не откажете.

— В ходе этой кампании в Ваш адрес слышались обвинения…

— Что мне только не вменяли! Последнее, что мне поставили в вину, — что я проект К.Маркса, 38.

— А Вы не проект Карла Маркса?

— Нет.

— Чем докажете?

— Жить хочу.

— Как реагировала на Ваше решение о выходе из избирательной кампании жена?

— Так она пока не знает. Вообще никто, кроме БелаПАН, пока не знает. Но, думаю, она вздохнет с облегчением! Я же был все время занят — сбор подписей, то да се… Ведь почти всем занимался сам…

— А как отнеслась Ваша дочь к тому, что папа собирался стать депутатом?

— Она у меня постоянно спрашивала: «Папа, зачем ты идешь на выборы?». Я ей отвечал: «Иди, учись, будешь математиком — все будет хорошо. Не будешь учиться — будешь как эти…» — и показывал на телевизор.

— И что Вы скажете дочке, если она спросит, почему Вы передумали?

— То же самое: «Иди, учись, а то будешь, как эти…»

— В кого теперь превратится «кандидат в кандидаты»?

— Останусь просто блогером, которым я и не переставал быть. Вернусь к дому, к семье, детям, клубам, портвейнам, книгам, тренажерам…

«Обезжиренный кефир»«супермен-кандидат-в-кандидаты». Какой проект следующий у Евгения Липковича?

— Страшно хочу полететь в космос!