Оптимизация здравоохранения: менять надо не систему, а содержание

Александр Лукашенко поручил в 2014 году провести оптимизацию в сфере здравоохранения. Эксперты указывают на необходимость широкого обсуждения проблем...

Александр Лукашенко поручил в 2014 году провести оптимизацию в сфере здравоохранения. Эксперты указывают на необходимость широкого обсуждения проблем сферы и возможных перспектив ее развития.


Фото onf.ru

«Хоть в одиночку работай, но должен быть результат»

Об очередной волне оптимизации здравоохранения Лукашенко говорил 30 декабря во время посещения городского детского центра медицинской реабилитации «Пралеска» в поселке Раков Воложинского района.

«Мы, конечно, для детей жалеть ничего не будем, но излишеств быть не должно. Государство не может на себя брать излишнюю нагрузку, — сказал официальный лидер. — Если нужно кого-то реабилитировать, восстановить после болезни, лечить, это надо делать. Но излишнего ни в здравоохранении, ни в образовании быть не должно».

Лукашенко также указал на необходимость кадровой оптимизации ввиду достаточно большого, по его мнению, соотношения обслуживающего персонала к числу пациентов. В качестве примера глава государства привел Дворец Независимости, который, по его словам, обслуживают не более 10 уборщиц.

«С вас и начнем оптимизацию в здравоохранении и образовании, — сказал Лукашенко, обращаясь к губернатору Минской области Семену Шапиро. — Надо загрузить людей и дать им нормальную зарплату, либо они действительно разбегутся все по России или еще где-то».

По словам Лукашенко, руководителям лечебных учреждений необходимо предоставить право оставить в организациях столько работников, сколько необходимо, при сохранении существующего фонда зарплаты: «Пожалуйста, хоть в одиночку работай, но должен быть результат. Вот твои деньги — дели. А с министерского кабинета ничего не разделишь. Тогда они будут ценить и считать эти деньги и к нам претензий не будут предъявлять».

Министр здравоохранения Василий Жарко отметил, что за год в сфере здравоохранения уже на 1,4 тыс. сокращена численность работников. Это в первую очередь коснулось инженерных и кадровых служб, бухгалтеров и экономистов

Работа белорусских врачей — гонка на выживание

На примере государственных служащих хорошо видно, что кадровая оптимизация в белорусских реалиях — это банальное сокращение с перераспределением функций уволенных сотрудников на оставшихся. В здравоохранении же, особенно в первичном звене, и без того наблюдается дефицит кадров.

«Предложение о сокращении врачей мне кажется парадоксальным, ведь в настоящее время в медицине реальностью является постоянная нехватка кадров, — отметил в комментарии для Naviny.by врач-реаниматолог Андрей Витушко. — Другое дело, что многие люди с медицинским образованием, работая в медицине, не лечат непосредственно людей, а трудятся на административных должностях, занимаются наукой. Но при этом они входят в статистику и формируют цифры по обеспеченности врачами на душу населения. В реальности же врачей не хватает».

Этим и объясняются, в частности, более высокие показатели Беларуси по сравнению с другими странами.

По данным ВОЗ за 2010 год, на 1000 человек в Беларуси приходилось более 5 врачей и 13 человек среднего медперсонала. Среднее количество врачей в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) — 3,1, среднего медперсонала — 7,2, в странах СНГ — 3,5 и 8 соответственно. В Испании на тысячу человек приходится около 4 врачей, в Греции — 7, Франции — 2,5, Чехии — 4.

Но в странах ОЭСР считают только работающих непосредственно с пациентом, тогда как в белорусскую статистику попадали данные об общей численности врачей, то есть всех, кто имеет соответствующий диплом.

Чтобы у медиков не пропадало желание работать клиницистами, необходимо продумывать систему мотивации труда, считает Андрей Витушко. Он привел пример из собственной жизни: в течение месяца ему пришлось работать на одну ставку, в результате чего зарплата составила около 5,5 млн. рублей — «столько, сколько получает человек, развозящий тележки около супермаркета».

«Статистика отражает более-менее нормальные зарплаты в здравоохранении, потому что люди работают в среднем на 1,4 ставки, — пояснил Андрей Витушко. — Например, в этом месяце у меня 1,75 ставки. Это означает 11 суток дежурств в реанимации плюс одно с 15 часов до 8 следующего дня. Такая работа оплачивается в размере около 8 млн. рублей с учетом надбавок за категорию и осуществление высокотехнологичного мониторинга жизненных функций и ведение сложных пациентов. В некоторых учреждениях здравоохранения эти надбавки больше, в некоторых меньше. В целом же вопрос мотивации абсолютно не разработан».

Работу большинства белорусских врачей можно назвать гонкой на выживание, не иначе.

Вот что пишет посетитель форума на сайте «Медвестника»: «Сегодня врачи — это профессиональная группа с высоким миграционным риском. В Беларуси эта группа находится на третьем месте по численности уехавших за рубеж специалистов — 12% от всех трудовых иммигрантов. Уехавшие из страны врачи делают условия работы оставшихся специалистов еще тяжелее. В государственных медицинских учреждениях укомплектованность штата в некоторых областях республики составляет не более 70%. И это на фоне высокого коэффициента совместительства: в среднем по Беларуси на одного врача приходится 1,39 ставки. При этом зарплаты в сфере здравоохранения ниже, чем в промышленности. В то время как практически во всех развитых странах зарплаты в сфере здравоохранения очень высокие. Например, в США врачи находятся на первом месте по величине заработка, стабильно опережая топ-менеджеров и айтишников. По данным журнала «Форбс», который ссылается на Бюро статистики труда США, самую высокую зарплату в стране получают врачи-анестезиологи (111,94 доллара в час). В целом врачи разных специальностей заняли 9 мест в 10 самых высокооплачиваемых профессий. В Европе труд врачей также высоко ценится. Например, зарплаты врачей в Дании находятся в диапазоне от 8 до 13 тысяч долларов в месяц».

Необходимо разгружать государственную систему охраны здоровья

Необходимо, чтобы в системе здравоохранения каждый занимался своим делом: врачи выполняли свою функцию, а администраторы — свою, говорит Андрей Витушко: «Дело медиков — лечить, а управленцев — обеспечивать устойчивость и материальное обеспечение процесса. В настоящее время происходит по-другому».

Например, во многих больницах есть проблема нехватки стерильных халатов для врачей, да и форму большинство покупают себе сами. Пациентам также приходится многое — лекарства, расходные материалы, средства гигиены — приобретать за свой счет. При этом во многих случаях речь идет не о нехватке финансирования, а прежде всего об организационных проблемах.

В целом необходимо разгружать государственную систему охраны здоровья, считает Андрей Витушко. Этому может поспособствовать, например, наделение частных медцентров правом выдавать больничные листы: «Порой аргументом против является опасность появления злоупотреблений, однако на то и есть контролирующие органы, которых в государстве достаточно, чтобы это отслеживать».

Также необходимо «ослабить административную хватку» в сфере здравоохранения, что поспособствует увеличению сектора частной медицины. По словам Витушко, после ЧП в «Экомедсервисе» в этой сфере «наступила ядерная зима». Но именно частная инициатива позволила бы разгрузить в первую очередь первичное звено медицины.

Как считает директор Агентства медицинского туризма Михаил Недвецкий, проблема острой нехватки среднего медицинского персонала и узких специалистов «сохранится и, возможно, к концу года станет острее». Для решения проблемы Минздраву необходимо пересмотреть финансирование системы здравоохранения и перенаправить средства из стационарных учреждений в амбулаторные. Причем речь идет не о сокращении финансирования больниц, а о его «грамотной оптимизации», отметил Недвецкий.

Он полагает, что в новом году государственные клиники будут расширять спектр услуг, оказываемых на платной основе населению и иностранным гражданам. «Сегодня мы получаем не бесплатную медицину, а медицину, за которую нужно платить», — сказал Недвецкий. По его мнению, «это нормальное явление», медицина «не должна быть бесплатной».

Страховая медицина не решит проблему качества медуслуг

Между тем медицина в Беларуси оплачивается нашими налогами. Возможно, если бы речь шла о страховой медицине, ситуация изменилась бы в лучшую сторону? Игорь Зеленкевич, который в 1997-2001 годах возглавлял Министерство здравоохранения, а ранее был начальником управления здравоохранения Мингорисполкома, считает, что не изменилась бы.

«Мы все хотим, чтобы было хорошее здравоохранение, значит, надо задуматься, какую долю ВВП Беларусь тратит на эту сферу. Здравоохранение стоит денег, за все надо платить, — отметил Игорь Зеленкевич. — Введение страховой медицины — это лишь изменение системы финансирования. В России такая система работает около 20 лет, но пока не стали появляться национальные программы в сфере здравоохранения, а также перинатальные центры на основе белорусского опыта, значительных успехов не наблюдалось. В Великобритании — бюджетная форма здравоохранения, которая хоть и имеет ряд проблем, справляется с задачами. Идеальных систем нет, однако введение страховки ничего не поменяет, если не изменится само содержание».

Эксперт считает, что экономия средств и повышение качества услуг здравоохранения могут произойти при оптимизации системы первичной помощи, более широкого внедрения института врача общей практики и помощника врача:

«Не всегда необходимо идти к отоларингологу, когда болит горло, и к невропатологу при болях в пояснице. Отмечу, система врача общей практики есть во многих странах, в том числе тех, где работает бюджетная медицина, в Великобритании в частности. Соответственно, врачей необходимо обучать, ведь очень многое в качестве оказания медицинской помощи зависит от квалификации врача. Упор необходимо делать именно на первичное звено медицины, куда пациент обращается в первую очередь в случае проблем со здоровьем».

В первичном звене медицины, считает Игорь Зеленкевич, необходимо изменить форму оплаты труда:

«Люди уходят из медицины, потому что их не удовлетворяет оценка труда. Если они получат более высокую квалификацию, за новое качество и будут платить. Резервов для уменьшения расходов в системе здравоохранения достаточно. Например, есть нужные и ненужные, а также двойные анализы. Их проводят, потому что не доверяют той или иной лаборатории. В стране должны быть единые унифицированные требования к анализам, и врачи должны знать, что их результаты всегда отражают реальную картину. Необходимо искать резервы, рационально использовать имеющиеся ресурсы. Отмечу, речь не идет об урезании зарплат».

В любом случае, подчеркнул Игорь Зеленкевич, Беларуси нужна программа развития здравоохранения, которую необходимо обсудить с общественностью: «Люди должны участвовать в дискуссии. Важно, чтобы не только чиновники участвовали в обсуждении вопроса, который касается каждого. Это был бы нормальный подход, и власть от этого только выиграла бы, а не потеряла».

В системе здравоохранения, считает Андрей Витушко, пока не прослеживается очерченной политики развития: «Нам только и говорят, что все будет хорошо, но как это будет — непонятно, если зачастую нет элементарных вещей для оказания помощи. Или как можно поставить навороченную аппаратуру, не закупив при этом расходники для нее и не организовав сервисное обслуживание, в результате чего она ломается и не используется».