«Беларусь без крайностей». Ненависть «Евровидения» и Comedy Club от профсоюзов

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события недели в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре...

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by


Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

Акценты Рижского саммита

Завершился долгожданный саммит Восточного партнерства в Риге. Ждали его на Запада и на Востоке, кто-то с надеждами, а кто-то — с тревогой и опасениями. После предыдущего саммита — в конце 2013 года в Вильнюсе — в Европе, особенно в ее восточной части, произошли неожиданно ошеломляющие события. Региональная система международных отношений стала трещать по не очень хорошо сшитым швам. Вопросы о будущем этой системы и придавали особую пикантность Рижскому саммиту.

Правда, ожидать настоящих прорывов от общения глав государств и правительства ЕС с коллегами из региона Восточного партнерства (ВП) в Риге не приходилось. Дело в том, что в Евросоюзе в начале марта запущен широкий процесс консультаций по поводу будущего Европейской политики соседства (ЕПС).

Это, так сказать, общая рамка для отношений ЕС с 16 странами-соседями на востоке и юге. Восточное партнерство является составляющей этой политики. Поэтому понятно, что до окончания пересмотра ЕПС не может быть полной ясности и с ее восточным измерением. Так что саммит в Риге носил во многом промежуточный и даже консультативный характер.

Тем не менее, эмоциональный накал саммита был куда более серьезным. Что, в общем, не удивительно на фоне украинских событий. Сама Украина (и власти, и представители гражданского общества), а также Грузия с Молдовой старались поднять ставки Рижского саммита. Они взывали (а где можно — требовали) предоставить им так называемую «европейскую перспективу» или, как минимум, безвизовый режим с ЕС (Молдова такой режим уже имеет).

У Беларуси на этом саммите были другие приоритеты. Стараниями СМИ и части участников саммита главный медийный акцент сместился на позицию Минска по Крыму. Так как белорусская делегация отказывалась подписывать совместную декларацию из-за фразы об аннексии полуострова, наиболее активные активисты и некоторые политики чуть ли не обвиняли Беларусь в предательстве. Это, конечно, создавало не самую приятную эмоциональную оболочку.

По существу же, Рижский саммит не принес Беларуси каких-то особых прорывов (например, парафирования визовых соглашений, которое состоится позже), но в целом, безусловно, имел положительный баланс. При всех проблемах дипломатические усилия последних лет позволяют выйти на многие взаимовыгодные темы. Главное, чтобы не было сюрпризов!

Антон БолточкоАнтон Болточко

Штатное падение

Белорусский ВВП продолжает падать на фоне возрастающих запасов готовой продукции. За первые четыре месяца 2015 года экономика нашей страны сократилась на 2,6%. Основное сжатие пришлось на отечественную промышленность (преимущественно обрабатывающую), которая показала минус 7,5%. Могло быть хуже, но часть продукции загнали на склад.

В принципе, падение носит штатный, ожидаемый, характер: к изменившимся условиям, когда внешние рынки Беларуси переживают не лучшие времена, а долги страны требуют погашения, наша социально-экономическая модель не была готова.

Почему так произошло и кто виноват — отдельные вопросы. Попробуем сосредоточиться на стабилизации экономической ситуации в стране и выходе на устойчивые темпы экономического роста. Причем эти темпы должны быть выше среднемировых (последний прогноз МВФ — 3,5-3,8%). Иначе мы просто будем топтаться на месте.

Пока сложно увидеть единую картину экономической политики Беларуси, которую можно было бы назвать перспективной для нашей страны. Наоборот, каждый занимается перетягиванием одеяла на свою сторону: Минторг продолжает вольницу по отношению к игрокам внутреннего рынка, Нацбанк формирует новые правила игры в банковском секторе, Совмин радеет за отдельные крупные госпредприятия…

Никакого единого центра координации структурных изменений, о которых последнее время говорят чиновники разных рангов, в стране попросту нет.

Результат такого бессистемного действа, к сожалению, может оказаться непредсказуемым.

Сейчас очень важно осознать, начинаем ли мы реформировать экономику системно или ждем дальнейшего ухудшения ситуации с целью еще раз убедиться в неконкурентоспособности выбранной модели.

Первое подразумевает наличие общественного диалога не только бизнеса и власти, но и всех заинтересованных в процессе реформ граждан и институтов. Игра в молчанку, с судьей в лице отдельных регуляторов информации, не улучшит ситуацию.

Никита БеляевНикита Беляев

Зеркало молодежной политики

В начале прошедшей недели в Национальной библиотеке прошел круглый стол по вопросам молодежной политики, участники которого пришли к выводу о необходимости внедрять новые инструменты в эту сферу.

С этим сложно не согласиться. Хотя бы потому, что существующая молодежная политика далеко не всегда и не во всем приносит должный результат. К примеру, в такой ее немаловажной части, как поддержка молодых семей, особых подвижек за последние годы не произошло. Скорее наоборот, накопились проблемы: недоступность жилья и дошкольных учреждений, малое количество многодетных семей и т.д.

Сегодняшние механизмы государственной поддержки молодых семей не способны эффективно исправить положение. В соответствии со ст. 15 закона № 65-З «Об основах государственной молодежной политики», предусмотрены лишь два основных направления господдержки молодых семей: информационно-пропагандистская деятельность (публикации в СМИ) и субсидирование (льготные кредиты и одноразовые субсидии, арендные дома). Такой подход не только не может решить многие проблемы, но и ведет к усилению иждивенческих настроений.

Кроме того, в последние годы происходило постепенное сокращение социальных субсидий. Учитывая нынешнюю экономическую ситуацию, этот тренд будет усиливаться. Таким образом, необходимость трансформации молодежной политики продиктована не только ухудшающимися статистическими показателями, но и экономическим положением.

Успешный опыт других государств показывает: одним из залогов ее эффективности является создание условий для развития потенциала молодежи. Возможные инструменты для этого — дебюрократизация процесса строительства жилья, внедрение образовательного ваучера в учреждениях дошкольного образования и развитие системы медицинского страхования (в том числе и для многодетных семей).

Трансформация молодежной политики не является научно и практически неразрешимой задачей: есть множество возможных вариантов. Однако необходимо, как и в других областях, решиться на их использование, а не пытаться реанимировать старые неработающие механизмы.

Вадим МожейкоВадим Можейко

«Евровидение» как печальный звоночек

Как мы и прогнозировали, Беларусь ничего не добилась в «Евровидении-2015», вылетев еще в полуфинале. С учетом обескураживающих итогов национального отбора, проведенного сомнительным жюри, ничего удивительного здесь нет.

Обращает на себя внимание другое: реакция публики на этот конкурс и его итоги, в этом году — как никогда антагонистичная. Причем касается это не только Беларуси: в ночь финала «Евровидения» автор как раз был в аэропорту Тбилиси и стал невольным свидетелем реакции людей из разных стран. Да и в социальных сетях полно достаточно агрессивных реакций.

От патриотов из Беларуси и Украины — радость, что не победили «проклятые москали», которые, конечно, не способны в принципе на качественное творчество, потому что аннексировали Крым.

От россиян — жесточайшая критика (переходящая в дикое хамство) Полины Гагариной, которая вообще-то заняла второе место с весьма неплохим выступлением. Но наших восточных соседей больше волнуют ее объятия и поцелуи с Томасом Нойвиртом (сценический образ — Кончита Вурст), который после репетиции высказал ей свои комплименты.

А Полина выложила это видео в Instagram. «Читаю комментарии! Нельзя так! Почему так озлобленно? …» — призывы певицы тонут в потоке праведного гнева ненавистников «гейропы». Московский патриарх Кирилл уже выступил с призывом создавать свою альтернативу «Евровидению», с «колыбельными, патриотическими и духовными песнями», а скандально известный депутат петербургского заксобрания Виталий Милонов потребовал отречься от российской участницы:

«Она никакого мандата от России не имеет. Если ее протащили богатенькие пиар-менеджеры … она ставленница пиар-менеджеров, продюсеров. Но ни в коем случае не России. Не сметь гадить Россию обниманиями с евроизвращенцами!»

На фоне тотального взаимного неприятия и агрессии становится незаметна даже собственно победившая песня участника от Швеции Монса Зелмерлёва — прекрасная композиция с отличным посылом, заслуженный триумфатор. Такое смещение акцентов на недружелюбную геополитику — это тревожный звоночек для всех тех, кто еще верит в силу искусства и возможность мирно преодолеть раздирающие сегодня мир цивилизационные противоречия.

Но все же верить в это хочется, иначе станет как-то совсем грустно…

Александр Филиппов Александр Филиппов

ФПБ — новый резидент Comedy Club?

Прошедший 21-22 мая в Минске съезд Федерации профсоюзов Беларуси, пожалуй, поставил рекорд по числу прозвучавших на нем несуразных идей.

Пока предприятия массово переводят своих работников на сокращенную рабочую неделю, растет число безработных, специалисты прогнозируют дальнейшее ухудшение на рынке труда, снижаются доходы людей, а складские запасы на отдельных предприятиях превышают 650% от уровня среднемесячного производства, профсоюзы предлагают поистине «новаторские» решения.

Так, Михаил Орда считает, что белорусам надо… просто потерпеть. Стоит ли им также «потерпеть» с уплатой профсоюзных взносов, профсоюзный лидер, к сожалению, не уточнил.

Предсказуемо именно в частном секторе увидел корень многих бед Александр Лукашенко, также присутствовавший на съезде: все проблемы трудящихся свелись к нарушению техники безопасности и требований по охране труда на частных предприятиях. Также был выдвинут тезис о необходимости сохранить на предприятиях всех ранее уволенных — есть вероятность получить за такие идеи новую Шнобелевскую премию.

Характерно, что последние годы власть настойчиво пыталась принудить частные предприятия к созданию у себя входящих в ФПБ профсоюзов. Есть подозрение, что интересы трудящихся — это последнее, о чем думали чиновники. А основная причина отсутствия профсоюзных ячеек ФПБ в частном секторе кроется сугубо в сути белорусских профсоюзов: их деятельность весьма далека от настоящей защиты прав трудящихся и, скорее, сводится к организации добровольно-принудительного участия в массовых мероприятиях. Отдельные бонусы в виде скидок на некоторые белорусские санатории и бесплатных билетов на концерты, как видно, не мотивировали работников частных организаций добровольно вливаться в семью ФПБ.

Так что трансформация пожелания о создании профсоюзов в частном секторе в конкретное поручение может свидетельствовать об опасениях властей по поводу негативных настроений в трудовых коллективах из-за сложной ситуации в экономике.

Но вряд ли ФПБ сможет тут чем-то помочь и заменить новыми профсоюзными ячейками необходимые стране экономические реформы.