Суд по делу банды Молнара засекретили

Могилевский облсуд в закрытом режиме начал рассмотрение дела 30 жителей Бобруйска, обвиняемых в создании и участии в ОПГ.

14 марта Могилевский областной суд начал в закрытом режиме рассмотрение так называемого дела Сергея Молнара, обвиняемого в создании организованной преступной группы.

Всего по делу проходят 30 жителей Бобруйска. Молнар и его предполагаемые подельники обвиняются в создании преступной организации, разбоях, вымогательстве, мошенничестве, похищении человека, умышленном уничтожении и повреждении имущества, нелегальном обороте наркотиков и оружия. Суду предстоит рассмотреть более 100 томов уголовного дела.


Могилевская тюрьма № 4, где проходит процесс

Процесс проходит в помещении тюрьмы № 4 в Могилеве, где содержатся обвиняемые. На него не допущены даже родные подсудимых. Сегодня они потребовали проведения открытого процесса.

«Просим объяснить причины и мотивацию решения Могилевского областного суда проводить судебные заседания в закрытом режим», — говорится в коллективном заявлении родственников подсудимых на имя председателя облсуда Игоря Прошко.

Родные обвиняемых просят отменить решение о закрытом процессе «и проводить судебные заседания на условиях гласности, публичности и справедливости правосудия, допустить родных и близких на судебные заседания».


Родственников обвиняемых не пропустили на суд

«Почему процесс закрытый — нам не говорили. Не было коллегии, на которой бы решалось, закрытый суд или открытый. Если наши дети или мужья преступники, то пусть судят открыто», — заявила журналистам у здания тюрьмы в Могилеве мать одного из подсудимых Оксана Кудрявцева.

Оксана Кудрявцева

Родственники обвиняемых заявляют также о массовых нарушениях при расследовании уголовного дела. В частности, по их словам, не было очных ставок, показания «выбивались», а многие из тех, кто проходит по делу потерпевшими, в настоящее время находятся под стражей или сами имеют проблемы с законом.

«Не разрешили близкому человеку быть защитником, ссылаясь на то, что он не имеет высшего юридического образования, хотя закон этого не требует», — отметила Кудрявцева.

«ГУБОП хочет, чтобы у нас была организованная преступность, с которой они бы боролись», — утверждают родственники, настаивая на том, что дело изначально сфальсифицировано и никакой преступной организации не было, а правоохранительные органы на бумаге создали некую массу якобы связанных между собой людей.

«Я хочу посмотреть, как работают адвокаты, за что я плачу деньги. Я мать, я не посторонний человек, почему я не могу присутствовать на суде?» — заявила мать одного из подсудимых.

«Есть очень много фактов, которые знают родители, и хотелось бы знать, будут ли эти факты оглашены на суде», — отметил отец одного из обвиняемых Николай Сорокин.

Не согласна с предъявленными Сергею Молнару обвинениями и его бывшая супруга Анжела, считающая их несправедливыми.


Анжела — супруга Сергея Молнара


Родственники обвиняемых демонстрируют список потерпевших, многие из которых сейчас сами
находятся под следствием

Родственники полагают, что суд закрыт, чтобы не дать общественности узнать, что в деле «замешаны органы». Вместе с тем, по их утверждениям, ряд СМИ уже создали искаженную картину о деле.

«Информацию дают в СМИ, которая выгодна ГУБОП и Следственному комитету, а ту информацию, которая им не удобна, не показывают», — сказала Оксана Кудрявцева. В частности она отмечает, что по делу нет никаких 500 потерпевших, их 69 человек.


  • Обычная в Беларуси практика - заседания суда делать закрытыми. Глядишь обвиняемые проговорятся на суде и "не ту фамилию" скажут.