Крик души. В Пинске прошел самый человечный «Марш нетунеядцев»

В отсутствие задержанных представителей оппозиции пинчане не митинговали, а просто жаловались на сложную жизнь.

На «Марш нетунеядцев» против декрета №3 в Пинске, который состоялся 11 марта, не доехал (вернее, им не позволили доехать) никто из активистов или лидеров белорусской оппозиции. С одной стороны можно считать, что данный факт негативно отразился на акции, которая потеряла стройность и организованность. С другой же — именно из-за отсутствия политиков, их заранее заготовленных пропагандистских речей, из-за отсутствия постоянного смешивания политического и социального пинский «Марш нетунеядцев» получился самым человечным, искренним и показательным. Это был экспромт и оголенные чувства пришедших.

Сбор был назначен на 12.00 на центральной площади города. К началу акции подтянулось человек 200. К 12.30 количество участников увеличилось вдвое. Обратите внимание на очень символичный и уникальный кадр ниже – акция протеста, на которой ни одного бело-красно-белого флага или другого привычного атрибута оппозиции.

Это фото наглядно демонстрирует, что пинчане вышли на площадь не потому, что их кто-то привел туда за руку, а потому что они решили быть там сами из-за недовольства своей жизнью.

Кстати, забавно, что красно-зеленый флаг на акции был.

Учитывая, что как таковых организаторов у акции не было, а роль лидера или вожака на себя взять никто не отважился, пинский «Марш нетунеядцев» прошел без митинга в классическом понимании. И это опять-таки хорошо. Возможно, именно этот марш позволит государству разглядеть и наконец увидеть за политиками обычных людей.

В Пинске никто не взбирался на памятник, никто не кричал популярных провакационных речевок и не делал пафосных призывов, в Пинске люди просто делились горечью.

Происходило это так. На акции работали несколько съемочных групп, которые вели онлайн-трансляции в интернете. Вокруг этих съемочных групп и разворачивались основные события. Опрашиваемый репортером «нетунеядец» рассказывал о своей жизненной ситуации, о том, что заставило его выйти и высказать протест, а рядом стоящие «нетунеядцы» поддерживали говорящего, а потом начинали рассказывать свои истории. И по мере движения камер по площади эпицентр акции перемещался вместе с ними.

Кто-то из «нетунеядцев» во время своего рассказа плакал, кто-то матерился, кто-то просил, кто-то призывал власти услышать его. Если же выделять два основных лейтмотива говорящих, то это отсутствие работы в городе и низкие зарплаты и пенсии.

По словам многих было понятно, что люди действительно доведены до точки кипения и уже в том состоянии, когда, что называется, ни бояться, ни терять им нечего.

Удивительно, что при отсутствии политиков и активистов оппозиции акция всё равно не обошлась без инцидентов.

Спустя примерно полчаса после её начала трое неизвестных в гражданской одежде пытались задержать блогера из Гомеля Максима Филиповича, который снимал происходящее на видеокамеру, забравшись на забор. Попытка задержания сорвалась после того, как на крики блогера подбежали люди с площади и «отбили» Максима.

Дежурившие неподалеку милиционеры в форме никак не отреагировала на эту попытку и обращение блогера к ним.

После чего блогер поддался эмоциям и выдал мощный спич и перфоманс по отношению к милиционерам.

В 13.30 люди потихоньку начали расходиться, но это был еще не конец.

Пинский «Марш нетунеядцев» завершился импровизированным шествием — около сотни участников решили проводить Максима Филиповича до вокзала, поскольку блогер не исключил в разговорах с корреспондентами, что попытка задержания может повториться. И вот этот стихийный проход от площади до вокзала ради опеки одного человека еще одно подтверждение тому, что пинская акция действительно выдалась очень человечной.

Участники акции провожают Филиповича до вокзала

Кстати Филипович, который посетил уже ряд идентичных «Маршей» и имеет возможность сравнивать, отметил, что большего недовольства, боли и ярости, чем у пинчан, он не видел.

Те, кто не пошел провожать Филиповича до вокзала, разошлись с площади около 14 часов.