Год без Павла Шеремета. Почему до сих пор не найдены убийцы

Год без Павла оказался годом без результатов следствия.

Павла Григорьевича Шеремета не стало год назад. Тогда и руководство украинской полиции, и топ-фигуры украинской политики клялись в том, что раскроют это дело максимально быстро. Потом сменилось руководство полиции, а у политиков оказалась масса других дел. Год без Павла оказался годом без результатов следствия.

Фото Сергея Балая

Одна из версий тогда была высказана мной. Высказана достаточно мягко, но определенно. Павел Шеремет работал не только в «Украинской правде» — праволиберальном украинском интернет-ресурсе, созданном когда-то убитым — тоже убитым — Георгием Гонгадзе. Он работал и в холдинге «Вести» на радио. «Вести» контролировались бывшим министром по доходам и сборам двух последних домайданных правительств Украины Александром Клименко.

Я был убежден тогда, что Шеремет как журналист был бы прекрасным неформальным переговорщиком между новой властью и одним из наиболее осведомленных лиц в окружении Виктора Януковича. Тем более что Клименко не скрывал, что хочет вернуться в украинскую политическую жизнь: даже дурацкие интернет-ролики с участием Клименко свидетельствовали — он пытается изменить свой имидж и дает намеки на готовность контактов с официальным Киевом. Но — неофициально!

И это тоже понятно, почему. Одиозность Клименко зашкаливала. Как и осведомленность. Заговори он публично — думаю, с ним случилось бы нечто подобное тому, что произошло с машиной Алены Притулы на углу киевских улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко 20 июля 2016 года. Шеремет прожил еще несколько минут — Клименко рисковал бы просто разлететься в клочья — для гарантий.

Говорящий Клименко был бы интересен и новым властям Украины — но тоже неофициально. Киев живет в перманентном ожидании досрочных выборов, и демонстрация контактов с ненавидимым даже бывшими соратниками экс-министром, мягко говоря, голосов бы никому не добавила.

Судя по всему, Шеремет был осведомлен об этих взаимных интенциях: один готов заговорить, другие готовы предоставить некоторые минимальные гарантии — но все это неформально, неофициально. Он укладывался в эту схему, поскольку работал на радио, принадлежавшем одной стороне, и был вхож в кабинеты, где заседали представители другой стороны. Теоретически можно было бы найти и другого посредника, но решать вопрос обеим сторонам следовало быстро, а журналист, курсирующий между Москвой, где живут его дети, и Киевом, не вызывает никаких подозрений.

Сам факт о том, что военный прокурор Украины Анатолий Матиос был в курсе этих контактов, говорит о многом. Но мы не знаем, проходит ли господин Матиос по делу об убийстве 20 июля 2016 года как свидетель.

Тем, кто был не заинтересован в продолжении этих неформальных контактов, было нужно выиграть время. Убрать Клименко можно, но трудно: неглупый и нестарый — и очень богатый — политик мог подстраховаться, оставив некоторые показания в записи — видео, аудио, на бумаге — но вне Украины и вне России. Тот же Шеремет мог перевезти их в третью страну и положить в банковскую ячейку. Значит, нужно было убрать посредника — «перерезать провод», по которому шли переговоры.

Вот почему когда говорили о том, что в качестве причины убийства рассматривается профессиональная деятельность Павла, я в это не поверил и не поверю. Покажите мне хотя бы один текст за последние три года жизни Шеремета, за который его могли убить. Я такого текста не видел.

За этот год многое произошло. Очень многое. В том числе начало крупномасштабной операции по поиску собственности Александра Клименко. Было задержано несколько сотен бывших сотрудников налогового ведомства. А на прошлой неделе собственность начали изымать. Понятно, что после этого любые переговоры с Киевом потеряли для Клименко всякую ценность, а публичные заявления по делу Шеремета стали бы еще более опасными, поскольку косвенно могли бы указать на заинтересованную сторону.

Сегодня «Украинская правда» разместила информацию о том, как выходил к митинговавшим журналистам пресс-секретарь МВД Украины Артем Шевченко. Приведу цитату из этого материала:

«Потерпевший — гражданин Российской Федерации, который имел довольно активные контакты на территории агрессора — Российской Федерации, которые исследовать следственным путем сейчас невозможно для украинского следствия из-за характера нынешних отношений между правоохранительными органами Украины и России», — сказал он.

По словам Шевченко, «так же бесполезно надеяться на какую-то правовую помощь от следственных органов страны-агрессора».

«В любом случае, следствие очень хочет провести следственные действия с контактами Российской Федерации. Ну, хотя бы допросить Клименко, с которым встречался пострадавший незадолго до своей гибели и вел какие-то разговоры», — сказал пресс-секретарь МВД.

Очевидно, что показаний Клименко украинские следователи, скорее всего, не получат уже никогда. А значит, мы не узнаем правду о том, почему погиб бывший телеведущий программы «Проспект» Белорусского телевидения, бывший главный редактор «Белорусской деловой газеты», бывший корреспондент по Беларуси, а затем ведущий телепрограммы «Время» российского Первого канала, автор нескольких книг и множества публикаций в газетах, журналах и интернете, документалист и медиа-тренер — и просто светлый человек — Павел Григорьевич Шеремет.