Беларусь гонится за длинным британским фунтом

Экспорт в Великобританию велик, но уязвим, поскольку держится на нефтепродуктах.

Официальному Минску вряд ли стоит сетовать на выход Великобритании из Евросоюза, поскольку в противном случае высокопоставленный гость оттуда мог бы в белорусской столице и не оказаться. Речь идет о недавнем визите Алана Дункана, государственного министра по делам Европы и Америки МИДа Великобритании.

Иллюстрация pixabay.com

 

Политический диалог не слишком интенсивен

Британский дипломат был принят Александром Лукашенко, а также встретился с главой белорусской дипломатии Владимиром Макеем и представителями гражданского общества. Кроме того, Дункан подписал межправительственную конвенцию об устранении двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов.

Следует признать, что визит стал событием неординарным. Несмотря на то что дипломатические отношения между Республикой Беларусь и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии были установлены еще в январе 1992-го, а годом позже в обеих столицах открылись соответствующие представительства, назвать политическое взаимодействие интенсивным было бы явным преувеличением.

Правда, Лондон посещали председатель Верховного Совета Мечеслав Гриб в 1994 году и премьер-министр Михаил Чигирь в 1995-м, но те визиты заметного влияния на развитие сотрудничества не оказали, так как в условиях уже существовавшего в нашей стране президентского правления практически все мало-мальски серьезные вопросы решались исключительно на высшем уровне.

После ноябрьского референдума 1996 года и разгона Верховного Совета, когда Евросоюз существенно ограничил политическое взаимодействие с Беларусью, оснований надеяться на улучшение отношений с Британией стало еще меньше. И хотя правительство этой страны, как правило, не занимало радикальных позиций в отношении белорусского режима, британские послы критично высказывались о состоянии демократии в стране и четко давали понять, что в целом политика Лондона в белорусском вопросе от общеевропейской не отличается.

Разумеется, на протяжении четверти века какие-то двусторонние контакты имели место, но они носили преимущественно неформальный характер. В частности, в 2008 году был заключен годичный контракт об улучшении имиджа Беларуси на международной арене с лордом Тимоти Беллом, главой совета директоров компании «Чайм Коммьюникейшнз».

Возможно, в иных обстоятельствах лорду и удалось бы преуспеть в достижении поставленной цели, но контракт не был продлен. К тому же последствия произошедших еще через год в день президентских выборов драматических событий (разгон Площади 19 декабря 2010 года и последующие суровые суды над лидерами манифестации) все равно едва ли позволили бы реализовать идеи именитого пиарщика.

В том же 2008 году прошла встреча белорусского лидера с группой британских бизнесменов во главе с еще одним лордом — Сесилом Паркинсоном, также посетившим Беларусь с частным визитом.

Наконец, в минувшем октябре в нашей стране побывал (и тоже встречался с первым лицом) член королевской семьи принц Майкл Кентский. Но, как известно, даже сам британский монарх крайне слабо влияет на политику государства, так что переговоры с принцем вряд ли имели какое-либо политическое или деловое продолжение.

Таким образом, Алан Дункан оказался самым высокопоставленным представителем правительства Соединенного Королевства, посетившим Беларусь, причем будучи не руководителем МИДа, а лишь его заместителем.

Александр Лукашенко то ли в шутку, то ли всерьез высказал гостю свои сожаления в связи с предстоящим выходом Великобритании из ЕС.

28 сентября на встрече в Минске с участниками пленарного заседания Совета епископских конференций Европы Лукашенко вернулся к теме и заявил, что выход Великобритании из Евросоюза является опасным прецедентом, который может разрушить этот союз.

Не исключено, впрочем, что если бы не Брекзит, то и поездка Дункана в Минск не состоялась бы. Ведь теперь Лондону придется самому выстраивать свою политику в отношении Минска, а для этого необходимо лучше ознакомиться с обстановкой.

 

Лукашенко зазывает британских инвесторов

О сдержанности британцев в отношении Беларуси свидетельствует тот факт, что двойное налогообложение было отменено только сейчас, тогда как, например, аналогичное соглашение с Соединенными Штатами было заключено более 20 лет назад.

Тем не менее, в последние годы взаимодействие в экономической сфере выглядит, на первый взгляд, вполне удовлетворительным. Великобритания стабильно входит в десятку ведущих внешнеторговых партнеров Беларуси по объему товарооборота.

Так, в прошлом году он составил свыше 1,2 млрд долларов (6-е место), а положительное для нас сальдо превысило 900 млн. В нынешнем году дела еще лучше: за семь месяцев наш товарооборот с Соединенным Королевством превысил 1,5 млрд долларов, а положительное сальдо составило 1,25 млрд.

Если же взять докризисные времена, то картина была еще более впечатляющей: в 2014 и 2015 годах товарооборот заметно превышал 3 млрд долларов, причем львиную долю его составлял белорусский экспорт.

Проблема лишь в том, что этот экспорт (и, соответственно, прибыль) обеспечивают прежде всего нефтепродукты. И в случае очередного падения стоимости нефти на мировом рынке или сокращения ее поставок из России, чего исключить нельзя, ситуация снова ухудшится.

Белорусские власти это, безусловно, понимают. Не случайно Лукашенко на встрече с Дунканом так настойчиво призывал увеличивать британские инвестиции и обещал создать для них «самые удобные и выгодные условия».

Вот только, помнится, в 2008 году в Лондоне в тех же целях белорусскими властями был даже организован специальный инвестиционный форум, однако о достигнутых по его итогам выдающихся результатах что-то не слышно.

Возможно, конечно, что для кого-то комфортные условия действительно создадут. Но поскольку насчет масштабных реформ существуют серьезные сомнения, то на кардинальные перемены в белорусско-британских отношениях рассчитывать сложно.

 

     




Оставьте комментарий (0)