ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 1. Продержаться десять дней до подхода НАТО

Для белорусов это выглядит экзотично: в Эстонии во главе оборонного ведомства стоит гражданский человек…

Балтика плескалась в нескольких минутах ходьбы от отеля. Да, действительно, как афористично заметил один из моих таллиннских собеседников, Эстония — маленькая страна, зажатая между морем и Россией. Этим сказано все. Российского медведя здесь побаиваются, с моря же в случае чего ждут — нет, не погоды, а спасительной помощи НАТО. Военная доктрина проста — продержаться десять дней, пока не приплывут союзники.


Фото Сил обороны Эстонии 

О том, как устроена эстонская армия и каковы ее задачи, нам рассказывает полковник Айвар Яэски, начальник отдела стратегических коммуникаций Главного штаба Сил обороны.

В советское время он успел отслужить срочную десантником в Пскове. Потом учился в Таллиннском университете, получил специальность инженера-энергетика. «А вообще я человек земли, рос на хуторе и горд этим», — заявляет полковник. После распада СССР Айвар Яэски уже собирался было пойти по стопам предков, стать фермером, но молодая жена воспротивилась перспективе коротать жизнь на хуторе.

Так в 1992 году 26-летний Яэски двинул простым солдатом в эстонскую армию — и сделал в ней хорошую карьеру. Закончил офицерские курсы. Командовал взводом, ротой, батальоном, центром миротворческих операций, служил в штабе Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, координировал операции в Афганистане, сам был в горячих точках — Ираке, том же Афгане.

Полковник Айвар Яэски
Полковник Айвар Яэски. Фото автора 

Горячие эстонские парни в горячих точках

Посылая миротворцев за рубеж, эстонская армия не только выполняет союзнический долг, но и приобретает ценный опыт, подчеркнул полковник Яэски.

Так, Афганистан, по словам эстонских военных, показал, что надо обеспечивать солдат, во-первых, хорошей броней (в этом плане, мол, советские БТРы и БМП — консервные банки, а вот закупленные в Финляндии БТРы показали себя хорошо), а во-вторых — хорошим стрелковым оружием (в итоге приобрели новые снайперские винтовки, модернизировали автоматы израильского производства).

Сейчас одна эстонская рота находится в Афганистане, наблюдатели — в Косово, Мали, Ливии. Вообще же за минувшие годы через Ирак и Афганистан прошло две с половиной тысячи эстонских военных. Потери — 11 человек. Граждане относятся к таким трагическим случаям с пониманием, говорит Айвар Яэски: «Общество понимает, что мы должны исполнять союзнический долг. Эти солдаты — добровольцы и профессионалы».

Полковник приводит социологические данные: сегодня Силам обороны доверяют 83% населения, 65% поддерживают членство страны в НАТО. Поддержка участия в миротворческих операциях — 51%.

По соседству с русским медведем

Строить вооруженные силы маленькой Эстонии — сложная задача, говорит Аарне Веэдла, бывший депутат парламента — Рийгикогу, а ныне советник правящей Партии реформ. Особенно с учетом того, что рядом — «довольно агрессивный большой сосед, у которого традиция — использовать для достижения внешнеполитических целей в том числе и военную силу».

Советник Партии реформ Аарне Веэдла
Советник Партии реформ Аарне Веэдла. Фото автора 

В 1918–1920 годах эстонцы воспользовались относительной слабостью большевиков и (отметим ради справедливости: не без помощи английского флота, скандинавских добровольцев и Белой армии) создали свое государство, получив земли даже с лихвой по Тартускому мирному договору.

Но в 1940 году Сталин тихой сапой оккупировал страны Балтии. Тогда по ряду причин у эстонцев не оказалось союзников. И после того как удалось повторно обрести независимость при развале СССР, маленькая балтийская страна (площадь — менее четверти Беларуси; население слегка недотягивает до 1,3 млн.) твердо решила укрыться под широким зонтиком НАТО. Долгожданное вступление в альянс состоялось в 2004 году.

«Если вы думаете, что Эстонию очень хотели видеть в НАТО, то ошибаетесь», — говорит Аарне Веэдла. Во-первых, с точки зрения стратегов Североатлантического альянса, страны Балтии в случае вооруженного конфликта трудно защитить (гляньте на карту: с территорией союзника, Польши, они соединены лишь узкой полоской земли между Беларусью и Калининградской областью). К тому же продвижение НАТО на восток дико злило Россию.

Но теперь, считает Веэдла, Запад доволен, что Литва, Латвия и Эстония оказались в НАТО. Эстония же и вовсе показывает пример. Страна «в экономическом плане выглядит твердо, в будущем, возможно, станем больше тратить на вооружение», поясняет собеседник.

Да и сегодня Таллинн честно расходует на оборону 2% ВВП, как того требует натовский норматив, в то время как некоторые страны альянса в кризис не прочь на этом деле сэкономить. Причем эстонские политики разных взглядов в основном солидарны в том, что чересчур скупиться на оборону не следует.

Когда работает экономика, можно потратиться и на оружие

Понятно, что оборонный потенциал в значительной мере базируется на экономическом фундаменте. «Немногие страны посткоммунистического мира провели такие жесткие экономические реформы, как Эстония», — подчеркивает Веэдла. В стране в целом успешно сделали быструю приватизацию. При этом, по словам собеседника, в короткие сроки создали и систему социальной поддержки.

Веэдла с гордостью говорит о достижениях трансформации, «невероятной собираемости налогов» (до 90%), стимулирующем плоском подоходном налоге в 20%, о том, что реинвестированная прибыль не облагается налогом вообще и потому велик приток инвестиций. Собеседник подчеркивает: сланцевая энергетика позволяет полностью обеспечивать себя электроэнергией.

Также «Эстония получила немалые деньги от вступления в ЕС», добавляет советник Партии реформ. По его словам, сегодня страна приближается к среднему уровню жизни в ЕС. Причем — что психологически важно для эстонцев, с завистью глядевших через залив в советские годы и рванувших на заработки в Финляндию, когда открылась граница, — теперь разрыв в уровне жизни с финнами сокращается.

Неожиданно Веедла делает плавный переход и заявляет: «Беларусь — более перспективная страна, чем Эстония. У вас больше населения, хорошее географическое положение, рядом развивается Польша». Правда, добавляет он, реформы будет трудно проводить, так как «население настроено на социалистический лад».

Белорусам стоит учесть, что «реформы без социальной сетки — это катастрофа», также в переходный период нельзя приватизировать инфраструктурные предприятия. А вообще, убежден Веэдла, Беларусь можно интегрировать в ЕС быстрее, чем Украину.

Приятные рассуждения, вот только Украина сегодня реально сближается с ЕС, а белорусское руководство по-прежнему играет в интеграцию с Россией, уповая на ее преференции. Один из компонентов такой политики — военные игры, дразнящие натовских соседей.

Звоночек грузинской войны

Когда эстонцев упрекают, что они демонизируют Россию, те кивают на прецедент российско-грузинской войны 2008 года. Она всполошила всю сытую дремотную Европу, ну а уж эстонцам сам бог велел намотать на ус уроки. В частности, был сделан вывод, что «встающая с колен» большая восточная соседка снова готова к агрессии.

При этом Аарне Веэдла убежден: «Такого, как было с Грузией, с Эстонией не случится». Он уверяет, что в подобной ситуации его страна окажет достойное сопротивление, причем «будет вести действия и на российской территории».

Собеседник убежден, что Россия упорно ищет возможности создания в соседних странах пятой колонны, в том числе из военных. Говорит, что даже в Эстонии в начале 1990-х была «опереточная» попытка переворота. «Это тоже показывает, что над армией нужен гражданский контроль», — подчеркивает Веэдла. А вообще, по его словам, «у нас европейская система: министерство обороны и вооруженные силы — это разные ведомства».

Действительно, для белорусов, привыкших к советской схеме, такая картина выглядит экзотично: в Эстонии министр обороны — гражданский человек (хотя и пользуется услугами советников из числа военных — действующих и отставных).

Урмас РейнсалуТак, нынешний глава ведомства Урмас Рейнсалу по образованию — юрист, возглавляет партию «Союз Отечества и Res Publica». И практически все министерство — цивильная публика. Конкретный состав зависит от того, какие политические силы победили на выборах. Также плотно контролирует Силы обороны профильная парламентская комиссия.

Наконец, лозунг «Армия и народ едины», который у нас чаще всего употребляется иронично, здесь наполнен реальным содержанием. Составной частью вооруженных сил является Кайтселийт — своего рода территориальные войска, но не в белорусском показушном варианте, а вполне серьезном, по швейцарскому образцу, когда сознательные граждане, патриоты получают оружие на руки и готовы в буквальном смысле защищать родной дом.

«Люди тратят и личное время, и личные деньги на участие в Кайтселийте», — отмечает Веэдла.

Об этой структуре и других особенностях эстонской национальной обороны будет подробнее рассказано в следующих публикациях цикла.

Продолжение. Соседство с Россией поднимает боевой дух 

Таллинн — Минск.