Роман Безсмертный: в Украине белорусская власть вылетела бы, как пробка из шампанского

Интервью бывшего посла Украины в Минске, которое он дал газете \"Україна молода\"...

 

Роман Безсмертный, около года проработавший Послом Украины в Минске, пакует чемоданы – через неделю-другую он возвращается на родину. Виктор Янукович 3 июня отстранил  его от этой дипломатической должности. Без комментариев. Скорее всего, дело в неоднократных критических высказываниях посла в адрес белорусских властей. Даже сейчас, после отставки, ему трудно будет выдержать более критический тон – настолько откровенно он вел себя, занимая дипломатический пост. «Никогда не жил чужим мнением, чужой позицией», — говорит он по этому поводу.

Предлагаем Вашему вниманию интервью Романа Безсмертного, которое он дал украинской газете "Україна молода" .

Роман Безсмертный. 45 лет. Родился в Макаровском районе на Киевщине. По специальности — учитель истории. В политике с 1994 года — тогда он был впервые избран народным депутатом Украины. В 1997-2002 годах — постоянный представитель Президента Кучмы в Верховной Раде. В конце второго депутатского срока Роман Петрович сблизился с командой Виктора Ющенко. На президентских выборах 2004 года руководил центральным штабом Ющенко, во время Оранжевой революции был комендантом Майдана. После занимал должность вице-премьера в правительствах Юлии Тимошенко и Юрия Еханурова. Работал заместителем главы секретариата президента Ющенко. Бессмертного называют одним из «отцов» партии «Наша Украина». Неоднократно возглавлял избирательную кампанию этой политсилы, занимал пост председателя совета партии. В 2010 году, в заключительный день своего президентства, Виктор Ющенко назначил Бессмертного послом Украины в Беларуси, на этой должности он проработал около года.

— Пан Роман, как вы думаете, какова настоящая причина вашей отставки? Это прежде всего потому, что вы человек из команды Ющенко?

— Если откровенно, я даже не хочу заниматься этим вопросом. Первая эмоция, первая фраза, которая у меня появилась после объявления отставки: это дело Президента, кого увольнять и назначать. Не хочу копаться, узнавать, кто ему нашептывал. Мне неинтересно! Решение принял Президент, он несет за него ответственность.

— Но сказались ваши критические высказывания в адрес Лукашенко?

— Меня регулярно приглашали в МИД Беларуси, делали замечания относительно моих высказываний. Но в действительности они не выходили за пределы оценки ситуации в Республике Беларусь, сделанной официальной властью в Украине. Возможно, Минск находил в моих словах какие-то намеки. Это тот случай, когда говорят: обжегся на молоке, то и на воду дует.

— Вы говорили, что давно ждали своего увольнения...

— Люди, работающие в системе власти, готовы к отставке с первого дня. Я прекрасно понимал, где я работаю, какую функцию должен выполнять. Одна из заместителей министра иностранных дел, когда меня назначили, сказала пророческую фразу: «Люди, которые вас назначали, наверное, забыли ваши взгляды и политическую открытость». Я действительно никогда не пытался скрывать свои взгляды. Никогда не жил чужим мнением, чужой позицией. Понимал прекрасно, что мне придется работать с представителями политической силы, взгляды которого не разделяю. И спокойно сознавал, что рано или поздно наши дороги разойдутся.

— А как вы оцениваете позицию государства Украины относительно событий в Беларуси?

— Если я правильно транслировал позицию государства, она на сегодня является адекватной. Сегодня я встречался с белорусами — они благодарят меня и Украину за ту позицию, которую на протяжении этого года демонстрировало наше государство по событиям в Беларуси. Сегодня и вчера получил массу звонков. И не знаю СМИ (кроме разве что заангажированных государственных), которые бы не поблагодарили посольство Украины и посла за высказываемую позицию. Это — самая высокая оценка, которую я мог бы получить.

— Сейчас активно обсуждается кандидатура вашего преемника. Вроде им должен стать бывший вице-премьер Виктор Тихонов. Некоторые эксперты считают, что такое назначение для него будет унижением...

— Знаю не больше вашего. Я тоже слышал, что Виктору Николаевичу прочат пребывание в Беларуси. Но что значит «унижение»? Я тоже в свое время был вице-премьером, народным депутатом. Но это ничего не значит.

Для меня лично этот год в Беларуси — колоссальный опыт. Очень важно почувствовать, что такое внешняя политика. Знаете, мы многого не понимаем, живя в своем Отечестве. И очень приятно, когда ты находишься в кругу представителей 20-30 наций, и они говорят о твоей стране хорошо. Приходилось, правда, слышать всякое. Это неоценимый и дорогой для меня опыт.

— А как вам, непрофессиональному дипломату, работалось послом? Дипломаты часто пренебрежительно отзываются о «поэтах и политиках» на посольских должностях, которые, мол, ничего не смыслят в межгосударственных отношениях.

— Ну, во-первых, мне помогал опыт административной работы и понимание управленческих механизмов. Работал принцип распределения полномочий: все другие участки занимали люди с большим дипломатическим опытом. Кроме того, я, как человек откровенный, не боялся говорить: «Этого не знаю, подскажите мне». Этого не надо бояться. Потому что любой работе можно научиться. А вот чего бы я никогда не научился, так это прятать свою позицию, свои мысли за «блудословием». Не умею рассказывать о величии и достижениях, когда этого нет. Жизнь в политике и допущенные ошибки не позволяли мне говорить неправду, лукавить перед людьми. И мне очень приятно, что именно эту позицию белорусы ценят.

— Вы сказали в одном из интервью, что больше на дипломатических должностях себя не видите...

— Считаю, что есть люди, которые могут лучше реализовывать внешнюю политику, лучше умеют соблюдать определенные правила.

— И лукавить?

— Это вы сказали, а не я (улыбается). Хотя, по мне, худшее во внешней политике по тому или иному вопросу — не иметь никакой позиции.

А оценку мне как дипломату должны давать другие.

— Давний вопрос обозначения границ между двумя государствами не решился и во время вашей каденции ...

— Вопросы демаркации границы между Украиной и Беларусью давно перешли грань корректности в отношениях между двумя государствами. Процедура обмена ратификационными грамотами затянулась. Багаж вчерашнего дня не позволяет сделать этот шаг, и это понимают обе стороны. Беларусь требует погашения долга советских времен, а Украина его не признает. Думаю, в ближайшее время этот вопрос не решится. Беларусь переживает экономические трудности, поэтому сейчас не будет способна закрыть глаза на так называемый долг.

— А как восприняла ваше увольнение семья. Мама, например?

— Хорошо. На днях был у мамы, она сама мне говорила: «Знаешь, сынок, я уже в годах, надо, чтобы ты был ближе ко мне». Она рада, что я вернулся в Украину.

— Но вы говорите, что прощаться с белорусами и Беларусью не собираетесь. Может, у вас тут бизнес появился?

— Нет, не появился. Но появился десяток друзей, с некоторыми людьми мы очень близко сошлись. Ведь что объединяет людей больше всего? Беда, сложности. И все это было за последний год. Поэтому у меня есть с кем держать постоянную связь, сотрудничать.

— Речь об оппозиционных политиках?

— Это самые разные люди: и представители властных структур, и оппозиции, и послы европейских стран.

— Как вам жилось этот год в Минске? О чем думалось? Какие впечатления сложились от тамошней атмосферы?

— Ситуацию в Беларуси спасают люди. И чем больше ты с ними общаешься, чем откровеннее, когда пытаешься помочь, тем большее получаешь удовлетворение. И меньше обращаешь внимание на отсутствие сервиса, на непривычные для украинца картины — пустые безлюдные улицы, без автомобилей, отсутствие наружной рекламы и многое другое, что отличает визуально Беларусь от Украины. Все это компенсируется общением с людьми — прекрасными, талантливыми.

— Как вы прокомментируете нынешний экономический и финансовый кризис в Беларуси?

— Политическая ситуация очень сложная. Экономический, валютно-финансовый кризис, очевидно, будет иметь свой выход — или через парламентский кризис, или через общеполитический. Очевидно, Беларусь стоит на пороге серьезных испытаний. Тот инструментарий, который предлагают белорусские власти, решения, которые принимают... По опыту украинских кризисов скажу, что этого не достаточно.

— В Украине тоже очевидно сворачивание демократии, как некогда было в Беларуси. И многие заговорили о возможной аналогии с режимом Лукашенко. Как думаете, нам такой сценарий не грозит?

— В Украине то, что происходит в Республике Беларусь, невозможно! Хотя иногда и предупреждают: никогда не говори никогда. Но думаю: в подобной ситуации, как в Беларуси, власть в Украине вылетела бы, как пробка из бутылки шампанского.

— У нас, значит, есть иммунитет к такой власти?

— Это не иммунитет. Это ментальность. Украинец все воспринимает через «нет», через отрицание. Белорус все воспринимает через позитив — через «да»: мир, эмоции, позиции. По крайней мере, это мое наблюдение.

— И много таких открытий вы еще сделали?

— Много! Вот, например, мы находились в плену стереотипных тезисов: отсутствие лидеров в Беларуси. Это неправда. Лидеры есть! Далее: отсутствие в Беларуси определенных направлений творчества. Это тоже неправда. Блестящие художники, певцы, композиторы, прекрасный балет, оперное пение, театр — все это есть. Почему оно не пробивает себе дорогу, хотя бы так, как в Украине, — это другой вопрос. Но я увидел в соседнем народе великую нацию, способную на великие творения, и это не просто слова. И оставляю Беларусь с большой надеждой, что рано или поздно эта страна будет цивилизованным европейским государством.

— А каким вы видите свое будущее? Вернетесь в политику?

— Не знаю... Не дал еще ответа на этот вопрос. За эти несколько суток у меня состоялось немало телефонных разговоров — звонили коллеги, друзья, спрашивали. Посмотрю… Пока не готов ответить однозначно. Сейчас, скажем, я не имею никакого желания идти на выборы в Верховную Раду. Но все может быть ...

— То есть, вы хотите отдохнуть?

— Отвечу так: если бы я работал предыдущие 15 лет в Украине так, как работал год в Беларуси, то дожил бы до ста лет (улыбается).