Минск пробует удлинить внешнеполитическую дугу

Визиты Лукашенко в Индонезию и Сингапур называть прорывными пока преждевременно…

 
«Большая неделя» белорусской внешней политики (Минск неожиданного посетил сербский президент Томислав Николич, прошло заседание Высшего государственного совета Союзного государства в Санкт-Петербурге) завершилась визитом белорусской делегации в Индонезию и Сингапур. Несмотря на победные реляции, говорить об успешности турне пока преждевременно.
 
Лукашенко в Индонезии
 
Эта поездка примечательна своей нацеленностью сразу на два варианта экономического взаимодействия: увеличение торгового оборота (с Индонезией) и привлечение кредитов и инвестиций (из Сингапура).
 
Сразу опровергнем прозвучавшую в СМИ версию, что обратить свой взор на противоположную сторону планеты белорусские власти были вынуждены из-за провала переговоров в Санкт-Петербурге о выделении Беларуси очередного кредита.
 
Государственные визиты готовятся отнюдь не за пару дней. Еще 11-13 июня прошлого года с официальным визитом в Джакарте побывал тогдашний глава белорусского внешнеполитического ведомства Сергей Мартынов. Можно не сомневаться, что именно тогда и была достигнута договоренность.
 
Подтверждением существовавшего и ранее интереса официального Минска к Индонезии может служить также тот факт, что Мартынов открыл там белорусское посольство. Маловероятно, что в условиях не лучшей экономической ситуации белорусское руководство позволило бы себе пойти на такого рода расходы без надежд на получение определенных дивидендов.
 
Причем упомянутый интерес никак нельзя назвать неоправданным — островное государство с населением в почти 250 млн. человек представляет собой чрезвычайно многообещающий рынок. К тому же значительное место в его экономике занимает аграрный сектор, что позволяет надеяться на поставку туда не только калийных удобрений, до сих пор составлявших основу белорусского экспорта, но и сельхозтехники.
 
Поэтому более удивительно как раз то, что такому направлению до сих пор не уделялось надлежащего внимания: в минувшем году взаимный товарооборот составил не слишком впечатляющие 133 млн. долларов.
 
То есть перспективы имеются, остается только их реализовать. Здесь, кстати, стоит опровергнуть распространенную точку зрения, что, мол, не президентское это дело — трактора продавать. Можно вспомнить, например, что во время состоявшегося в 2005 году визита Джорджа Буша-младшего в Поднебесную был подписан контракт на закупку Пекином 70 самолетов «Боинг».
 
Правда, та американо-китайская сделка потянула на 4 млрд. долларов. Понятно, Беларусь не США, но, наверное, о поставке в Индонезию 50 самосвалов МАЗ, 20 карьерных самосвалов БелАЗ и 20 тракторов можно было договориться и на более низком уровне. Так что дело не в том, кто занимается торговлей, а в ее масштабах…
 
А вот Сингапур рассматривать в качестве солидного рынка сбыта белорусской продукции не приходится, о чем наглядно свидетельствует прошлогодний объем нашего экспорта туда — менее 8 млн. долларов при десятимиллионном отрицательном сальдо.
 
Зато Сингапур является одним из ведущих финансовых центров в мире. Соответственно, здесь была предпринята попытка привлечь денежные средства. Но судя по тому, что по итогам встречи первых лиц прозвучали преимущественно общие рассуждения, этой цели достигнуть не удалось.
 
Не исключено, что сингапурские бизнесмены, подобно многим другим, не рискнули вкладывать деньги в страну, где с их возвратом могут быть проблемы.
 
 
Успехи местного значения
 
Ориентация вектора внешней политики на взаимодействие со странами третьего мира была провозглашена приоритетной уже полтора десятка лет назад. Однако вопреки многочисленным обещаниям беспрецедентных успехов после подобных визитов на все государства за вычетом стран СНГ, ЕС и Китая в прошлом году пришлось менее 9% белорусского товарооборота.
 
Во-первых, заключенные соглашения далеко не всегда выполняются в полной мере. Известно также, что, например, объем белорусского экспорта в Китай, составлявший в 2011 году 580 млн. долларов, год спустя сократился более чем на 30%. Подобные истории произошли за последние годы и с другими партнерами, которые вроде бы обещали быть значимыми, в частности с Ираном.
 
Отсюда следует вывод, что экономическое сотрудничество Беларуси со странами третьего мира нестабильно. Одна из главных причин заключается в ограниченности ассортимента белорусских товаров. Если спрос на калийные удобрения остается более или менее постоянным, то потребность в тех же самосвалах или тракторах с течением времени может снижаться. Предложить же что-либо иное в серьезных объемах наша экономика, судя по всему, не в состоянии.
 
На этом фоне анонсированные результаты, в том числе подписание контрактов с Индонезией на 400 млн. долларов, можно, вероятно, считать неплохими. При условии, разумеется, что планы будут действительно реализованы. Что далеко не факт, если взять во внимание предыдущий опыт продвижения на рынки третьего мира.