Круглый стол власти и оппозиции. Понадобитесь — вас позовут!

Круглый стол им нужен? Виктор Владимирович, который Шейман, найдите в хозяйстве Управления делами для них стол соответствующей формы. И даже денег за аренду не берите. Пусть поговорят, пусть.

Лидеры белорусской оппозиции по-прежнему живут в виртуальной реальности: они уже требуют, чтобы Европейский союз организовал им круглый стол с властью.


Николай Статкевич, Владимир Некляев и Анатолий Лебедько —
трое из пяти подписантов письма в Брюссель

Вероятно, они плохо читали новейшую историю Польши: круглый стол, результатом которого стала постепенная декоммунизация власти, был организован самими поляками. Причем инициатором его стала как раз польская власть, нуждавшаяся хоть в какой-то опоре. И — да, этой опорой стала уже потерявшая всякий рейтинг, слабая и почти беспомощная «Солидарность». Но других структур, с которыми можно было вести переговоры, у Войцеха Ярузельского просто не было.

Причина ведь не в силе твоего собеседника, а в степени его радикализма. Ярузельски понял: нужно вести переговоры с самым радикальным оппонентом — а все остальные выберут себе нишу в том диапазоне, который устанавливается в ходе диалога. И другие партии и политики в этот диапазон и «уложились» — как в прокрустово ложе.

Ситуация сегодня такая, что власть в Беларуси никуда не падает. Нет внешних сил, заинтересованных в ее падении. Ни Запад, ни Восток не заинтересованы. Мало того — еще и поддерживают, подпитывают. Запад, правда, пока подпитывает только морально, но если за четыре месяца в Минске никого не посадят (во что я лично не слишком верю) и никого не изобьют дубинками, то будет и вполне ощутимая материальная поддержка.

Нет и внутренних предпосылок для диалога. Народ спокоен, на площади не выходит. Организованных сколько-нибудь структур у оппозиции тоже нет. Да и, в конце концов, с кем и о чем разговаривать?

Не будь заявления, подписанного группой всем известных господ и товарищей с просьбой об организации круглого стола, Лукашенко оказался бы загнанным в угол. Ему пришлось бы исполнять требования проекта «ТаК» со всеми вытекающими последствиями. А так он даже эту «программу-минимум» смело может игнорировать: от кого исходят требования? от экс-кандидата? и почему кандидат-победитель должен исполнять эти требования, вовсе не ему озвученные, а Госдепартаменту США? Вот пусть Госдепартамент США их и исполняет. Лукашенко здесь при чём? За этим проектом даже партии не стоят.

Подписи под обращением о круглом столе выглядят и того более забавно. Это кто обращается? Граждане Беларуси, не сумевшие в сумме собрать сто тысяч подписей? Ну-ну… Пусть поговорят. Круглый стол им нужен? Виктор Владимирович, который Шейман, найдите в хозяйстве Управления делами для них стол соответствующей формы. И даже денег за аренду не берите. Пусть поговорят, пусть.

На самом деле, обращение о круглом столе ставит всех участников процесса — кроме Лукашенко, для которого оно опять создает возможность лавирования — в совершенно дурацкое положение. Дело даже не в том, что выдвижение новых требований фактически дезавуирует дмитриевскую концепцию «исполнения желаний, удобных диктатуре». Дело в том, что Европейский союз трактуется при этом как эдакое ивент-агентство: приедьте и организуйте! Как это — вы не «мальчики по вызову»? Но был ведь дедушка Вик!..

Другое дело, что и дедушка Вик никогда не был «мальчиком по вызову» белорусской оппозиции. Это белорусская оппозиция в тот момент состояла из мальчиков и девочек по вызову, чья позиция совпадала с позицией Европы. Не Вик исполнял их требования — они подчинялись его условиям. И если я не прав, почитайте сообщения негосударственных СМИ до 2001 года и вспомните, кто и как стал единым кандидатом в президенты от оппозиции. Вик был не мальчиком, а директором белорусской оппозиции. Он хорошо знал, где у оппозиции «кнопка».

Сейчас такой «кнопки» нет. Во всяком случае, единой кнопки — точно нет. Заставить Статкевича и Дмитриева договориться невозможно. Если возможно, то это уж точно будет выглядеть верхом цинизма. Значит, и единых требований не будет. Ни у Запада к оппозиции, ни у оппозиции к Западу. И, соответственно, к Лукашенко.

Тогда о чем разговор? Ша, ребята, никто никому ничего не должен. У вас есть еще некоторое время посовещаться. Понадобитесь — всех позовут.