Будут ли в Беларуси сажать за жестокое обращение с животными?

С сегодняшнего дня за жестокое обращение с животными в Беларуси вводится уголовная ответственность. Работники служб отлова не боятся наказания: убивать — их работа…

27 января вступила в силу статья 339-1 Уголовного кодекса Беларуси «О жестоком обращении с животными». Если раньше зоомучители отделывались штрафом, то теперь могут оказаться за решеткой сроком до одного года.

Защитники животных озадачены: с одной стороны, можно праздновать маленькую победу, с другой — попадут ли под статью нарушители правил отлова? До каких пор эта обязанность будет возлагаться на Министерство ЖКХ? Не слишком ли лояльно законодательство к живодерам, если учесть, что лишение свободы предусматривается только за повторное преступление?



Вопрос внедрения уголовной ответственности за жестокое обращение с животными в Беларуси поднимался неоднократно, а в последние годы его актуальность достигла небывалых высот: обезглавленные собаки, ослепленные коты, кошки с отрубленными хвостами, птицы, которым обрезали крылья — ни одна индульгенция в виде штрафа или 15-суточного ареста не способна смыть кровь городах так делают многие. Вымытый и от того еще более пушистый пес сидел возле ларька и ждал хозяйку, которая вот-вот должна была прийти на обед…

«Было около полудня 21 января, совсем недавно, — вспоминает собеседница. — Неожиданно возле ларька остановилась машина коммунхоза, из нее выскочил мужчина и прицелился в собаку. Из ларька выбежала продавец и закричала: «Не стреляйте, это наша собака!», но тот ничего не слушал и, точно одержимый, прицелился и выстрелил в животное. Раньше в газете сообщали об их рейдах, а тут — без всякого предупреждения! Когда сестра с мужем приехали в коммунхоз, мужчина, что стрелял, просто так заявил: «Убивал и буду убивать. Это моя работа». Скорее всего, даже административная ответственность таких «работников» не касается. Новое законодательство предусматривает уголовную ответственность до года лишения свободы в случае повторения преступления. За то, что натворил этот человек, надо, как минимум, лишать работы».

Жестокое обращение с животными — не нарушение правил отлова

«Следует различать ответственность за жестокое обращение с животными и нарушение правил отлова (когда по всей Беларуси массово производятся отстрелы в том числе домашних и потерявшихся собак), — обращают внимание в общественном объединении защиты животных «Эгида». — За последний месяц к нам поступило три обращения о жестоком отлове (Вилейка, Брестская область и Гомельская область), когда отстрел был произведен на глазах у владельцев, которые устно заявляли, что это их животные. При этом службы отлова давали ответ, что действуют согласно закону».

В «Эгиде» напомнили, что согласно правилам отлов должен производиться в соответствии с принципами гуманности, а отловленные собаки должны доставляться в пункт временного содержания животных (который финансируется за счет бюджета) для дальнейшей передачи хозяевам.

«Однако на деле происходит нарушение правил отлова, за что действующим административным кодексом ответственность не предусмотрена. Ловец животных является лицом, исполняющим свои обязанности. Необходимо закрепить отдельную ответственность, а также бремя доказывания агрессивности животного и иных оснований, на которые они обычно ссылаются, именно за ловцами», — считают в «Эгиде».

Зоозащитники уверены, что одной статьи в уголовный кодекс мало для урегулирования правонарушений, касающихся обращения с животными, а в целом в белорусском законодательстве существует огромный пробел в законодательстве о статусе приютов и владении животными (правила содержания животных давно устарели и не выполняются даже ЖЭСами).

«Все эти вопросы мы надеемся решить принятием закона «Об охране животных» или «Об обращении с животными».

В то же время введение уголовной ответственности за жестокое обращение зоозащитники называют большим эволюционным шагом нашей страны на пути к гуманизации общества.

«При этом административная ответственность за жестокое обращение сохраняется, что позволяет органу, принимающему решение, выбирать меру ответственности в зависимости от степени тяжести повреждений, нанесенных животному, и анализируя мотив», — отмечают в «Эгиде».

Еще одним плюсом эксперты называют то, что в новой статье УК «содержится такой квалифицирующий признак, как нанесение увечий из корыстных побуждений».

«Это дает основания нам, зоозащитникам, наконец, хоть как-то привлечь людей, которые занимаются бесконтрольным размножением породистых животных. У нас достаточно часто встречаются в практике случаи, когда собак декоративных пород (мопсы, французские бульдоги и пр.) находят с нестриженными годами ногтями, выпадением матки и пр. И даже разведенцы отдают животных, которые не смогут принести больше потомство. И ранее мы их никак не могли привлечь», — рассказывают зоозащитники.

Кроме того, внесены также изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, «и теперь протоколы по статьям за жестокое обращение уполномочены составлять и органы милиции».

«Ранее это была исключительная компетенция исполкомов, что делало привлечение к ответственности фактически невозможной — исполкомы ограничивались лишь опросом сторон и теми доказательствами, что собирала сама сторона, никаких самостоятельных действий по расследованию не предпринималось. А зоозащитникам приходилось идти на уловки и в заявлении о жестоком обращении указывать еще и хулиганство, чтобы милиция могла расследовать эти дела», — отметили в «Эгиде».

«Сейчас не могу сказать, что это было: любовь или болезнь...»

«На мой взгляд, уголовная ответственность, предусмотренная новой статьей, слабоватая, — говорит Карина, которой лично пришлось столкнуться с фактами жестокого обращения с животными. — Хотя, конечно, появилась надежда на то, что виновные не отделаются штрафом, а их свобода будет ограничена не 15 сутками».

Случай, который произошел в жизни девушки, выходит за рамки понимания. Возможно, именно поэтому милиция решила поверить ее бывшему возлюбленному, который утверждал, что Карина всё придумала, потому что ревнует…

«С Сергеем мы встречались около года, иногда он приходил в гости. Как-то я начала замечать, что мои кошки стали неадекватно на него реагировать — решила, что просто боятся, хотя это было странно…»

Однажды после очередного визита кавалера Карина обнаружила на одной из кошек рану. Сделав предположение, что во время игры животное обо что-то ударилось, отвезла к ветеринару. Тот прописал мазь, но разбираться в причинах увечья не стал. Через несколько дней в уже поджившей ране мама девушки нащупала маленький шарик. Такие Карина пару раз находила на полу, однако не придавала им никакого значения.

«Не прошло и полумесяца, стало плохо второй кошке. В квартире на тот момент присутствовал Сергей, — продолжает девушка. — Я уже чувствовала, что он к этому как-то может быть причастен (уж слишком сильно кошки его боялись, да и общие знакомые начали делиться историями о его «особом» отношении к животным), поэтому сразу стала присматриваться и заметила выглядывающий из кармана шприц. На мой вопрос, зачем ему шприц, он ответил, что открывает с его помощью замерзшую дверь в машине. Я поверила. Сергей ушел, а кошке стало еще хуже».

На следующий день молодой человек сам предложил Карине завести животное к ветеринару: «Он был так заботлив, и я стала винить себя, что плохо о нем думала».

У врача Сергей оставаться не стал, кошке выписали антибиотики, предположив, что у нее гастрит. Карина, между тем, пожаловалась на непрофессионализм врача, который прописал мазь кошке, но не обнаружил в ране посторонний предмет. Ветеринар попросил описать шарик и предположил, что «в кошку могли стрелять из пневматики».

Позже знакомый Карины, которому та показала шарик, подтвердил, что шарик — это действительно пуля от пневматического пистолета.

Карина предъявила претензии Сергею, и тот не стал отрицать, что стрелял в животное. «Не знаю, какой бес в меня вселился, — говорил он, прося прощения. — Пожалуйста, не уходи от меня».

«Сейчас не могу сказать, что это было: любовь или болезнь, — говорит Карина. — Но я не смогла с ним тогда расстаться».

Тем временем второй кошке становилось всё хуже и хуже. Карина согласилась на операцию. Кажется, тогда возле операционного стола столпились все врачи. Внутренние органы кошки гнили, но в государственной клинике делать экспертизу не стали.

«Когда кошку усыпили, я на эмоциях обвинила в ее смерти Сергея, — вспоминает собеседница. — Мы тогда очень сильно поругались. Когда я перестала отвечать на звонки, он написал «ВКонтакте»: «Подними трубку, если не хочешь, чтобы вторая кошка пошла вслед за первой». Я сохраняла все переписки, с ними потом пришла в РОВД».

Правда, в милицию девушка обратилась не сразу. Было еще много скандалов: Сергей не мог пережить, что «какая-то малолетка» (между ними была разница в 7 лет) так вот взяла и бросила его. По словам Карины, он не раз угрожал и ей самой, «уже не из пневматического».

«Однажды я вернулась после работы домой и увидела, что кошки нет…»

Подозрения сразу пали на Сергея.

«Неожиданно около 23:00 того же дня Сергей написал «ВКонтакте»: «Ты дома?». Я начала с ним переписываться, делая вид, что ничего не произошло, а потом спросила: «Где моя кошка?».

Сергей начал отшучиваться, мол, какое отношение он имеет к пропаже, и испугался только после того, как Карина сообщила, что сосед видел его возле двери.

При встрече Сергей признался, что действительно залез в квартиру, кошку хотел забрать себе, «потому что очень к ней привязался», но та убежала от него на улице, попросил не обращаться в милицию.

На следующий день мать девушки обнаружила следы крови на подоконнике, полу и батарее.

Карина написала Сергею sms: «Даю тебе последний шанс признаться, иначе будет разбираться милиция». Молодые люди встретились. Он попросил не писать заявление и пожалеть его мать. Последовала вторая версия случившегося, мол, кошка не убежала, а начала его царапать прямо в квартире, и он рефлекторно выбросил ее в окно.

В этот день от подачи заявления Карину отговорила подруга. «Он ведь больной, захочет отомстить», — упрашивала она. На следующий день девушка все же решилась.

…Проверка по делу длилась 10 суток. Следователь говорил, что были опрошены соседи, но Карина сама ходила по соседям, и никто из тех, кто живет в ее подъезде, со следователем не общался.

«Было видно, что милиция не хочет заниматься моей историей. Тем более что Сергей выставил меня в милиции ревнивой истеричкой. Мало того, они были убеждены, что кошка выпрыгнула из окна сама! Я никак не могла доказать, что окно на момент обнаружения пропажи было закрыто».

В возбуждении уголовного дела было отказано. Со слов девушки, молодой человек, в вине которого Карина не сомневается, остался безнаказанным, в том числе за незаконное проникновение в квартиру («следов взлома не обнаружено»).

В поисках свидетелей девушка развесила во дворе объявления. Вначале позвонил какой-то мальчик, сообщив, что видел, как чья-то кошка падала из окна. Через месяц труп кошки был найден в сугробе гулявшими во дворе детьми.

Комментарий юриста

О тонкостях введения уголовной ответственности за жестокое обращение с животными корреспонденту Naviny.by рассказала председатель социально-экологического общественного объединения «Паритет», юрист Светлана Харевич.

«Введение уголовной ответственности за жестокое обращение с животными в Беларуси — это, конечно, положительный результат, очень хорошая норма, существующая во всех цивилизованных странах давно, — считает специалист. — Однако, я считаю, что эта норма в Беларуси работать не будет, как и до сих пор не работала статья 15.45 Административного кодекса о жестоком обращении с животными. Ничего не изменится и с введением уголовной ответственности. Как и раньше, суды будут рассматривать очень мало подобных дел.

Говоря о жестоком обращении с животными, мы, в первую очередь, имеем в виду собак и котов, потому что действия с дикими животными регулируются законом о животном мире, нормативными актами Минприроды и так далее.

До сих пор в Беларуси ведомственным министерством по работе с домашними животными является Министерство ЖКХ. В течение трех лет я пыталась подавать заявления о привлечении к административной ответственности работников этих самых служб ЖКХ, которые очень жестоко убивали животных во время отлова. Результаты, в принципе, одни и те же. Приходили отписки из исполкомов, где было написано, что привлечь такого-то к административной ответственности не представляется возможным, так как в его действиях нет состава административного правонарушения — он исполнил свои функциональные обязанности. Состава административного правонарушения нет.

К сожалению, отстрел собак даже в дневное время и в присутствии людей — сегодня явление довольно частое.

Несколько раз я, конечно, добивалась положительных результатов по статье 15.45 за жестокое обращение с животными, дело доходило до судов, некоторые лица были привлечены к административной ответственности, но это были сугубо единичные случаи».


Пока ведомственным органом по работе с животными является Министерство ЖКХ, введение уголовной ответственности за жестокое обращение малоэффективно.

«Конечно, с введением уголовной ответственности некоторые резонансные дела будут доходить до судов. Например, такие случаи, как когда хозяин отрезал голову своему доберману. Тогда ему дали 15 суток административного ареста — на сегодня это уже была бы уголовная ответственность, — продолжает юрист. — Для того чтобы у нас изменилась вся система в целом, мы должны передать функцию по контролю за животными от Министерства ЖКХ другим министерствам и ведомствам, которые будут регулировать контроль за рождаемостью и усыпление другими методами — такими, которые существуют в цивилизованных странах.

Регистрация животных, чипирование, стерилизация, работа приютов — все это должно работать под грамотным контролем. Тогда на улицах прекратится бесконтрольное убийство животных. И вот только после таких реформ, наверное, в белорусских судах заработает статья о жестоком обращении с животными. А пока, к сожалению, у нас совсем другая ситуация».