Мнения других авторов

Все материалы рубрики «Мнение»



Мнение

Ярослав Романчук. КРИЗИС. Плавание Br-рубля в бурю


Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Беларусь сильно ударили по голове новостью о том, что с 5 ноября Центральный банк России отпустил российский рубль в «свободное плавание». Непосвященные в премудрости денежной политики могут подумать: «Подумаешь, новость. Пусть летит в тартарары рублик-бублик». Он-то полетит, только нашего «зайца» за уши за собой потащит и белорусскую экономику может на колени поставить.

Белорусские власти не выполнили взятые на себя обязательства по диверсификации экономии и снижению зависимости от российского рынка. Поэтому сегодня мы обречены на последствия денежной и бюджетной политики Кремля. Ничегонеделанье — это худший из сценариев. Если белорусский Нацбанк и Совмин будет делать вид, что у них все под контролем, а Россия продолжит девальвацию на фоне падения цен на нефть до ~60 долларов, то Беларусь в ближайшие два года может получить удар силой 5-7% ВВП.


Российская валютная «война» и дерибан

Отныне объем валютных интервенций российского ЦБ будет ограничен суммой в $350 млн. в день. Кремль явно испугался скорости истощения золотовалютных резервов. Специалисты по российскому бюджету посчитали, что при цене нефти 75-80 долларов за баррелей у России хватит ЗВР на два года, , по мнению Goldman Sachs, для стабильного функционирования российской экономики цена нефти должна быть $101 за баррель. Концы с концами явно не сходятся.

На практике это значит, что курсы центрального банка РФ на 05.11.2014г. $1 = RUR45, 1€ = RUR56 — это далеко не предел. Это начало денежного халли-галли.

Сокращение нефтяной валютной выручки, болезненные потери по санкциям при росте госрасходов на самые разные проекты и планы увеличить денежную эмиссию — это новая валютная реальность не только для России, но и для Беларуси. Ее усугубляют традиционные для России валютные спекуляции. В условиях рецессии и структурного кризиса российские финансовые бароны не чураются дефолтов и обыкновенного «кидалова». В этом доверчивые кредиторы России убедились в 1998 году.

Перераспределять ресурсы при помощи девальвации и инфляции — любимое занятие распорядителей чужого (политиков и чиновников). У российских властей накопилось много долгов, особенно в регионах. Ничто не мешает Центробанку «помочь» Кремлю триллионами новых, хрустящих RUR-бумажек. Такие действия на руку не только правительству РФ, но и финансовым спекулянтам.

Сегодня практически нет препятствий для спекулятивных финансовых операций против RUR-рубля. В свое время Джордж Сорос заработал миллиарды долларов на спекуляциях против завышенного курса британского фунта. Американского финансиста точно не пустят перераспределять финансовый пирог в Россию. Там своих ковальчуков, грефов, фридманов или костиных хватает. Наступает время, когда банкиры и финансисты в очередной раз могут оторваться на вкладчиках, кредиторах, налогоплательщикам и малом бизнесе.

В такой ситуации Кремль и его финансовые «бароны» едва ли будут думать о последствиях своей монетарной политики на Беларусь. Назвались союзником — получайте свою часть издержек и убытков. Как говорят, партнеры должны любить друг друга в радости и печали. Для Беларуси наступает период печали. Союзник даже не поинтересовался, хочет ли его славянский партнер пройти его вместе.


Белорусские тормоза

Действия Кремля поставили белорусские власти перед очень сложным для себя выбором. Он из серии «что в лоб, что по лбу». Нужно срочно менять кредитно-денежную политику, отношение к обменному курсу и к расходам бюджета. Иначе российская воронка затянет нас по самое «не могу». Вот в чем суть дилеммы для Лукашенко.

На 1 января 2014 г. курс нашей национальной валюты был 1RUR = Br290. 6 ноября 2014 г. курс составил 1RUR = Br241,5. С начала года белорусский рубль подорожал на 17%. Если же брать с пикового значения конца июня (1RUR = Br303,5), то российская валюта по отношению к белорусской подешевела более чем на 20%.

На 1 января 2014 г. курс RUR-рубля к доллару был $1 = RUR32,56, 1евро = 45RUR. Российские власти девальвировали свой рубль по отношению к доллару более чем на 38%, к евро — на 24,4%. Для сравнения, девальвация Br-рубля к доллару с начала года по 6 ноября 2014 г. составил 12,6%, к евро — на 2,4%. Беларусь сильно отстает от России по темпам девальвации.

Решение Центробанка России открывает новые возможности для валютной интервенции. Они на руку тем структурам, которые имеют валютную выручку и большие затраты в рублях. Вполне вероятно, что опускание курса RUR-рубля пролоббировали, в том числе, нефтяники и «Газпром».

За первые восемь месяцев 2014 г. доля России в белорусском товарном экспорте составила 41,6%. Доля импорта из России составила 55,1% общего импорта товаров. Несмотря на подписанные соглашения по ЕАЭС, экспорт Беларуси в Россию сократился на 5,7%, импорта — на 3,7%. Сохранение, тем более увеличение девальвационного разрыва между российским и белорусским рублями резко ухудшит условия торговли с Россией для белорусских производителей. Дальнейшая потеря ценовой конкурентоспособности грозит сокращением экспорта в Россию на 8-10% в этом году и на 10-15% в следующем.

И это еще далеко не все проблемы. Удешевление RUR-рубля расширяет возможности для российских компаний на белорусском рынке. Поскольку формально торговых барьеров между нашими странами быть не должно, то ничто не мешает российскому бизнесу увеличить свое присутствие на белорусском товарном рынке.

Российские товары по отношению к белорусским могут подешеветь даже на 20-30%. Это будет очень серьезное испытание потребительской идеи наших властей «Покупайте белорусское».

В условиях «заморозки» зарплат, повышения тарифов на ЖКУ и общественный транспорт, увеличения ставок налогов белорусские производители получат сдвоенный удар под дых. Значительно сложнее будет дышать не только на внешних, но и на внутреннем рынке. При неизменности курсовой политики потери белорусских производителей товаров и нефинансовых услуг в 2015 году могут составить 7-10% выручки 2014 года.

Такие потери будут сопровождаться резким ухудшением финансового положения предприятий, ростом долгов и неплатежей. Численность «лишней» рабочей силы тоже увеличится.

Такова цена первого варианта поведения белорусских властей. Его суть — плавная девальвация со значительным отставанием от России, рост налоговой нагрузки и сохранение инвестиционных приоритетов последних лет. За такой вариант выступает белорусское финансовое лобби, а также те консультанты Лукашенко, которые опасаются роста недовольства населения накануне президентских выборов: «Если мы ускорим девальвацию, то мы можем спугнуть вкладчиков. Они начнут отказываться от Br-рубля и вообще забирать деньги из банков. И еще в таком сценарии даже $500 зарплата будет трудно достижимой».

Суть второго варианта действий белорусских властей озвучил первый вице-премьер Владимир Семашко: делать девальвацию Br-рубля с небольшим опережением российского, чтобы поддержать экспортеров и отечественных производителей на внутреннем рынке.

На таком поведении настаивают промышленники, аграрное лобби и все те, кто имеет кредиты (долги) в Br-рублях. Понятное дело, что девальвация в таком сценарии будет иметь лишь краткосрочный эффект, но «красные» директора прессуют Нацбанк/Совмин сделать хотя бы это. Иначе промышленный стопор может запустить разрушительную финансовую и социальную спираль.

Семашко предлагает пожертвовать обещанием 600-долларовой валютной зарплаты и административными методами не выпускать деньги населения из банковской системы.

Политика опережающей девальвации дала бы выход к концу 2014 года на курс Br13000-14000, а в следующем — на Br17500-18000. В таком сценарии долларовый эквивалент средней зарплаты в Беларуси к концу 2014 г. был бы $470-500, а к президентским выборам — $400-450. Резко выросли бы платежи по обслуживанию внешнего долга, что само по себе крайне непопулярно, поскольку в 2015 году приходится пик выплат.

Такие цифры и логика развития ситуации, несомненно, пугает руководство страны. Лукашенко должен выбрать, на кого списать груз совершенных ошибок. Обычно козлом отпущения является население, но в 2015 году оно одновременно должно выполнить функцию электората. Не то, чтобы это было большой проблемой для нынешней избирательной системы, но неприятные сюрпризы явно могут появиться.

Поэтому на ближайшие 12 месяцев, до президентских выборов, Александр Лукашенко, скорее всего, будет пытаться вырулить за счет промышленности, сельского хозяйства, торговли и малого бизнеса. Будут жертвы, бегство капитала, рост числа убыточных предприятий и увольнений.

Для производителей будет горько и обидно, но ведь они сами голосовали за стабильность и за то, чтобы запустить заводы. Учите семантику, товарищи — производители. «Запустить» можно не только в космос, но и под откос.



Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • с 5 ноября Центральный банк России отпустил российский рубль в «свободное плавание» Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/opinion/2014/11/5/ic_articles_410_187478/ === А говорили, что гнить будет доллар США. Только начал загнивать российский рублю в не меньшей мере, чем давно перегнивший беларуский.
  • Молодец, Романчук! Сытый баран может до кончины на вертеле спорить и бодаться с новыми воротами. Но в условиях небольшой и зависимой от привычной халявы РБ грешно игнорировать объективность экономических закономерностей.