Cirque du Soleil. «Здесь россияне, белорусы и украинцы — одна семья»

В самой последней постановке работают два наших соотечественника — акробат Андрей Никитин и актриса Антонина Сацура.

Cirque du Soleil — это чудо, свидетелями которого уже стали более 160 миллионов зрителей по всему миру. Представления идут одновременно на пяти континентах, и каждое из двух десятков шоу — это невероятное сочетание циркового искусства, авторской музыки, театра, хореографии и дизайнерского мастерства.

В штате «Цирка Солнца» более четырех тысяч человек. Особенно радует, что среди артистов есть немало белорусов. К примеру, в самой последней постановке Kurios (на русский язык название переводится как «Кунсткамера») работают два наших соотечественника — акробат Андрей Никитин и актриса Антонина Сацура.

Корреспонденту Naviny.by удалось встретиться с ними во время гастролей шоу в Вашингтоне.

 

«Меня звали два года»

В отличие от многих других артистов цирка, которые продолжают семейную традицию, Андрей Никитин ни к одной из цирковых династий не принадлежит. Его родители всю жизнь проработали на заводе: отец — инженер, мать — машинистка. На манеж Андрея привело увлечение акробатикой, которой он занимался с семи лет.

— Мы были два брата-акробата. Только вот младший — Сергей — всерьез увлекся спортивной дисциплиной, к 16 годам получил звание мастера спорта международного класса. А я занимался в свое удовольствие, особых результатов не демонстрировал и на какое-то время даже ушел из акробатики в борьбу.

Потом была служба в армии, а когда Андрей вернулся, друзья предложили ему поучаствовать в акробатическом номере в Московском цирке Юрия Никулина.

— Сам друг не смог принять это заманчивое предложение, потому что уже собрал команду и репетировал собственный номер под названием «Русская палка», а я был абсолютно свободен. Так и оказался в 1999 году на Цветном бульваре, где проработал десять лет.

В знаменитый Cirque du Soleil Андрей тоже пришел, можно сказать, по знакомству.

— Друг звал меня в труппу Cirque du Soleil, начиная с 2007 года, но я отказывался, потому что не мог подвести своих ребят. Если бы я ушел из Цирка Никулина, то им пришлось бы приостановить контракт на время репетиций с новым участником номера, а нет выступлений — нет денег.

Но два года спустя Андрей обзавелся семьей, взвесил все «за» и «против» и отправился за океан. Правда, не в США, а в Японию.

— Четыре года проработал в токийском стационарном шоу Cirque du Soleil под названием ZED. Все было хорошо, пока в 2011-м не случились землетрясение и цунами. Шоу закрыли, нас эвакуировали. Так я и попал в Америку. Некоторое время работал в Лас-Вегасе на постановке Viva Elvis, а потом меня пригласили на новое шоу Kurios, которое вот уже два года колесит по США.

 

«Здесь все для людей»

Вместе с Андреем по городам Америки ездит и его семья — супруга Вероника и трое детей: старшей дочери уже 10 лет, а сыновьям — 7 и 4 года.

— Поначалу к постоянным разъездам было сложно привыкнуть. Жена любит уют, а тут даже дом по своему вкусу обустроить не можешь — за год мы меняем 5-6 локаций. Конечно, цирк старается сделать жизнь своих артистов максимально комфортной. Например, нашей семье было бы тесновато в гостиничном номере, поэтому нам снимают квартиру. Но все равно, самое тяжелое — это момент отъезда и приезда на новое место: нужно все сложить, а затем разобрать. С другой стороны, мы не обрастаем барахлом, покупаем только то, что действительно нужно, в общем, не страдаем вещизмом. Одежду, из которой дети выросли, отдаем коллегам, у которых растут наследники, или жертвуем на благотворительность. И еще из плюсов: мы видим разные города, знакомимся с новыми людьми, расширяем кругозор — это же здорово!

— А как же дети? Им ведь надо учиться…

— До недавнего времени они ходили в мобильную школу — под эти нужды Cirque du Soleil выделяет трейлер и нанимает педагогов. Также мы имеем право отдавать своих детей учиться в обычные начальные классы. Но мы с женой решили, что все-таки основу знаний нужно закладывать в нашей школе, она более фундаментальная, чем американская. Поэтому сейчас я в США остался один — стартовал учебный год, и супруга увезла детей на родину.

Подход к образованию — не единственное, чем разнятся наши страны. Перечисляя отличия, Андрей загибает пальцы:

— В Америке все для людей. Хочешь себя реализовать — работай и добьешься того, о чем мечтаешь. Нужен кредит — получишь его, да еще под такие низкие проценты, что белорусам и не снились. Тут все подчинено правилам, если что-то происходит — действуют по протоколу, в то время как у нас на родине руководствуются смекалкой. Хорошо это или плохо — даже не знаю. А вот к искусственным улыбкам американцев я до сих пор так и не привык. Ну нет в этом искренности! Вот я с вами разговариваю, и у меня легко, светло на душе делается. А американец улыбается тебе, говорит, что у него все хорошо, а отвернулся — и сразу сник. Это как-то неправильно.

 

«Политических споров в коллективе Cirque du Soleil нет»

Разность менталитетов, однако, не помешала Андрею влиться в интернациональный коллектив, который объединил артистов со всего мира. Впрочем, более половины из них говорят по-русски. Наряду с уроженцами Тайваня, Австралии, Испании, Польши, Монголии, Канады, Греции, Аргентины, Колумбии, Франции, Великобритании и США в шоу участвуют артисты из Беларуси, России, Украины и Казахстана.

— Это единственное шоу Cirque du Soleil, в котором так много «наших» людей. Так совпало. И мы чувствуем себя одной большой семьей. Никакие политические распри между странами не способны испортить наши отношения. Конечно, мы обсуждаем то, что происходит, например, в России и Украине, но что мы можем сделать для улучшения ситуации? Пожалуй, только на собственном примере показать, что мы были и остаемся друзьями.

— И все-таки, как считаете, почему в Cirque du Soleil так много представителей из стран бывшего Союза? Неужели здесь — в США или Канаде — нет высококлассных специалистов?

— Они есть, безусловно. Но в СССР была очень сильная школа акробатики. И ее наследие сохранилось до сих пор — наша команда тому подтверждение: 5 украинцев, 4 россиянина, 2 казаха, ну, и я — белорус.

Стоит заметить, что один из создателей шоу Kurios также родом из Беларуси. Витебчанин Борис Верховский тренировал национальную сборную по акробатике Советского Союза. В 1978-м эмигрировал в Канаду и продолжил заниматься любимым делом, и вот уже более 20 лет сотрудничает с Cirque du Soleil. Шоу Кurios — дело, в том числе, и его рук.

 

«Иногда американские зрители нас не понимают»

То, что в труппе Kurios так много русскоязычных артистов, не могло не отразиться на самом шоу. Американской публике остается только догадываться, о чем говорят герои, например, в сцене за столом, который буквально через несколько мгновений превратится в параллельный мир: «Господа! Перепела! Прошу садиться!». Мы поинтересовались, как так получилось?

— Все вышло само собой. Режиссер задал общее направление, концепцию. Во время репетиций артисты начали вживаться в роль, произносить тосты по-русски, и это так понравилось авторам, что решено было оставить, как есть. Мы каждый раз импровизируем. Например, если грядут праздники, то поздравляем публику со знаменательной датой. И зрителям приятно, и нам нескучно.

Сравнивая западную и восточную цирковые традиции, Андрей говорит, что в Cirque du Soleil чувствует себя лучше, чем на Цветном бульваре. И на то есть несколько причин:

— Cirque du Soleil — это шоу, где все элементы связаны между собой общей концепцией. Например, Kurios — это сон профессора, который мечтает попасть в параллельную реальность. И попадает! На его часах проходит всего две минуты, а перед зрителем — двухчасовое представление, наполненное диковинными персонажами и захватывающими трюками. В то же время, тот цирк, который мы с вами знаем с детства — это отдельные номера, во время которых артист показывает максимум того, на что он способен. Поэтому оба цирка прекрасны.

Но здесь нам позволяют и зарабатывать, и развиваться, и осваивать новые специальности — можно взять актерские классы, попробовать себя не только в акробатическом номере, но и в характерной роли. Этот опыт пригодится мне в будущем. Конечно, я буду заниматься акробатикой, пока могу — мне это очень нравится, но рано или поздно годы возьмут свое, и придется менять акробатику на какую-то другую цирковую профессию, скорее всего, актерскую.

 

«Я мечтала о цирке с детства»

Еще одна белоруска, работающая в шоу Kurios, собственным примером подтверждает слова коллеги-акробата: для цирка не важен твой возраст, рост и вес, главное — найти свое призвание.

Антонина Сацура — самая маленькая женщина во всей Беларуси и входит в десятку наиболее миниатюрных людей в мире. Ее рост — всего 106 сантиметров. Но этот факт не помешал актрисе сделать свою героиню, Мини Лили, одним из самых заметных персонажей на манеже Cirque du Soleil.

— Мини Лили — это душа, внутренний мир Мистера Микрокосмоса. Она тонкая, ранимая, поэтичная и артистичная. Я в жизни точно такая же. И меня очень задевает, когда окружающие называют таких людей, как я, лилипутами. Это слово преследует нас с детства. Поэтому, когда режиссер увидел, что мне неприятно имя моей героини (а ее должны были звать Госпожа Лилипутка), то сказал: «Можете выбрать имя самостоятельно. Какое вам нравится?». И я назвала свой персонаж Мини Лили. Мини — потому что она очень маленькая. А Лили — это сокращение от «лилипут», но при этом очень нежное, красивое и необидное.

Антонина Сацура отдала цирку 26 лет. А впервые на манеж ее привел случай. Руководителю иллюзионного шоу девушку порекомендовали ее друзья из цирка лилипутов «Сияние маленьких звезд». Оказалось, заслуженный артист СССР Юрий Авьерино давно искал ассистентку маленького роста для исполнения магических трюков.

— Это было так неожиданно, никак не могла поверить, что я теперь уже не бухгалтер, а артистка! Ведь работать в цирке было мечтой с детства, с тех пор, как мама привезла меня, пятилетнюю, в Москву на обследование и отвела в Цирк Юрия Никулина. Став старше, я выписывала журнал «Советская эстрада и цирк». Одну из обложек, с фотографией Юрия Авьерино и его иллюзионным аттракционом, я положила на рабочий стол под стекло.

Визуализация сработала. Всего три дня репетиций и в следующие семь лет Антонина под восторженные аплодисменты исчезает в пространстве, стойко «терпит» распиливание и участвует в других магических превращениях.

В 1987 году артистка переходит в иллюзион Павла Шатковского в Украинском государственном цирке, работу в котором совмещает со съемками в кино — играет эльфов, гномов, детей и даже королеву. В 1998 году Антонину приглашают в итальянский цирк «Мойра Орфей». Но сердце зовет домой, и спустя два с половиной года артистка возвращается в Минск.

— Это был период затишья. Я просто наслаждалась общением со своими любимыми сестрами и племянниками. Однако в конце двухтысячных на меня вышли телевизионщики, начали звать на различные программы, в эфире которых я рассказывала о своей судьбе, делилась жизненным опытом, говорила, как важно не сдаваться, даже если ты инвалид, и не терять надежду. Что нужно всегда полагаться только на себя, а не на государство, уметь вписываться в существующий мир, а не быть оторванным от него.

 

«В США не чувствуешь себя инвалидом»

Антонина не лукавила перед камерами. Она действительно всегда надеется только на собственные силы. Если надо, и линолеум переложит, и за покупками с тележкой сходит. Правда, в США бытовые вопросы решаются проще.

— Здесь, в Америке, люди как будто не замечают того, что я от них отличаюсь — они гостеприимные и доброжелательные. Нет пренебрежения, с которым я иногда встречалась на родине. Даже мой не слишком хороший английский не помеха — я еще только о чем-то подумала, а продавец в магазине уже знает, чего я хочу и ненавязчиво предлагает помощь. А если развернуть карту в незнакомом месте — сразу же подойдут люди и подскажут нужное вам направление. Официант в кафе явится по первому зову, водитель автобуса специально опустит уровень пола, чтобы заходить было удобнее. Тут не чувствуешь себя инвалидом. Только переезды цирка даются мне тяжело — чемоданы выше меня, без посторонней помощи их никак не утащить.

В Cirque du Soleil Антонина попала после одной из телевизионных программ. Видеозапись в соцсетях увидела кастинговая комиссия шоу Kurios и позвала артистку на собеседование.

— Вот так в 2014 году в 59 лет я переступила порог своей новой жизни. Но до сих пор не могу привыкнуть, хотя прошло уже два года. Все равно продолжаю сравнивать с советским цирком. У нас артисты более натуральные, естественные, с обнаженной душой, а тут много вспомогательных атрибутов: яркий макияж или даже маски, оригинальные костюмы, бутафория, песни, танцы. Шоу, одним словом, и очень раскрученный бренд. Можно только представить, что бы было, если бы советский цирк был настолько известен, ведь он сам по себе — фантастика!

Публике театральность «Цирка Солнца», конечно, нравится. Но моя героиня выходит на сцену с минимумом грима, я перевоплощаюсь в нее, беру только эмоциями, актерским мастерством и артистичностью. В сцене, где разговариваю по телефону, я представляю, будто общаюсь со своей давней подругой Надей. «Надежда» в данном случае — не только имя, но и то, что помогает нам двигаться вперед. Говорю по-русски, с вкраплениями французского, итальянского и английского, и получается такой сказочный, непонятный язык. Все речи придумала самостоятельно.

 

«На третий год оставаться уже не буду»

Каждые пару месяцев шоу Kurios сворачивает шатры и на 65 фурах везет 2000-тонное оборудование на новое место. Почти неделя требуется на то, чтобы собрать цирковую площадку заново и принять первых зрителей. Если вдруг переезд занимает больше времени, Антонина использует этот момент, чтобы слетать домой, в Минск.

— Очень скучаю по своим родным, по своей собаке — той-терьеру Зизианне. Мы с ней отлично смотримся вместе, всегда вместе путешествуем. Правда, сейчас о моем питомце заботятся родственники, потому что, к сожалению, не все американские отели разрешают размещение с домашними животными, а цирк не может подстраиваться только под меня. Я думала, что буду работать в шоу Kurios только год. Так сразу и говорила организаторам. В итоге, получилось два. Но я твердо решила: отыграю представления в Нью-Йорке и Майами и вернусь в Беларусь.

 

Вашингтон

Фото автора, пресс-службы Cirque du Soleil и из личных архивов Андрея Никитина и Антонины Сацуры




Оставьте комментарий (0)