Максим Субботкин приговорен к пяти годам лишения свободы

Бывший директор главного хоккейного клуба Беларуси находится под стражей с 20 июля 2015 года.

Бывший генеральный директор ЗАО «Хоккейный клуб «Динамо-Минск» Максим Субботкин приговорен к пяти годам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и запретом занимать руководящие должности в течение пяти лет.

Такое наказание Субботкину назначил суд Первомайского района Минска. Приговор 18 октября зачитал судья Дмитрий Цыкал.

 

Субботкин обвинялся в злоупотреблении служебными полномочиями (ч. 3 ст. 424 УК), превышении служебных полномочий (ч. 3 ст. 426 УК). Суд снял обвинения в хищении путем злоупотребления служебными полномочиями (ч. 4 ст. 210 УК) и заменил их на «служебную халатность» (ст. 428).

 

 

Во время дачи показаний в суде Субботкин заявлял, что признает причиненный своими действиями ущерб клубу и готов отвечать за допущенные управленческие ошибки, которые касаются вопросов создания ЗАО «Маркетинг — ХК «Динамо-Минск», оплаты труда во время чемпионата мира по хоккею в Минске в мае 2014 года своего приятеля Максима Цынгалёва (получил 20 тыс. долларов за участие в двухчасовых переговорах), а также бизнес-отношений клуба и «Маркетинга» и перевода договоров на рекламу с клуба в это дочернее предприятие.

При этом Субботкин утверждал, что ошибки были совершены без корыстного умысла, «ни копейки из клуба для себя лично не брал». Весь причиненный ущерб возмещен.

В то же время обвиняемый отрицает вменяемое ему хищение денег у «Динамо». Здесь обвинение строится на показаниях Владимира Бережкова — бывшего генерального менеджера клуба. Именно он заявил на следствии, что передавал Субботкину деньги, которые снимал с карточки устроенного им на работу в «Динамо» в качестве специалиста по детско-юношескому спорту своего приятеля Леонида Сагындыкова. Тот якобы работал в клубе бесплатно, а все начисленные ему деньги получал гендиректор. Таким образом Субботкин якобы получил более 1 млрд неденоминированных рублей.

В суде Субботкин заявил, что помилованный президентом Бережков его оболгал.

«Конечно, я рисковал. Порой принимал авантюрные решения. Признаю, что нарушил закон, но никогда ни одной копейки клуба мне в карман не упало. Признаю, что пересек красную черту, — сказал Субботкин в последнем слове 7 октября. — Я признаю свою ответственность, но, как другие, не прячусь за чужие спины. Я хочу работать, приносить пользу государству, спорту. Я не представляю социальной опасности ни для кого».

7 октября гособвинитель Александр Андреев попросил суд приговорить Субботкина по совокупности составов преступлений к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества и запретом занимать должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных и организационно-распорядительных функций сроком на пять лет.

Адвокаты обвиняемого Дмитрий Горячко и Владимир Пташник просили суд назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Что касается эпизода о якобы имевшем место хищении денег, то, считают адвокаты, «Субботкина вместе с Бережковым вообще надо оправдать».

 

Адвокат Дмитрий Горячко и гособвинитель Александр Андреев

судья Дмитрий Цыкал

 

Адвокат Владимир Пташник, выступая в прениях, поставил ряд вопросов: в хищении чьих более 1 млрд рублей обвиняют Субботкина — клуба или Сагындыкова? Почему Бережков компенсировал ущерб, если деньги якобы передавались Субботкину? Почему Субботкин сам не пользовался карточкой Сагындыкова? Куда Субботкин потратил такие большие деньги?

Адвокат обращал внимание на то, что покупки с использованием этой карточки совершал Бережков. «В деле кроме противоречивых показаний Бережкова нет доказательств того, что Субботкин получал деньги»,— заявил Пташник. Горячко, в свою очередь, добавил: нет ни одного доказательства, что Бережков передавал деньги Субботкину.

Максим Субботкин находится под стражей с 20 июля 2015 года. 

 

 

На вопрос журналистов в зале суда, будет ли он обжаловать приговор, Субботкин не ответил. Прямого ответа не последовало и от его супруги Елены. Однако, судя по ее словам, родственники приговор все-таки намерены обжаловать.

Адвокаты Субботкина отказалась общаться с журналистами. Как сообщил дежурный милиционер, пока журналисты общались с гособвинителем, защитники покинули здание суда через дверь для конвоируемых. 

 

Фото Сергея Балая